Морозная история

Как известно, охота на лося относится к облавным охотам, где успех зависит от слаженности действий егерей-загонщиков и стрелков-охотников

 

Охотничья команда на него может включать до пятнадцати человек. Нередко из-за нехватки егерей команде охотников приходится включать в состав загонщиков и своих товарищей. А уж от стрелковой линии, расставленной старшим егерем, требуется строгое соблюдение дисциплины, включая бесшумное пребывание на своем номере, маскировку, стрельбу только в обозначенном егерем секторе, нахождение на номере до команды старшего егеря о прекращении охоты и запрет на стрельбу по любому другому зверю или птице, не являющимся предметом лицензии на данную охоту.

Иногда начальник охотхозяйства разрешает отстрел зверя сверх обозначенного в лицензии, но это только его право. Все вопросы, связанные с проведением предстоящей охоты, охотхозяйство обговаривает со стрелками в период обязательного инструктажа.

В НИКОЛЬСКИЕ МОРОЗЫ

Однажды в декабре наш коллектив получил лицензию на отстрел лося в Угличское охотхозяйство. В Москве стояли Никольские морозы. В вечер отъезда температура достигала двадцати семи градусов. Моя жена заметила, что вот такие охотники и замерзают, вместо того чтобы посидеть дома и дождаться более благоприятной погоды. Да разве охотника остановишь чем-либо, особенно если он наконец-то получил право на участие в облавной охоте?

Знала бы жена, какой мороз ожидал нас в Угличе! Наша команда разместилась в ПАЗе, только что прошедшем капремонт. Похоже, что ремонт на самом деле был лишь от слова «капать», поскольку уже минут через десять в продуваемом через дверь салоне стало так холодно, что все охотники стали заниматься пробежкой на своем месте. Под конец мы не выдержали, развязали рюкзаки и надели на себя все теплое и запасное белье, которое каждый брал для стояния на номерах и других непредвиденных ситуаций.

То ли поздней ночью, то ли ранним утром добрались до гостиницы в Угличе, где для нас заказали номера. Утром направились к автобусу, чтобы ехать к дому начальника охотхозяйства, но наш железный конь не хотел заводиться. Он просто замерз. По наружному термометру у гостиницы мы увидели температуру и не поверили своим глазам. Стоял сорокадвухградусный мороз! Мало того, что из-за качества капремонта нашего автобуса мы в Москве не могли завести его в течение нескольких часов, теперь в условиях такого морозища предстояло вновь биться за сердце машины. Наконец, двигатель заработал, и мы отправились вначале к начальнику, а затем и к двум его егерям, которых нам определили в загонщики и распорядители охоты.

В ОЖИДАНИИ ЛОСЕЙ

Поскольку егерей было мало, пришлось пятерых стрелков отдать им в помощь. Надо сказать, что каждый рвался в загон, чтобы погреться на этой работе, а не мерзнуть в ожидании лося.

 Расставили нас совершенно безалаберно: между охотниками расстояние доходило до двухсот метров, стрелять предлагалось в любую сторону, откуда появится лось. На небе ни облачка. Безжалостные солнечные лучи обжигали морозом. Их тепла практически не ощущалось. Линия стрелков постоянно вздрагивала от треска деревьев, доносившегося со всех сторон. Казалось, что этот звук сопровождает движение зверя. Поэтому охотники то и дело крутили головами в ту или иную сторону, но зверя так и не видели.

Как и следовало ожидать, лосей в загоне не оказалось. Уж на какой кордон ушли, мы не знали, но скорее всего егеря давно не навещали данное место, потому что никаких следов лосей на снегу никто не видел. Кроме того, егеря спутали направление гона и, вначале идя на нас, сменили свой курс так, что пошли параллельно стрелковой линии, но слишком далеко от нее. Поэтому, даже если бы в загоне и был зверь, он скорее всего на людей бы не вышел. Окончив загон и посовещавшись, егеря предложили нам перебираться в другой район, километрах в пяти-шести от прежнего. Пока туда доехали и расставили стрелков, стало потихоньку темнеть. В загон на этот раз отправилась другая группа наших товарищей. И на этот раз ни зверей, ни их следов никто не видел.

 Пот катил по телу и по лбу градом. Наше движение было медленным, но это, в принципе, то, что нужно: если лось находится в данном месте, то он не будет сильно напуган и пойдет на стрелков медленно, позволяя тем хорошо прицелиться. К сожалению, наши мучения оказались напрасными. Тоскливо я проводил глазами налетевшую стаю тетеревов, по которым стрелять было нельзя. День закончился. Мы встретились с начальником охотхозяйства и потребовали заменить егерей и отвезти нас туда, где лоси все же должны быть.

Мы не могли поверить, что егеря не знают, где уж точно должны держаться лоси. Нам предложили попытать еще раз удачи с теми же егерями, но в ином районе, поскольку остальные работали с другой приехавшей командой, также не имевшей успеха в первый день охоты. В гостинице мы обменялись мнениями и решили, что если и с очередного утра лосей не увидим, то едем к начальнику охотхозяйства и не уходим от него, пока он не повезет нас туда, где, по его личному мнению, звери должны быть.

В СПАСИТЕЛЬНОМ ЕЛЬНИКЕ

 Второй день оказался более теплым: термометр показывал всего (!) тридцать девять градусов мороза. После вчерашнего, мы уже не боялись холода. Оказалось, можно охотиться и в сорокоградусную стужу! Утренний загон вновь дал нулевой результат. Тогда мы использовали разработанный вчера план.

