Как тропить зайцев

Тропление зайцев – одна из увлекательнейших и интереснейших, да к тому же еще и общедоступных зимних охот. Успешной она может быть только тогда, когда производится по пороше, т.е. после выпадения свежего снега. На этой охоте охотник без всяких помощников и собак имеет возможность в полной мере испытать свою наблюдательность, развить сноровку, осторожность и терпение, а также проявить знание повадок зверя.

фото: Олейникова Алексея

фото: Олейникова Алексея

Заяц в течение всего дня находится на лежке и только на ночь выходит пожировать, т. е. на кормежку, поэтому весь его путь от места лежки до жировых мест и от жиров на новую лежку отпечатывается на снегу. Этот след носит у охотников название малика. От умения охотника хорошо распознавать весьма разнообразные следы зайца на снегу в значительной степени зависит успешность охоты по пороше.

ПО ЗАЯЧЬИМ МАЛИКАМ

В тех местах, где встречаются беляки и русаки, очень важно уметь отличать их следы один от другого. У беляка лапы сравнительно шире и круглее, пальцы раздвинуты довольно широко, а потому и след лап беляка на снегу будет почти круглым. У русака, напротив, лапа сравнительно уже, пальцы поставлены близко один к другому, а потому и дает более вытянутый овальный след. В сомнительных случаях может помочь рассматривание часто встречаемого на малике заячьего помёта. У русака он имеет форму слегка вытянутого шарика величиной с лесной орех, а помет беляка представляется сплюснутым шариком светлой окраски.

Встав с наступлением темноты лежки, заяц направляется к месту жировки своим обычным аллюром – недлинными, ровными прыжками, оставляя на снегу так называемые концевые следы. На месте жировки заяц передвигается не спеша, оставляя на снегу жировые следы, отличающиеся от концевых тем, что отпечатки лап зайца весьма близко отстоят один от другого, и отдельные следы почти сливаются. Жировые следы часто чередуются со следами сидящего зайца.

Пожировав, заяц отправляется на лежку, оставляя на снегу все те же концевые следы. Но перед тем как залечь на день, он прибегает к различным хитростям для того, чтобы сбить со следа своих многочисленных преследователей и врагов. Прежде всего, начинает петлять, т. е. закруглять свой путь, делая полный круг более или менее правильного очертания и пересекая вновь свой старый след. Петли эти бывают иногда довольно большой длины. Не ограничиваясь одними петлями, заяц вслед за этим обычно сдваивает или даже страивает (делает «двойку» или «тройку», как говорят охотники) свой след, т. е. дважды или трижды проходит одним и тем же следом.

При этом заяц так аккуратно ставит свои лапы след на след, что нужно иметь очень наметанный и острый глаз, чтобы сразу это приметить. Длина «двоек» очень непостоянна и колеблется от пяти до полутораста шагов. Длина же «тройки» обычно гораздо короче. «Двойка», как правило, заканчивается скидкой (сметкой) – огромным прыжком в сторону, делаемым почти под прямым углом к первоначальной линии следа. Число скидочных прыжков обычно колеблется от одного до четырех, после чего заяц переходит опять на свой обычный аллюр.

В большинстве случаев заяц не ограничивается только одной «тройкой» или «двойкой» с последующей скидкой, но делает несколько двоек подряд, каждый раз обрывая след скидочным прыжком. В большинстве же случаев русак делает не больше двух-трех «двоек» подряд, хотя иногда число их достигает семи-восьми. После «тройки» заяц почти никогда не скидывается в сторону, а продолжает идти, и часто еще довольно долго, в прежнем направлении. Вообще можно сказать, что насколько петли и «двойки» служат верным признаком того, что заяц близок к лежке, настолько «тройка» не дает в этом почти никакой уверенности.

Наевшись досыта, заяц иногда – особенно в светлую, лунную и морозную ночь – не прочь и немного порезвиться, и поиграть, бегая по жирам взад и вперед. В этом случае, наряду с обычными концевыми следами, можно увидеть на снегу и так называемые гонные следы, которые дает внезапно согнанный с лежки или иным путем крепко испуганный, стремительно несущийся заяц.

