Заячья судьба

Недавно, перебирая свой охотничий фотоархив (его начинал мой отец еще в тридцатых годах прошлого века), я наткнулся на фотоснимок с группой охотников 240 коллектива Военно-охотничьего общества. Это была охота на зайца под Ростовом-на-Дону в 1958 году. Сразу вспомнилась эта занимательная история, да и другие случаи, происходившие на такой охоте со мной и моими товарищами.

фото: Fotolia.com

фото: Fotolia.com

Мы выехали на автобусе в район села Генеральское погонять русака с подхода, без собак. Компания собралась человек пятнадцать, все бывалые и опытные охотники, люди в годах, военные отставники. Из молодых отец пригласил только меня.

Цепь стрелков в виде полуподковы не спеша прочесывала озимье, пахоту, скошенное жнивье, лесопосадки и поросшие бурьяном и кустарником овражки. Было довольно холодное начало ноября, что для тех мест редкость.

Обычно охота на русака бывала удачной. Но не в тот день. Ни одного не подняли и даже не видели. Несколько раз переезжали с места на место. Результат нулевой, а натопались под самую завязку. Сменив очередную стоянку, решили напоследок проверить еще одно поле между двумя лесополосами.

Цепь охотников растянулась метров на 800 и медленно двинулась в последний заход. День не солнечный, но вся степь как бы подсвечивалась, и видимость была прекрасная. Мы с отцом и его приятелем шли крайними на левом фланге цепи. Поднятого на самом конце правого фланга русака мы не увидели, зато четко услышали дуплет (к этому надо добавить, что у всех охотников были только двуствольные ружья, автоматы в то время были редкостью). Затем гремит второй дуплет, за ним третий, и пошло...

После шестого или седьмого мы наконец увидели зайца. По ровной, словно тарелка, степи он мчал с правого фланга на левый вдоль цепи охотников, не сворачивая. Расстояние до стрелявших было метров 35–40. Мне довольно часто приходилось наблюдать бегущего зайца, но, скажу вам, такого я не видел ни до, ни после. Прижав уши к спине, он не бежал, а летел так, что не было видно ног, с каждым выстрелом все прибавляя и прибавляя. Это надо было видеть.

Очередной в цепи охотник вскидывает ружье, следует дуплет, а заяц пролетает. Следующий прикладывается, дуплет – заяц, как заговоренный, мчит дальше.

Отец мой практически никогда не сквернословил, но в этот момент не выдержал, видя такое, и прошелся крепким словцом по неудачливым стрелкам. Но тут же сам отдуплетил и промазал. Я уже держал приклад ружья в плече и вроде бы повел, и вроде не дернул, но, как уже можно догадаться, – бац-бац! – и... мимо. Слева от меня был небольшой овражек, в который и нырнул беглец. Вылетев на другой стороне ложбинки, он успешно преодолел и приятеля отца, стоявшего последним в цепочке. Выстрелы, заяц мчится дальше и скрывается в лесопосадке.

Сошлись горе-охотники, погутарили с матерком, покурили и посмеялись над своей стрельбой. Да, бывало, мазали. Но чтобы «провезли» все, такого не помнил никто. И потянули через лесок к автобусу, где всех ждал сюрприз. Наш водитель стоял у автобуса с ружьем, которое всегда брал с собой, а у его ног лежал... тот заяц. Как же так произошло?

Шофер сидел в кабине, а услышав нашу канонаду, взял ружье и вышел наружу. Вдруг из лесополосы появился заяц и легкими прыжочками, почти пешком, направился в сторону дороги, где стоял наш автобус. Водителя заяц видеть не мог (тот был закрыт автобусом), допрыгал до дороги и присел метрах в двадцати. Это его и сгубило.

Этот исторический трофей вместе с участниками той трагикомедии и запечатлен на снимке. Вот и не верь после этого в звериную судьбу. Заяц, казалось бы, прошел уже все круги ада, а роковой выстрел настиг его, когда покой и свобода были уже почти отвоеваны. Очевидно, у каждого зверя свой предначертанный жизненный путь. И пока он его не прошел – сам черт ему нипочем!

В подтверждение этих слов приведу еще несколько курьезов.

В конце сороковых годов мы с отцом охотились на русаков в Донбассе, под Лисичанском, за рекой Северский Донец, Места для такой охоты там были очень удобные. Степь, небольшие перелески, балочки. Зайца после войны развелось – ой сколько! Засеянные площади были не очень большими, и мы всегда знали, где искать косого, да и охотников в те времена было не так много.

Здесь позволю себе некоторое отступление. В 1947 году батя подарил мне двуствольное ружье «Зимсон» 16-го калибра.

Тогда это был самый популярный калибр. Так вот с этим ружьем я охотился более сорока лет, расстреливая в год семь-восемь сотен патронов. Да и сейчас иногда использую это оружие. Для ходовой охоты оно незаменимое – легкое, прикладистое и с отличным боем. Все это я говорю в качестве совета молодым охотникам. Не спешите обзаводиться автоматическими ружьями. Лучше всего начинать с хорошей двустволки, благо сейчас нет проблем с их приобретением.

