Коростель в белых грибах

Фото Виктора Левандовского

Фото Виктора Левандовского

Машина наматывала километры на колеса. Сложно передать все чувства, которые охватывают тебя, когда ты сжимаешь руль в руках, а в приоткрытое окно врывается свежий ветер с запахами уходящего лета. Все заботы оставлены дома, больше не тревожат переживания по поводу засушливого лета, повышенной пожароопасности с главным вопросом: откроют – не откроют? В такие моменты особенно ясно ощущаешь, что такое душа нараспашку. Я еду! На охоту!


Час назад по привычке я остановился на выезде из города. Заглушив мотор, вышел из машины, подгоняемый желанием встречи с теми, кого не видел почти год и с кем мысленно весь этот год переживал мгновения былых охот.. Ах мужики! Как я соскучился! Поморгав поворотниками и отделившись от потока автомобилей, на стоянку въехали 3 внедорожника.

– А! Лева! Привет! Сколько лет!
– Анатолич! Андрюха!
– Ха-ха!

Короткий блиц-опрос, в ходе которого выяснено, что все хорошо, жизнь идет, дети-внуки растут, а мы сейчас едем охотиться на три дня в наши места. Коллектив! Не представляю себе охоты без него. Как в любой команде, родившейся вдали от цивилизации, в походно-полевых условиях, у нас есть все, что отличает коллектив от простой группы людей, собравшихся «по поводу».

Это прежде всего традиции, а также четкое разделение обязанностей, которое, к слову сказать, насильно никто не устанавливал, как-то само собой получилось. Вот и сейчас, согласно своим обязанностям, Андрей доложил, что все в порядке, путевки получены. По машинам!

Преодолев 180 километров пути, наша маленькая автоколонна въехала в угодья, расположенные в окрестностях города Гусь-Хрустальный. Еще с десяток километров по проселку меж торфяников – и мы на месте. Нашем месте! Будто и не прошел целый год, все осталось так, как было на момент нашего отъезда в прошлом году, и каждый кирпичик у кострища напоминает о былой охоте.

Встали лагерем. Волшебным образом на откинутой двери багажника одного из внедорожников появляется емкость и несколько стопочек.

– Ну, с «приехалом»!

Традиция – куда денешься? Ну, здравствуй, наше место!
– А это что? Мужики, гляньте! Белые! – Анатолич указывает под куст, где виднеются шляпки красавцев-крепышей. – А вот еще!

Забыв обо всем, мы быстро прочесываем местность в поисках белых грибов. Какой чудный подарок преподнесен нам в виде десятка чистых, крепких боровичков!

Начинается разбор багажников с какой-то умопомрачительной скоростью, но без суеты. Вот она согласованность действий в коллективе! Устанавливается раскладная мебель, шатер, кухонная утварь, накачиваются матрасы, пилятся-колятся и аккуратно укладываются дрова.

Все делается в каком-то радостном предвкушении предстоящего действа, которое пока не ведомо приехавшему со мной на свою первую охоту Игорю, и он смотрит на все происходящее как бы со стороны, желая поучаствовать в процессе создания лагеря и в то же время боясь помешать. Игорь – мой однокашник, всю свою сознательную жизнь отвергавший охоту и рыбалку как занятия бесполезные и, более того, вредные, отвлекающие от дел домашних.

Но на четвертом десятке лет что-то в его сознании резко переменилось, и он решил вдруг приобщиться к охоте, для чего приобрел пятизарядное ружье. И как-то при встрече, узнав об этом, я спросил: «Ну, как охота?» – «Да не ездил пока». – «Ни разу?» – «Нет. Не знаю куда. Да и не с кем». – «Да ты что? Так, скоро открытие – едешь с нами!»

И вот сейчас он стоит рядом с машиной и ловит на себе вопросительные взгляды членов нашей бригады: мол, кто это? кого это Лев привез с собой? Вообще, конечно, новых людей привозят на охоту по согласованию с коллективом, но то ли времени не хватило, то ли как-то упустил из виду, то ли потому, что Игоря всегда отличала какая-то серьезность и ответственность, я поставил всех перед фактом присутствия нового человека и был уверен , что он впишется в команду.