Побегав вволю, заяц снова принимается за жировку или же сразу направляется к лежке, оставляя на снегу опять-таки те же концевые следы. После одной-двух петель заяц обычно сдваивает свой след, скидывается с него в сторону, затем делает опять «двойку», опять скидывается и, пройдя еще немного обычным аллюром, вскоре залегает. Следует иметь в виду, что часто петли зайца бывают не перед «двойками», а после них, что иногда заяц не скидывается с «двойки», а уходит своим обычным аллюром и т. д., так что общего, неизменного для всех зайцев чередования приемов, направленных к тому, чтобы сбить со следа преследователей, установить нельзя.

 

фото: Мухамедшина Рафаэля

В начале зимы зайцы – и русаки, и беляки – жируют главным образом на озимях, оставляя на зеленях и около них многочисленные малики. Позднее, когда выпадает глубокий снег и раскапывание его для того, чтобы добраться до вкусных озимей, станет для зайцев затруднительным, беляки перекочевывают в лес, к лесным покосам, где и кормятся сеном, корой деревьев, прутьями и т. д., а русаки – к гумнам, огородам, садам или пригоркам, с которых снег постоянно сдувается ветром. В позднюю зимнюю пору охота по пороше может, в большинстве случаев, производиться только по русакам.

Беляк при глубоком снеге держится исключительно в лесу, где разобраться в его всегда путанных следах чрезвычайно трудно, а подойти к зайцу на выстрел и увидеть его на лежке или на бегу сквозь заваленную снегом чащу подлеска просто невозможно. Да и вообще охота на беляков по пороше менее интересна и добычлива, чем охота на русаков, так как малик русака значительно более правилен и постоянен, да и сами эти зайцы держатся, жируют и залегают главным образом в сравнительной близости к жилью и по открытым местам.

Найдя заячий малик, необходимо, прежде всего, определить направление, по которому пошел заяц, чтобы идти в дальнейшем в след, а не в пяту зверю.

Идти вслед зайцу нужно не самым следом, чтобы его не затаптывать, а несколько в стороне. Если малик приведет охотника к месту жировки зайца, следует, во избежание потери дорогого в короткий зимний день времени, не пытаться разобраться в обычно сильно запутанных и переплетающихся между собой жировых следах, а обойти их кругом вплоть до выходного следа зайца с жировых мест. В большинстве случаев этот след приведет охотника либо на новые жировые места – и тогда следует повторить тот же прием, – либо к петлям и «двойкам» зайца, определенно указывающим на то, что лежка его находится где-то поблизости.

Встреченную петлю всегда нужно выкружить, как бы велика она ни была. В противном случае охотник часто будет менять след преследуемого зайца, уже близкого к лежке, на след другого, пересекший первый и ошибочно принятый за заячью петлю. Только в случае, когда нет совершенно никаких сомнений в том, что пересекающий след принадлежит тому же зайцу, по следу которого идет охотник, нужно, не теряя времени на выкруживание петли, свернуть новым следом.

Однако подобного рода уверенность по плечу только опытному охотнику и лишь при условии, если угодья бедны зайцами. Обычно вслед за первой петлей вскоре следует и вторая. Это еще в большей степени свидетельствует о близости лежки зайца. Со второй и последующими петлями зайца следует поступать так же, как и с первой, т. е. выкруживать их.

ЛЁЖКА

После петель обычно следуют «двойки», а иногда и «тройки» зайца. В огромном большинстве случаев, скинувшись после «двойки», заяц залегает где-нибудь совсем невдалеке. Тут уж не надо спешить, а наоборот, приготовившись к выстрелу, внимательно осмотреться по сторонам, не обходя вниманием ни одного кустика, снежного намета, межи, камня и иной неровности на снежной пелене, около которых так любят залегать русаки. В лесу, конечно, следует обращать внимание на несколько иные места – низкие елочки, кусты, сугробы, наметы у корней деревьев и т. п.

