После выстрела

Что такое охотничья удача? Ее, мне кажется, можно условно разделить на три части: удача до, во время и после выстрела. Каждый из нас представляет, в каких угодьях обитает та или иная дичь.

Роберт, торжествуя, издали показывает мне добытую птицу. Смотрю и любуюсь. Сердце радуется.

Роберт, торжествуя, издали показывает мне добытую птицу. Смотрю и любуюсь. Сердце радуется.

Но редкой удачей станет для охотника с легавой найти в середине августа дупелиную, а в начале октября вальдшнепиную высыпку.

Для трофейного охотника только удачей можно объяснить выход животного с рекордными рогами. Заметьте, такие «счастливые случаи» никак не характеризуют мастерство конкретного охотника. Все наши удачи до выстрела это проделки охотничьего бога!
Удачный выстрел — всего лишь навык. Когда в плечо привычно легла ложа, а охотник правильно вынес мушку, заряд попадет в цель. Если после вашей стрельбы на охоте не падает ни зверь, ни птица, поспешите на стенд или еще раз пристреляйте оружие — удача вернется.


Но как же нам необходима удача и после выстрела! Когда, казалось бы, трофей уже добыт и нужно всего лишь подойти к нему и забрать… Но не тут-то было… Именно в таких случаях главное зависит от охотничьего опыта и мастерства. Опыт подсказывает в конкретной ситуации многое — запомнить место, где животное находилось в момент выстрела, определить, в какую сторону мог отбежать подранок, и многое другое. Любой охотник вспомнит случаи, когда он, выследив дичь и сделав по ней прицельный выстрел, затем не мог найти добычу.

 

Фото автора



В этих заметках мне хотелось бы обратить внимание более молодых и, скорее всего, менее опытных собратьев по страсти на необходимость всегда «идти до конца».
Самые горькие ощущения на охоте у меня возникают при недобранном подранке. Я охочусь шестьдесят лет, и мне есть, что вспомнить. На протяжении долгого времени я веду дневниковые записи, фиксируя в них результаты охот. Охотясь по перу, я не раз становился свидетелем того, что подстреленная птица западала настолько крепко, что даже опытный пес не мог ее обнаружить. Какой же была радость, когда трофей находился. Похожие ситуации бывают и при охоте на зверя. Но иногда птица или зверь словно сквозь землю проваливаются.


Прошлый, 2011 год, был богат для меня охотничьими событиями. Но особенно памятной стала охота, на которой я добыл своего 27-го медведя. Что интересно, накануне я перечитал свои охотничьи записи и вспомнил, как много времени иногда приходилось тратить на поиски битой птицы. Я не мог и предположить, что буквально на следующий день столкнусь с ситуацией, когда, казалось бы, потерянного зверя удалось найти. Удача той запомнившейся ночи, о которой я хочу рассказать, была на моей стороне!
Но сначала я позволю себе привести свои старые записи всего о двух охотничьих днях. Чтобы вам стали известны все «действующие лица», поясню, что компанию мне составляли зять Роберт, начинающий в то время охотник, и ирландский сеттер Веста.

20 АВГУСТА — ВОСКРЕСЕНЬЕ.
Ходили утром вдвоем. Сначала нашли тетеревиный выводок. Роберт стрелял, но — мимо. С болота, где весной была хорошая охота, подняли двух крякв и трех чирков. Было очень красиво — их взлет, шум крыльев… Далековато. Я выстрелил всего один раз, обновил «Беретту». Прочесав болото, решили идти вдоль леса к Петряево. Накануне я поднял там трех тетеревов. Естественно, что и меня, и собаку тянуло туда как магнитом.


Высокая трава выгорела. Веста работает впереди на довольно большом расстоянии. Наблюдаю за ней и смотрю на Роберта. Он идет сам по себе, совершенно не обращая внимания на собаку. А между тем Веста остановилась на стойке. Стоит плотно. Свищу и машу Роберту рукой. Он правильно понял знаки и почти побежал, но не успел. Через несколько секунд, не выдержав, поднялись два перелинявших черныша. Если Роберт начнет так же охотиться со своей молодой «англичанкой» Никой, толку будет мало. Ускоряю шаг. Подхожу к зятю и высказываю ему свое мнение о возникшей ситуации.


