Охотничья династия

Интересно, почувствует ли читатель этой статьи легкий привкус зависти? Моей личной зависти. Не знаю, какого она цвета, белого или черного, но она есть. Я очень завидую! Имея двоих уже взрослых сыновей, которых часто брал на разные охоты, я не могу сказать, что мои дети стали охотниками. А как мне этого хотелось! Увы, у них другие интересы…

Активный образ жизни позволяет и в зрелом возрасте добиваться отличных результатов.

Активный образ жизни позволяет и в зрелом возрасте добиваться отличных результатов.

Вто же время я знаю семью, где все или почти все азартно и активно охотятся. Как получилось, что глава этой семьи стал основателем охотничьей династии? Что он для этого сделал? Или, наоборот, чего не делал?

Возможно, вы поймете это лучше меня, узнав поближе замечательного во многих отношениях человека. Его зовут Валерий Митрофанович Острецов. Он прошел, как говорили раньше, большой трудовой путь от рядового сотрудника до директора крупного института, которым руководит и в настоящее время.

Большую часть жизни он охотился в России, и, смотря на охоту глазами владельца легавой, охотился исключительно по перу. Но однажды его подхватила и понесла совершенно новая волна приключений. Продолжая оставаться верным своему легашиному полю, он уже как трофейный охотник стал открывать для себя и своих земляков другие страны, другие материки. Прежде всего Африку. Но после Африки были Австралия, Южная Америка, Новая Зеландия…

Он родился в Москве, в городской семье, где охотников не было. Да и сам долгое время не интересовался охотой. Она свалилась на него, студента второго курса, как случайность или как озарение. Что-то случилось с 18-летним пацаном после приглашения однокурсника: «А поехали в каникулы поохотимся!»

Оружейное законодательство пятидесятых годов было весьма либеральным, и совсем молодой человек смог легко приобрести охотничье ружье. А став обладателем ижевской одностволки, Валерка вместе с другом отправились во Владимирскую область. На охоту!

Зима к Татьяниному дню вошла во вкус. Если из Москвы студенты выезжали в слякоть, то в деревне под Киржачом их застал настоящий мороз, да и снега в лесу навалило по пояс. Отцовские шинели не спасали от холода. Но тогда, в послевоенные годы, привычным качеством русских людей была доброта. И деревенские, как смогли, помогли — одели.

Уже на месте у молодых людей возник резонный вопрос: на кого же, собственно, они будут охотиться? Подумали и решили: на белку! Два дня прошли в бесплодных поисках хотя бы одного зверька. На третий день к ребятам пришел деревенский тракторист и, спросив, где и как они охотятся, вынес свой приговор. Сказал — как отрубил: «Не туда и не в то время, ребята, ходите! Приготовьте лыжи. На охоту пойдем сегодня вечером. Вместе!» Остаток дня студенты провели в напряженной неизвестности, строя самые разные предположения.

Перед заходом солнца добровольный проводник привел ребят на знакомую только ему поляну и начал тихонько к чему-то подводить. «Наверное, так осторожно передвигаются только фронтовые разведчики или саперы по минному полю», — успел подумать Валерка, и вдруг совсем рядом с ним произошел настоящий взрыв. Взорвался снег! А из-под облака белых искр вырвалась огромная черная птица.

Тетерев вылетел так неожиданно, что его отпустили без выстрела. Но вторую, такую же птицу, Валерка сбил. А уже через несколько секунд ужасно жалел, что в его руках не двустволка, ведь в следующих тетеревов ни он, ни его напарники не попали. Но когда общее возбуждение прошло, а разыгравшееся представление казалось закончившимся, из-под снега одновременно вырвались еще три птицы. И одну из них владелец одностволки успешно добыл. Сколько же радости и восторга было этим вечером!

Так родился охотник. С этого дня его захватила охота по боровой птице. И почти так же, как в первый раз, самотопом, молодой человек охотился весьма долго.