Иногда удается рассмотреть зайца-русака прямо на лежке и даже добыть его лежащим. С беляком это бывает чрезвычайно редко. Заметив, где лежит заяц – если лежка находится невдалеке, – надо, не теряя времени, направляться к нему и, когда он вскочит, – стрелять. Если же лежка находится далеко, следует идти не прямо по направлению к зайцу, а несколько стороной и, только приблизившись к зайцу на верный выстрел, сворачивать к нему напрямик. Подходя к зайцу, не следует все время пристально в него вглядываться, так как это способствует преждевременному вскакиванию зверя. На сравнительно открытых местах заяц в большинстве случаев ложится головой против ветра и поэтому подходить к нему надо также против ветра.

В том случае, когда с «двойки» точно определить место, где залег заяц, не удалось, нужно, оставив в стороне скидочные следы, осторожно и тихо обходить кругом, имея ружье наготове и помня, что взбуженный заяц часто вскакивает с лежки совсем неожиданно для охотника и идет во весь мах. При мягкой погоде и глубоком снеге заяц обычно лежит очень крепко, и его не скоро удается поднять даже тогда, когда проходишь рядом с лежкой. Поэтому, сделав один круг и не подняв зайца и в то же время, не обнаружив его выходного из круга следа, нужно идти еще раз, но кругом меньшего диаметра и т. д.

Место заячьей лежки заметно издали или по горке снега, которую набросал зверек, вырывая себе ямку, или по темному отверстию норы. Но надо иметь в виду, что некоторые зайцы чрезвычайно разборчивы в выборе своей лежки и прежде чем облюбовать под нее какое-нибудь местечко и расположиться на отдых, роются во многих местах.

 

фото: Кочеткова Дмитрия

Если снег неглубокий, русаки чаще всего ложатся на взметах, а также среди кустарника, разбросанного по полю. При глубоком снеге лежки русаков чаще всего бывают у снежных наносов по рытвинам, водомоинам, лощинам, оврагам, кустикам среди полей, около поленниц дров, заборов, изгородей, гумен, сараев и т. д. Беляк при глубоком снеге ложится почти всегда в крепких местах леса и лишь изредка у стогов лесных покосов, а ранней зимой – по кустам около озимей.

Нередко заячий малик пересекается с наезженными дорогами. В этом случае заяц очень редко пересекает дорогу прямо, а, наоборот, выбравшись на нее, некоторое время идет по ней в ту или другую сторону и только затем, сделав «двойку», скидывается в сторону и продолжает свой путь. Охотник должен, прежде всего, выяснить, в какую сторону по дороге пошел зверек. При наличии некоторого опыта, достаточно острого зрения и внимательности это обычно удается после тщательного осмотра дороги.

След зайца на укатанном снегу дороги, разумеется, совсем не похож на обычный, т. е. на рыхлом снегу. Заяц в этом случае будет оставлять только следы своих когтей, заметить которые много труднее. Если следы на дороге обнаружить не удается, то необходимо пройти по дороге шагов триста-четыреста в одну сторону, внимательно осматриваясь по сторонам, нет ли где скидочных или обыкновенных следов зайца, а затем – в случае неудачи – и в другую.

Нередко заяц, в особенности беляк, скидывается на следы других зайцев. Разобраться в этой и во многих других хитростях зайца по плечу только опытному следопыту-охотнику.

Владислав Окунь 12 февраля 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Роман Рыбин офлайн
    #1  12 февраля 2014 в 21:33

    МногоУважаемый автор! Зачем, скажите, копировать и перецитировать всем известные вещи? Вышеизложенная Вами информация где только уже не печаталась, всё это давно шаблонные фразы и советы. Опишите лучше реально произошедший с Вами, или со знакомыми Вам охотниками случай на охоте - сие будет гораздо интереснее и полезнее, потому как - наглядный пример. С уважением.