 Начальник хозяйства сел в «газик», на котором приехали двое наших товарищей. С ним села пара наиболее удачливых стрелков и мы поехали в ельник, где, по мнению егеря, обязательно должны быть лоси. Он раскрыл нам маленькую тайну: в такие сильные холода зверь старается экономить энергию и очень не любит передвигаться, расходуя тепло на передвижение. Посылая нас в предыдущие дни в места возможной охоты, старший егерь надеялся, что мы обнаружим там зверя, которого в тех местах видели неделю назад до прихода сильных холодов. Значит, зверь переместился. Егеря этого не знали, поскольку им совсем не хотелось отслеживать лесные перемещения лосей в сильные морозы. Дома-то сидеть куда как теплее.

Проехав километров пять от города по укатанной дороге, мы остановились по знаку нашего провожатого. Показав на начинающийся метрах в ста ельник, он сказал: «Вчера здесь видели лосей. Думаю, они здесь и стоят, греясь друг от друга». Мы двое вышли из машины и, не торопясь, пошли по дороге, всматриваясь в лес. Мой старший товарищ шел несколько впереди. Он и увидел лосей первым: «Смотри! – сказал он шепотом, – видишь те высокие сосны? А перед ними в невысоком ельнике – лось». Я увидел лося. Он стоял и смотрел куда-то в сторону.

Мой старший товарищ медленно поднял ружье, чтобы этим движением не спугнуть лося и пошел по дороге прямо. Я – в шаге за ним. До лося оставалось метров семьдесят, когда он повернул голову в нашу сторону. Мой товарищ прицелился и выстрелил. Я выстрелил вслед за ним. Лось постоял немного, а затем упал на колени и после завалился. Когда мы сделали еще несколько шагов, еще два лося метнулись в лес.

Один был особенно крупным. «Эх, дураки мы, – сказал мой товарищ, – ну чтобы нам сделать еще несколько шагов, и тогда бы нам открылись остальные, стоявшие рядом!» – «Да ладно, – ответил я, – во-первых, дураки не мы, а один из нас, а во-вторых, и упавший экземпляр вполне компенсирует наши двухдневные мучения на морозе». Мы отправились за другими егерями, которые, орудуя острыми ножами, минут за пятнадцать так разделали лося, что от него на снегу остались только внутренности. Налетевшие сороки уже ожидали, когда мы уйдем, чтобы начать свое пиршество. Меня просто поразила картина: только что здесь было крупное животное, и вот от него остались лишь рожки да ножки.

ИЗ МОЕГО КУЛИНАРНОГО ОПЫТА

 Завершающий охоту обед под жареные печенку и сердце прошел на ура. Кстати, готов поделиться рецептами приготовления лосятины, хотя я и не специалист в поварском деле. Один из наших охотников готовил ее просто мастерски. Ну, во-первых, о печенке. На нее главное – не жалеть сливочного масла на сковородке. А во-вторых, о самом мясе. Как известно, мясо лося довольно жесткое, и сколько его ни вари, намного мягче оно не становится. На котлеты лосятина вполне годится, особенно если смешать ее со свининой, а вот жарить нужно уметь. Наш «повар» с этим блестяще справлялся.

Он отрезал кусок мякоти, и затем резал ее мелкими частями, но не вдоль волокон, а поперек. Мясо можно заморозить. Лучше это делать до разрезания на мелкие кусочки, в этом случае резать мясо гораздо легче. Затем режется лук, смешивается с мелко нарезанным мясом, все это хорошо проперчить, просолить и уложить в горячую сковородку с растопленным в ней сливочным маслом. Блюдо плотно накрывается крышкой и без перемешивания жарится в течение пятнадцати минут. После этого крышка, наконец, снимается и перед вами – просто вкуснятина. Попробуйте, не пожалеете!

Олег Крымцев 21 ноября 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Сергей Роганов офлайн
    #1  21 ноября 2013 в 23:06

    Знаю охоту на лося загоном и на реву, а вот с подъезда......

    Ответить
  • -2
    Игорь Железников офлайн
    #2  22 ноября 2013 в 00:57

    У нас, кто вбил, тот и разделывает, начинающим помогают добрым советом, как что делать. Сердце берет себе тот кто вбил. Остальное мясо по кучкам, согласно числу участников. Вбивший становится спиной к кучкам мяса. Затем каждый, по очереди, подходит к одной из кучек и спрашивает: - "Кому?" Вбивший отвечает: - "бери себе" (обычно тому кто был в загоне) или называет другого из участников, кто мясо взял отходит, последнюю оставшуюся кучку берет себе. Называют "Делить в слепую". Но в обиде ни кто ни разу не был. Правда такое делаем, когда взяли зверя по светлому, если в сумерках иль по тёмному, то просто делим по бизмену.
    А тут, и шкуру сняли, и разделали, и ,наверно, с поклоном в мешок положили.
    Ну пустые загоны оказались, и что, как говорил мой учитель охотничьего дела Колпачков Константин Иванович, в таких случаях: - "Ничего, пускай растут и размножаются.", а тесть говорит: - "Отрицательный результат, тоже результат." или - "Что такое не везет, и как с этим бороться?". Правда, когда лицензию закрыть не удается до завершения сроков, тогда действительно, как говорил товарищ Саахов: - "Обидно. Клянусь, чесное слово."

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