Костер разведен, вскрываются банки, и их содержимое вываливается на извлеченную Анатоличем из недр багажника сковороду. Начинается приготовление традиционного блюда с неповторимыми гастрономическими свойствами, потрясающим вкусом и запахом под названием «Фасоль с тушенкой».

– Лева, не томи! Скоро там?
– Сейчас, забулькает только...
– Ну давай, «нолито» уже!
– Ну все, мужики, готово. Снимаю. Помогите!
– Давай, давай! Мммм… А запах!
– Ну, за охоту!

Выпив традиционную и осадив горячим, все чинно рассаживаются вокруг стола, и начинается оживленная, громкая беседа, в которой определяются детали предстоящей охоты, с непременным обозначением времени утреннего подъема этак на полчаса раньше, чем обычно. Чтобы не получилось «как в прошлый раз».

Посидев и обсудив все вопросы, мы дружно обращаем взор на Толика, скромного охотника, который и показал нам эти угодья несколько лет назад. Своей сухощавостью и некоторой комичностью он напоминает персонажа известного фильма, и мы, недолго думая, окрестили его Кузьмичем.

Сейчас наш Кузьмич сидит и в очередной раз не догадывается, чего это мы все замолчали. Дело в том, что он имел счастье родиться в один из августовских дней, и теперь день его рождения выпал аккурат на открытие охоты, ввиду чего в нашем коллективе родилась традиция поздравлять Кузьмича.

– Толик, дорогой ты наш! С днем рождения тебя! Всех благ! Здоровья! Удачи!
– Спасибо, мужики! Не ожидал (это в третий-то раз!).
– Держи! – с этими словами Толику вручается новенький патронташ.

А дальше перебираются случаи из охотничьей практики, рассказы перемежаются взрывами хохота и бесконечными «а помнишь?». И не беда, что каждый из нас знает их до мелочей. Все переживается вновь, и оттого кажется еще смешнее.

– А помнишь, вы в туман охотиться пошли? А мы нет... Ну, летит. Я – ба-бах! Летит!.. Ха-ха! Андрюха... ха-ха!.. Плитку спалил, Василий Алибабаевич... Я ему: Лева, вставай! А он: А? Че? Где?.. Ха-ха-ха!..
Засиделись, как водится, за полночь, пока Анатолич не посмотрел на часы.
– Мальчишки, время-то! Завтра ж на охоту. Всем спать!

Три часа сна пролетели как одна минута, и я, разбуженный разговором Анатолича и Пантелеева у потухшего костра, с десяток секунд колеблюсь: может, поспать лучше, а уж завтра... Нет! Сбросив с себя одеяло и стряхнув остатки крамольных мыслей, выхожу из машины.
– Лева, чайку вот давай!
– Ага...

Физзарядка в виде быстрой ходьбы по пересеченной местности, да на свежем воздухе, быстро делает свое дело по оздоровлению нашего коллектива, и на место мы прибываем в достаточно бодром состоянии, даже имея некоторый запас времени до начала утиного перелета.

– Игорь, вставай вон там: полетят – увидишь. Ну, ни пуха ни пера!

Рассредоточившись по болоту, начинаем охотиться. Пока еще темно, полное отсутствие ветра, и в тишине прекрасно слышишь звук шагов по траве и разговор охотников на той стороне болота. Где-то совсем рядом просвистели крыльями чирки. Эх, не видел!

Вдалеке раздаются первые выстрелы. Началось! На фоне посветлевшего неба внезапно различаю силуэт налетающей утки. Выстрел! Промах! Еще! Есть! Заметив место падения, бегу. Споткнувшись о кочку, падаю в трясину. Так. Осторожней надо. Ну вот и она – лежит, родимая. Будет шулюмка!

Утка занимает свое место в ягдташе. Стоящий неподалеку Андрей дуплетит.
– Лева! Погляди, рядом с тобой упала. Левей... Еще левей... Где-то тут, у деревца...

Нога внезапно перестает ощущать опору под собой, и моему взору предстает кочка, что называется, крупным планом. Еще не до конца осознав, что провалился по уши в незаметный заброшенный канал для осушения торфяного болота, именуемый в здешних местах «бочагом», я упер ружье между двух кочек и при помощи получившегося турника, энергично дергая ногами, начинаю выбираться из этой засады.
– Ну, Андрюха! Спаниелем я еще не был! Вот твоя утка!