 

Фото автора


Веста ищет. Полоса для ее работы неширокая. С одной стороны лес, с другой — заболоченное поле. Я иду ближе к полю, Роберт под лесом. Через несколько минут слышу дуплет. Потом Роберт кричит, настойчиво подзывая Весту. Бегу к нему. Оказывается, прямо на него налетел черныш. Роберту так хотелось добыть первого в сезоне тетерева, что он стрелял по шумовой птице и был уверен, что попал. Он пока не понимает, что, охотясь с легавой, дичь добывают только из-под собаки. Ничего, научим!
Обшариваем всю местность. Пятачок для поиска невелик. Перьев нет, птицы нет… Я спрашиваю Роберта: «Ты видел, как черныш падал после выстрела, или просто тебе показалось, что он дальше не полетел?» Мой зять уже не так уверен, но мы продолжаем искать… Бесполезно!


Итак, либо тетерев, упав подранком, забился в какую-то впадину (другой вариант — очень быстро отбежал), либо… начинающему охотнику просто показалось, что он не промахнулся. Мы осмотрели все очень тщательно, но так ничего и не нашли. Мой зять очень расстроен.


Прошли еще вперед. Веста работает недалеко. Я внимательно наблюдаю за ней. Что это? Короткая потяжка, приостановка, и… взлетают один за другим пять тетеревов. Первой старка, потом черныш и молодняк. Взлетают веером. Один молодой поворачивает на меня. Я бью вначале по другой птице, взлетевшей на мгновение раньше, а затем уже по этой, налетающей. Первый выстрел — промах. Зато второй исключительно удачен! Тетерев переворачивается в воздухе и падает к ногам. Королевский выстрел! Все во мне ликует! И Веста тут как тут, пытается ухватить птицу. Большое тебе спасибо, моя собачка! Теперь и ружье «пристреляно» — это первый трофей из новой «Беретты»!
Идем дальше. Начинается, как я его называю, тетеревиный взлобок — небольшая возвышенность. В этом году она хорошо покрыта цветущим разнотравьем. Заросли невысокие и, я думаю, очень привлекательны для выводка. Роберт идет слева и чуть впереди, Веста справа от меня. Похоже, начинающий охотник добился своего — вытоптал добычу сам. Впереди него взлетают два черныша, и один после удачного выстрела падает. Роберт, торжествуя, издали показывает мне добытую птицу. Смотрю и любуюсь. Сердце радуется. Как здорово, что и он, и я сегодня «с полем»!

21 АВГУСТА — ПОНЕДЕЛЬНИК.
Сегодня проснулся в 6 часов. На улице солнце, но прохладно. Быстро собрался и — вперед. Прочесывание ближних зарослей у деревни опять прошло впустую. Через луга двигаюсь к речке. Пока Веста работает широко и отлично слушается свистка. Но вот она забирает все дальше влево и метрах в ста двадцати от меня застывает на стойке. Ускоряя шаг, направляюсь к ней. Стоит! Стараюсь успокоиться, иначе прицельно не выстрелить. Замедляюсь. До собаки метров пять. В это время из густой отавы срывается и идет вбок матерый черныш. В стволах семерка. Первый выстрел — мимо! Целюсь, бью из второго ствола, и черным комом птица валится в траву. Веста стремглав мчится к нему. Подбегаю и я. Тетерев лежит не шевелясь. Матерый черный, с синеватыми переливами петух. Его ярко-красные брови кажутся мне огромными. На часах 7 часов 30 минут.

 

Автор с внуками на африканском сафари.


