Удалась ли весенняя охота?

Природа преподнесла нам этой весной очередной сюрприз. Такого холодного апреля метеорологи не отмечали более 70 лет. Однако этот факт не учли региональные власти, определившие сроки проведения весенней охоты, опираясь на последние годы.

Фото автора

Фото автора

По всей европейской части России начало открытия охотничьего сезона следовало бы отложить на 4–7 дней в зависимости от конкретной ситуации в данном регионе. Это мое глубокое убеждение. Кто-то скажет, что четыре дня погоду не делают. Ан нет! Делают!

Мы с товарищами решили, как обычно, отправиться в Тверскую и Вологодскую области, стараясь расширить рамки такого неудобного для подавляющего большинства охотников 10-дневного периода охоты. Я активный сторонник увеличения этого срока до 14–16 дней. Такой период позволяет в некоторой мере компенсировать ранний или поздний приход весны в соответствующий регион и прилет и пролет пернатых, являющихся предметом весенней охоты.

Снега в лесу и на болотах лежало предостаточно, что утяжеляло нам путь к излюбленным местам охоты на гуся, утку, вальдшнепа и тетерева.

 

НА ТЕТЕРЕВОВ

Изрядно помучившись, пройдя по глубокому снегу к шалашам, мы дождались маленького праздника. Петухи, разбившись на несколько групп, отчаянно чуфыкали, поощряемые присутствием тетерок. Они периодически схватывались, тут же расходились, а затем взлетали на полтора-два метра. На какое-то время ток замирал, а затем продолжался с новой силой.

Первого тетерева я взял ровно в шесть утра, прождав его приближение к шалашу около полутора часов. Тетерки то пролетали над шалашами, то садились в нескольких метрах от них. После выстрела ток разлетелся, но минут через тридцать опять собралось около десятка птиц. Заметно рассвело. Перед самым восходом солнца и минут десять после него «злодействовал» сильный утренник. Пробирало до костей, хотя я и переоделся в теплое и сухое белье после прихода в шалаш.

Где-то без двадцати семь несколько драчунов приблизились ко мне на выстрел, и я стал выцеливать. Вначале хотел выстрелить точно посредине между двумя дерущимися петухами, но все же разум возобладал и, выцелив того, который был левее, ударил по нему. Петух забился на месте и затих. Воздух согревался все больше, и прилетевшие жаворонки устроили веселый любовный хоровод. Две пары взлетали от земли на высоту метров десять, опираясь грудью о партнера и целуясь клювами, затем разлетались и гонялись друг за другом. Пение их лилось как весенний ручеёк.

В очередной раз мы вдвоем отправились уже к другим шалашам, которые находились в полутора километрах от деревни, где мы разместились. Тут охота была гораздо легче. К половине четвертого мы были на месте и стали ждать прилета птиц. Первой прилетела пара белых куропаток, возвещая своими диковатыми криками утро.

Одну мне удалось увидеть совсем близко, но она не задерживалась на месте, быстро перелетая с одного места болотины на другое. Вскоре послышались волнующие звуки сильных тетеревиных крыльев. Токовик начал свою песнь, немного осмотревшись. Мне вначале не было его видно. Лишь с рассветом я обнаружил петуха метрах в восьмидесяти от засидки. К нему подлетела курочка, он тут же затих...

В начале шестого метрах в двадцати от моего шалаша села тетерка и начала квохтать, пытаясь привлечь внимание токовика. Вдалеке по краям большой поляны раздалось чуфыканье еще пары птиц. Токовик был ближе всех, но он не делал попыток сильно приблизиться к «моей» тетерке. Он вдохновенно подскакивал, чуфыкал, но оставался примерно на том же месте. Похоже, он копил силы для новой пассии.

Мне немало довелось поохотиться в шалашах, и почти каждый раз в поведении этих удивительных птиц я обнаруживал что-то новое. Помню, как к кругу из пяти-шести петухов приблизилось несколько курочек. Они выбрали себе кавалеров и пытались отвести их к ближайшему кустику. Избранники вначале следовали за самочками, но затем вдруг вернулись, чтобы додраться. И лишь после повторных подходов к ним самок, петухи становились галантными кавалерами. А в этот раз меня удивило поведение сидящей рядом тетерки.

Вначале она что-то клевала, затем стала квохтать, явно посматривая на токовика. Тот давно ее заприметил, но к ней не приближался. Тогда самочка вытянулась во весь рост и взлетела на пару метров, как токующий петух, сопровождая свои взлеты голосом. Однако ни она, ни токовик не хотели уступать друг другу и не делали шагов для сближения. Неужели птичья гордость не позволяла сделать это? Так продолжалось почти полчаса.