Выбравшись, проверяю ружье и, не обращая внимания на то, что теперь я больше похож на водяного, озираюсь в ожидании налетающих уток. Тьфу! Рацию залил – молчит. Ладно, в лагере разберемся. Охота!
Со всех сторон раздается стрельба. Бах! Бах! Из угла болота, в котором мы оставили Игоря, слышу дуплет. Ну, с почином – не иначе!

Отстрелявшись, мы потихоньку выбираемся на дорогу. Как всегда, нас встречат Толик, и как всегда, на поясе у него красуются несколько уток.
– Как успехи?
– Три взял, а ты?
– Двух!
– И у нас по две! Ну, теперь будет шулюм!
– А Игорь где? Палил вроде...
– Это не он там?

По дороге идет Игорь. Вид у него сдержанно-торжественный. Он открывает сумку, висевшую на плече, и нашему взору предстают битые птицы.
– Смотри-ка, чирок...
– А это кто? – спрашивает Игорь. – Маленький какой-то...
– А это, Игорь, бекас. Королевская дичь!
– А вот это? Летела, я пальнул и попал.
Мы видим птицу размером с галку: прямой клюв, большой размах крыльев и хохолок на голове.
– Это? Это… Мужики, кто это?

Плотным кольцом окружаем Игоря и разглядываем диковинную птицу. И тут нас охватывает коллективное желание не ударить в грязь лицом перед новичком, и никто из нас не признается, что птица нам неизвестна: всей командой мы идентифицируем ее с коростелем, которого, к слову, никто не видел вживую.
– Точно коростель! И хохолок характерный. Я в справочнике видел.

Это упоминание о некоем орнитологическом справочнике вселяет окончательную уверенность в принадлежности невиданной птицы к славному семейству пастушковых. Игорь сияет. Еще бы: добыл дичь в общий котел, да какую!

Придя в лагерь, все занимаются своим делом. Кто разводит костер, кто потрошит тушки, я же приступаю к приготовлению шулюмки. Вспомнив о найденных накануне белых грибах, думаю: а не использовать ли их? Грибов много, отвар получится густой. Словом, недолго думая я решаю сварить дичь прямо в этом грибном супе. Сейчас, мужики! Потерпите...

И вот котелок снимается с огня и торжественно водружается посередине стола. Отваренная дичь вылавливается и складывается на отдельную тарелку. Разливаем шулюмку. Ну, с полем! Пропустив традиционную по случаю удачной охоты, принимаемся за горячее. Отхлебнув из тарелки, Пантелеев прикрывает глаза и с видом искушенного гурмана торжественно, смакуя каждое слово, произносит:
– Коростель… в белых… грибах!

Каждый из нас, откидывая ложкой части чирков, пытается найти в шулюмке кусочки заветного деликатеса. Да, чирки и кряквы по вкусовым качествам явно проигрывают коростелю.
– Вкуснотища... Понятно, дичь благородная...
– Да что ты! Дворянская!

И на ум уже приходят всякие «соблаговолите», «извольте», «милостивый государь».
Три дня охоты пролетают незаметно. Наш лагерь снова принимает вид поляны. До свидания, наше место! Увидимся скоро...

Приехав домой, я, не разбирая вещей, устремляюсь к книжным полкам и нахожу справочник «Птицы». Открываю страницу, посвященную коростелю. Мда... Как ни старайся, а никакое воображение не поможет увидеть в этой маленькой курочке с вытянутой шеей черты хохлатой птицы, подстреленной Игорем. Елки-палки! Кого же мы съели-то? И, вздохнув, я начал перелистывать страницы. Дойдя до семейства ржанкообразных, увидел нашу дичь во всей красе. Vanellus vanellus! Он же чибис!

Набираю номер Пантелеева, спрашиваю:
– Ты знаешь, кто это был?
– Знаю! Чибис! Я тут мужикам крылышко показал, так они сразу сказали.
Спустя три дня мне позвонил Андрей и поведал, что это была за птица. Игорю мы рассказали о ней через год, на открытии.

Зато теперь, когда речь идет о блюдах, ингредиенты которых неясны, я использую определение: «Коростель в белых грибах».

Лев Пестов 20 октября 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