Это недорогие ружья, и, самое главное, они намного проще в эксплуатации и уходе. Кроме того, рассчитывая только на два выстрела, охотник приучает себя экономить заряды: стрелять, тщательно целясь, и только по ясно видимой цели.

Но продолжу свой рассказ. Намотали мы за целый день много километров без единого выстрела. Устали, конечно, сильно. Медленно брели в сторону моста через реку. Отец двигался ближе к берегу, вдоль поросшей бурьяном кромки поля, держа ружье стволами вниз. Я шел метрах в десяти правее. Недавно выпавший мокрый снежок позволял нам двигаться совершенно бесшумно. И вдруг батя встал как вкопанный, и, не шелохнувшись, смотрел себе под ноги. Там лежал, прижавшись к земле, проспавший наш подход русак.

 

фото: Моткова Владимира

Стрелять было нельзя, так как концы стволов были в метре от зайца и от него остались бы только уши. И тогда отец ткнул его стволами. Заяц не вскочил, не вспрыгнул, а прямо взлетел метра на три в сторону, да так рванул, что запоздалый дуплет только стеганул мокрый снег на следах умчавшегося счастливчика. А я, даже не вскинув ружье, долго еще смотрел вслед зверьку, чудом избежавшему смерти. И где-то в душе даже радовался этому.

Согласитесь, что стрелять в несчастного в таком положении было бы не по-охотничьи, не по-спортивному. Хотя у кого-то может быть и иная точка зрения. Однако я всегда считал и считаю, что зверю или птице всегда надо давать какой-то шанс, иначе охота превратится в убийство.

А вот курьезы, описанные в очень старом охотничьем журнале. Случаи, прямо скажем, ну очень редкие.

Идет охота с гончими по берегу реки, заросшему тальником. Удачлив заяц – никак не перехватить, хотя собаки держат его. Охотник стоит в кустах на обрывистом краю, а внизу узкая, вдающаяся в реку отмель. А вот и косой выкатил из кустов и мчит по берегу прямо к охотнику. У отмели заяц сел, поднял уши, послушал гон и... медленно пошлепал в воду.

Отойдя метров двадцать, лег, держа наверху голову с плотно прижатыми ушами. Примчавшиеся за ним гончие потеряли след и понеслись дальше. Охотник, зная, что заяц может уйти вплавь, подстрелил его прямо на лежке в реке. Вот тебе злой рок: ушел уже косой от гончих и хитро спрятался, но судьбу (охотник-то все видел) не перехитришь – достала его даже под водою.

А вот другой почти анекдотический случай, когда фортуна была благосклонна к косому в критическом положении.

Охотник, слушая гон, ожидал поднятого смычком зайца на узкой тропке, проходящей через очень густой березово-осиновый молодняк – ну прямо зеленый забор с обеих сторон. Гон стал приближаться, и не успел он вскинуть ружье, как на тропу вылетел косой и так ударил его головой в колено, что тот плюхнулся на землю от жуткой боли. Рядом сидел, находящийся в нокдауне заяц, удивленно выкатив глаза и подрагивая ушами, будто спрашивая: «Откуда ты тут взялся?» Но уже в следующий миг косой схватился, каким-то чудом проскочил зеленую гущину и оторвался от преследовавших гончих. Только его и видели.

И еще один, совсем уж редчайший случай.

Во время охоты загоном добыты отличные трофеи. В последнем загоне – всего один выстрел. Сбор участников, и «именинник» с мимикой и жестами рассказал об удаче: пока он выцеливал бегущего на него зайца, на просеке следом появился другой. Оба взяты с одного выстрела.

Шум и поздравления были прерваны загонщиками, нашедшими и третьего, еще трепыхавшегося косого, попавшего под этот же выстрел. Всеобщему восторгу не было конца. Опять судьба – всего один выстрел оказался роковым для трех зайцев. А для охотника, действительно, очень редкий фарт.

Мне рассказывали, что бывали случаи, когда с одного выстрела брали двух зайцев. Таким очевидцем был однажды и я, когда на моих глазах охотник из нашей компании, отойдя на 50 метров от машины, поднял двух косых и положил их одним выстрелом. Сказав о нем, нельзя не вспомнить, что это был блестящий стрелок с удивительным везением.

Истоптав много километров степи под Новочеркасском в течение ряда лет, мы возвращались с охоты с одним зайчиком, бывало и с двумя (довольно часто пустые). А этот тихий, скромный человек всегда был с трофеями, а однажды за одну охоту добыл четырех зайцев, чему я был свидетелем. Но чтобы с одного выстрела трех? Такого не помню. Может, все это байки? Может быть.

Но из собственной многолетней охотничьей практики, из рассказов друзей и других охотников, из охотничьей литературы знаю, что на охоте постоянно происходят такие случаи, которые даже трудно придумать. Они вроде бы и не вписываются в реальную действительность, однако происходят, а вы все больше и больше познаете секреты и тайны, открываемые природой.

Получается так, что охота как бы возвращает людей к их истокам. А что может быть лучше для настоящего отдыха истинного охотника-романтика, которому матушка-природа дорога во всех проявлениях.

Юрий Золотарев 30 января 2014 в 00:00







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