    Ответить
  • -1
    Сергей Ковалевский офлайн
    #2  12 февраля 2014 в 21:54
    Роман Рыбин
    МногоУважаемый автор! Зачем, скажите, копировать и перецитировать всем известные вещи? Вышеизложенная Вами информация где только уже не печаталась, всё это давно шаблонные фразы и советы. Опишите лучше реально произошедший с Вами, или со знакомыми Вам охотниками случай на охоте - сие будет гораздо интереснее и полезнее, потому как - наглядный пример. С уважением.

    Роман, зачем Вы так? У автора есть целая книга об охоте на зайцев:

    ОКУНЬ Владислав Андреевич
    Родился в 1929 году на Украине в семье сельских учителей. По окончании радиотехнического факультета Московского энергетического института (1952) работал в областной радиоэлектроники в Московском НИИ, затем в Пензенском. Был заядлым рыболовом, но вскоре переключился на охоту. Вернувшись в 1970 году в Москву, стал активным членом двух военных обществ и общества «Динамо», участвовал во многих охотничьих поездках по стране — от Белого моря до Командорских островов (Европейский север, Каспий, Казахстан, Саяны, дельта Селенги, Камчатка). Охотился с ирландским сеттером. Кандидат технических наук, полковник в отставке, автор нескольких изобретений и многих научных статей в области радиоэлектроники. Были его заметки в журналах «Охотник» и «Охота и охотничье хозяйство». Автор книг «Мои друзья охотники» и «Охота на зайцев» (М., изд-во «Эра», 1999, 2002 гг.). Подготовил книгу о промысле куницы (рукопись, в изд-ве «Эра»). Член Союза журналистов России (2004).

    Ответить
  • -1
    Роман Рыбин офлайн
    #3  12 февраля 2014 в 22:20
    Сергей Ковалевский
    Роман, зачем Вы так? У автора есть целая книга об охоте на зайцев:

    ОКУНЬ Владислав Андреевич
    Родился в 1929 году на Украине в семье сельских учителей. По окончании радиотехнического факультета Московского энергетического института (1952) работал в областной радиоэлектроники в Московском НИИ, затем в Пензенском. Был заядлым рыболовом, но вскоре переключился на охоту. Вернувшись в 1970 году в Москву, стал активным членом двух военных обществ и общества «Динамо», участвовал во многих охотничьих поездках по стране — от Белого моря до Командорских островов (Европейский север, Каспий, Казахстан, Саяны, дельта Селенги, Камчатка). Охотился с ирландским сеттером. Кандидат технических наук, полковник в отставке, автор нескольких изобретений и многих научных статей в области радиоэлектроники. Были его заметки в журналах «Охотник» и «Охота и охотничье хозяйство». Автор книг «Мои друзья охотники» и «Охота на зайцев» (М., изд-во «Эра», 1999, 2002 гг.). Подготовил книгу о промысле куницы (рукопись, в изд-ве «Эра»). Член Союза журналистов России (2004).

    Я обращался к человеку, опубликовавшему выщеизложенную статью. Сомневаюсь, что это лично сам Владислав Андреевич, с его книгами я знаком, (давно загрузил их себе в электронную библиотеку), поэтому и оставил свой комментарий.

    Ответить
  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #4  13 февраля 2014 в 14:21
    Роман Рыбин
    МногоУважаемый автор! Зачем, скажите, копировать и перецитировать всем известные вещи? Вышеизложенная Вами информация где только уже не печаталась, всё это давно шаблонные фразы и советы. Опишите лучше реально произошедший с Вами, или со знакомыми Вам охотниками случай на охоте - сие будет гораздо интереснее и полезнее, потому как - наглядный пример. С уважением.

    Я бы, на месте автора, убрал бы для "новизны" изложения слово "гумно", где они его только находят-то.

    Ответить
  • -2
    Серега Кашин офлайн
    #5  7 января 2015 в 20:51

    Я несомненно согласен с романом,ничего нового а тем более поучительного я в выше изложенном не нашел.такое чувство что автор совершенно далек от охоты или видел ее только в книжках,на деле все на половину иначе....

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