Шли годы… Валерий из студента превратился сначала в подающего надежды, а потом и в признанного специалиста-проектировщика. У него появилась семья, родились дети. Но охота не отпускала, а наоборот, все больше захватывала. И в какой-то момент, как любой правильный охотник, он понял, что охотиться на птицу без подружейной собаки невозможно. Всегда будут обидные подранки, всегда останется ненайденной даже чисто битая птица. Ему обязательно нужна, необходима собака!

Перейдя в класс охотников с собаками, еще неопытный «собаковладелец» получил возможность общаться с теми, кто давно и, главное, успешно охотился с четвероногими помощниками. Больше всего Валерий Митрофанович благодарен судьбе за знакомство с заводчиком ирландских сеттеров Геннадием Александровичем Аникеевым. Новый знакомый ожидал от своей собаки щенков, которых искренне рекомендовал охотникам. Стал ждать рождения щенков и Валерий.

С этого момента начался новый этап в его жизни. Моего героя полностью захватила охота с легавой. До настоящего времени он остается верным одной породе — ирландскому сеттеру. Вега, Веста и Дина… Двух первых сеттеров Валерий Митрофанович натаскивал сам. Выгуливал собак тоже всегда сам, не ограничиваясь короткими прогулками. Видимо, поэтому все его легавые служили долго — до 13 лет.

Но, конечно, и сорок лет назад он охотился не только с собакой. В 70-е годы каждый вечер весенней охоты посвящался тяге. В маленьком коллективе автомобиль был только у Валерия Митрофановича. За удачный проект города Тольятти архитектор Острецов получил возможность купить вне очереди дефицитный тогда автомобиль.

Тесно набившись в жигуленок, охотники направлялись «к самолету» — месту, знакомому всем, кто хотя бы раз ехал из Москвы в сторону Можайска. Вставали недалеко от памятника и всегда возвращались с добычей. К весенним поездкам постепенно пристрастился и сын Алеша.

 

Три поколения охотничьей династии вместе.

Весна пролетала быстро. А летом, как бы сильно ни бурлила внутри нас охотничья страсть, каждый, кто считает себя любящим мужем и ответственным отцом, задумывается о семье. Задумывался и Валерий Митрофанович. Оказалось, что не только сыну, но и дочери интересно проводить летние каникулы на природе.

Постепенно возникла традиция в августе всей семьей ездить в Белоруссию. На карте республики легко найти точку, где сливаются Березина и Днепр. Именно здесь целый месяц Острецовы проводили в палатке. Охота, рыбалка, грибы, ягоды… Так было на протяжении 11 лет. Пока не произошла чернобыльская катастрофа…

Долгое время Валерий Митрофанович признавал только охоту по перу. И лишь когда друзья пригласили его на охоту в Польшу, в нем проснулся зверовой охотник.

Впервые увидев Польшу глазами охотника, Валерий Митрофанович смог оценить и большое количество дичи, и по-европейски серьезную организацию охоты. К тому же удалось добыть двух косуль. Уже через месяц в составе другой группы он опять приехал охотиться в Польшу. Так азарт птичьего охотника дополнился страстью зверового. С тех пор майская польская охота на самцов косули входит в ежегодную обязательную программу «пана Острецова», его дочери и зятя.

Для Валерия Митрофановича увлечение зверовыми охотами совпало по времени с возможностью наших граждан свободно выезжать за границу. Каждая его поездка за рубеж ставила своей целью и сбор информации о лучших зарубежных охотничьих хозяйствах. Он стал одним из первых, кто реально выстраивал отношения между нашими и зарубежными охотниками. И поэтому неудивительно, что единомышленников он нашел в Московском охотничьем клубе «Сафари».

Сегодня Валерий Митрофанович является обладателем одной из самых богатых коллекций трофеев в России.