Вдруг я увидел, как к шалашу приятеля из-за деревьев подсел очередной петух и начал токовать. Я очень боялся, что моему товарищу будет неудобно стрелять, но он сумел проделать отверстие в задней части шалаша, и его выстрел оказался точным. Все токовавшие петухи и самочки, которых, к моему удивлению, оказалось больше десятка, взлетели и прошли на высоте пяти метров над моим шалашом. Больше сидеть в шалашах мы не могли, так как взяли всё, что было по норме.

После нашего отъезда мы связывались с местными знакомыми. Они сообщили, что вначале им показалось, что мы добыли токовика, т.к. в последующие пару дней на ток прилетали только 3–7 тетерок, так и не находивших на нем петухов. Однако через пару дней все встало на свои места. Скорее всего, на активность петухов повлияла погода, т.к. «бормотания» не было слышно нигде, а в те дни дул холодный порывистый ветер.


НА ГУСЕЙ

Гуся в этом тетеревином районе было немного, поэтому мы перебрались севернее. К сожалению, мы прибыли туда уже после открытия охоты. Наши знакомые, поохотившиеся в утро открытия, оказались с добычей – на троих взяли семь птиц. Они подсказали нам, где лучше устроить засидку. Но в последующие дни охоты о месте пролета гусей узнали многие.

Нам не помогли ни профили, ни мой манок. Гусь тянул, хотя и не в тех количествах, как хотелось. Крупных стай более 35–40 птиц мы не наблюдали. К тому же местные охотники, перекрывшие направление пролета гусей в нашу сторону, стреляли по птицам, летяшим на высоте до ста метров. Мои усилия привели лишь к тому, что пролетавшие стороной небольшие стаи подтягивались к моему скрадку (точнее, к кусту высокой травы), в котором я лежал в «кикиморе», но не снижались до высоты надежного поражения.

Самым близким расстоянием до подлетавшей стаи было около 70 метров, но она шла уже после обстрела из чьего-то «автомата» и так и не решилась сесть на поле, хотя и сделала несколько кругов над ним. Мы сменили район охоты, но и там гусь летал редко и очень высоко. А одна из наших ночных попыток поехать на болото закончилась неудачей. Отъехав не более сотни метров от дома, наш вездеход застрял в большой луже посреди деревни. Делать было нечего, пришлось вернуться в дом и готовиться к охоте на селезней.


ПОЗДНИЙ ПРОЛЕТ

Мы взяли полдюжины чучел и разделились на две группы. До обеда удалось взять нескольких подлетевших самцов чернетей и чирка. Кряковых практически не наблюдали. Похоже, подошла только северная утка, а кряква, как гусь и вальдшнеп, задержались где-то на несколько дней. Вечерами отправлялись на тягу. За четыре выхода мы и наши местные знакомые взяли более десятка самцов. В конце апреля пролетало не более четырех – семи птиц, а в начале мая их стало больше. Из добытых вальдшнепов примерно 40% составляли молодые самцы.

Вечера стояли иногда ветреные, иногда тихие и теплые. Последние подтверждали благоприятность для пролета вальдшнепа. Почти половину налетавших птиц приходилось отпускать без выстрела из-за вероятных трудностей поиска подстреленной добычи в высоком сосновом лесу, вдоль которого тянули вальдшнепы, или из-за тяги долгоносиков над быстрой речкой. В прошлом году я не смог найти двух вальдшнепов, упавших в воду, зато через сотню метров обнаружил сделанную бобрами запруду. Но пробираться по ней было рискованно.

По утрам отправлялись на уток. Чучела работали, и мы взяли еще несколько чернетей.

Завершая заметки о весенней охоте 2013 года, не могу не отметить, что главной цели нашего выезда – взять гуся – мы так и не достигли. Уверен, откройся охота на несколько дней позже, и гусь, и утка, и вальдшнеп оказались бы в гораздо большем количестве, чем мы это наблюдали.

А в заключение обращаюсь к владельцам многозарядных ружей. Не стреляйте высотных гусей! Ваши автоматы или патроны дальнего боя не помогут вам, если вы целите в птицу, находящуюся на высоте более 70–75 метров. Дайте ей возможность спокойно снизиться и тогда уж стреляйте так, чтобы не мешать товарищам, стоящим недалеко от вас.

Олег Алисов 6 июня 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