Конечно, новые охоты потребовали и новых охотничьих «инструментов». Сегодня Валерий Митрофанович любитель и ценитель хорошего оружия, хотя был им не всегда. Ему кажется, что это было еще вчера. В конце 90-х годов герой моего рассказа вместе со своим одноклубником побывал на своей первой фазаньей охоте в Словакии. «С итальянскими полуавтоматами, одетые в мрачные куртки, мы выглядели белыми воронами», — так, улыбаясь, вспоминает он ту поездку.

На европейских охотах не принято одеваться в камуфляж и хорошим тоном считается иметь не четыре заряда в магазине, а пару одинаковых двуствольных ружей. И хотя полжизни Валерий Митрофанович охотился с отечественным ИЖ-54, ему пришлось всерьез озаботиться содержимым оружейного сейфа.

В какой-то момент нашей новейшей истории интерес к оружию удовлетворялся весьма легко. Любое охотничье ружье из-за рубежа ввозилось без бюрократизма и волокиты. Да и цены так не кусались. Действующее в нашей стране ограничение на владение оружием (5 единиц гладкоствольного плюс 5 единиц нарезного) привело к тому, что ружья, которые глава семьи и основатель охотничьей династии раньше приобрел для себя, остаются у его детей или внуков.

Надеюсь, для читателя стало неожиданностью, что я назвал героя своего повествования главой охотничьей династии. В семье Острецовых охотятся почти все! Отец никогда не давил на них, не пытался силком вручить двустволку, чтобы таскать своих чад по болотам. Глава семьи наблюдал, как схоже менялось отношение к охоте сначала сына, а потом и внуков.

Продолжателями традиций семьи стали внуки. Дмитрия и Андрея учил видеть и чувствовать охоту дед. А когда ребята подросли, воплотил в жизнь их мечты — трижды брал с собой на охоту в Африку. Старшему внуку сейчас 26 лет, и он готов, как и его отец, ехать в любую страну, в любую точку мира за птицей. Другой внук так же, как и его мама, пожалуй, больше интересуется зверовыми охотами.

Дочь Мария долгое время к охоте относилась спокойно. Не был охотником и ее муж. Молодая пара часто выходила вместе с Валерием Митрофановичем понаблюдать за работой легавой собаки. Но настал момент, когда зять сказал: «Хочу попробовать!» Попробовал и… буквально «заболел». Следом за мужем увлеклась охотой и Мария. Зять больше всего любит охоту по перу. Любит так, что еще одним членом семьи стал английский сеттер. А Марию заинтересовала охота по зверю. Только на африканских охотах и на испанской монтерее она побывала несколько раз.

Уже давно наш герой связал свою судьбу и судьбы близких ему людей с Лесным районом Тверской области. Неизвестно, что бы произошло с угодьями общества охотников этого района, если бы не помощь извне. В институте Валерия Митрофановича образовался коллектив, серьезно помогающий охотникам тверской глубинки. Помощь оказывается абсолютно открыто, «по-белому».

Открытие весенней охоты — настоящий праздник для всех Острецовых: большая охотничья семья обязательно собирается в Лесном. Каждую весну академик архитектуры, заслуженный строитель России Валерий Митрофанович Острецов, готов пережить здесь чувства, знакомые еще по первой охоте 60 лет назад. Волнуясь, как мальчишка, он будет подходить под песню к своему глухарю.

С подсадной собственного завода обязательно дождется пару зеленоголовых красавцев-селезней. Вслушиваясь в вечерний птичий хор, постарается как можно раньше услышать знакомое хорканье лесного кулика. И будет знать, что те же самые чувства разделяют в этот момент самые близкие ему люди. Они тоже здесь! Они с таким же замиранием сердца ждут подарков от весенней природы. А если все так, если они рядом, значит, его жизнь удалась!

Александр Гришин 23 января 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -3
    Юрий Александров офлайн
    #1  23 января 2013 в 18:14

    Не ко времени размешен данный материал. "Пир во время чумы" Будут ли Острецовы и Гришин отстаивать права простого сельского и городского охотника?! Или достаточно помощи прикормленному хозяйству по БЕЛОМУ, хотелось бы что бы автор расшифровал данное выражение.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