Идем дальше. Переходим реку. Там, где недавно были дупеля, сегодня пусто. Веста после черныша слегка одурела и стала менее управляемой. Но что это? Вот незадача! На тот луг, который я хотел обследовать, выгоняют стадо. Потом, видимо, увидев нас, пастух увел коров вправо (есть же хорошие люди!). А мы идем влево. Здесь из выводка я уже взял петушка. Решаю обследовать заросший кусок, хотя в чертополохе вряд ли будут тетерева.


Вдруг из-под собаки поднимается коростель и, пролетев метров сто, садится. Место засекаю лишь приблизительно. Зову Весту. Та прибегает и сначала не понимает, чего же я хочу. Затем шагах в двадцати она поднимает птицу. Не спешу, а тщательно выцеливаю и бью. Коростель падает. Замечаю, куда он упал, благо, в том месте растут молодые деревца. Подойдя, чтобы не сбиться, кладу ружье и сумку, встаю и зову помощницу. Трава почти по пояс, и пытаться найти птицу без собаки безнадежно.
Веста вроде бы старательно ищет, пыхтит, но все время норовит улизнуть. Я зову, возвращаю ее, и она ищет, ищет… Затем все повторяется. Не ухожу и не даю уйти собаке, хотя давно мог бы это сделать. Наконец Веста утыкается носом в одно место. Подхожу, раздвигаю траву и любуюсь красотой и нежной окраской редкой птицы. Как здорово, что в этот день удача была на нашей стороне.


В каждом описанном мной случае можно говорить об охотничьей удаче до выстрела. Но и удачный выстрел не гарантировал трофея в охотничьей сумке. В одном случае тетерев не был найден, в другом лишь за счет крайней настойчивости удалось найти чисто битого коростеля.
Прошло много лет. В моих охотничьих приоритетах произошли изменения. Но я знаю, что на любой охоте после выстрела добычу необходимо искать «до конца».
Вторая половина 2011 года началась для меня традиционно с охот на медведя. В общей сложности я провел на этих охотах 20 дней. Медведи выходили на овес, но сделать выстрел долго не удавалось. Ни с вышки, ни с подхода. 21 сентября наконец-то в 140 метрах от вышки вышел зверь, который во многих отношениях оказался необычным. Я стрелял по нему из нового карабина «Титан» фирмы Fanzoj калибра 8-68S. После выстрела медведь упал, но тут же вскочил и, медленно пройдя метров тридцать, скрылся в лесу. Стемнело, начал моросить дождичек. Нужны собаки! Пришлось по рации вызвать егерей. Один из них на месте падения зверя нашел малюсенький осколок кости с кусочком мяса, что вдохновляло на по­иски, но… не было ни капли крови…


…Мы безрезультатно искали уже полтора часа. На душе кошки скребли. Опытные лайки знали медведя и должны были пойти по кровяному следу. Сколько же можно искать? Было принято решение поиски прекратить. Дали команду «отбой!». Я под разными предлогами пытался задержать отъезд…
Сели в машину, но и в ней я продолжал «тянуть время», пока… по рации отчетливо не услышал слова замешкавшегося егеря: «Я нашел его!» Под густой елкой, лежал дошедший зверь!


Удивительными оказались не только его долгие безрезультатные поиски. Удивительным был сам медведь! На очень темной шкуре он имел широкий светлый «ошейник» и большой белый «галстук» на груди. Первое впечатление — «гималаец», только очень большой. Ни я, ни егеря никогда прежде не встречали такого среднерусского бурого медведя. Его длина составила 205 см, а вес около 300 кг. Интересно, что пуля прошла навылет, не дав на выходе никакой крови. А выстрел был точно по месту. После попадания зверь прошел всего 60 метров.


А ведь мы могли уехать. И только удача, но удача вместе с моим и с егерским охотничьим опытом позволили сохранить этот удивительный трофей!
Было время, когда я практиковал исключительно среднерусские охоты с легавой. Сегодня я могу позволить себе поехать на интересную охоту в Европу, в Африку... Но спешу вас заверить — и 60, и 40, и 20 лет назад, когда моими трофеями были в основном дупеля и тетерева, и сейчас при охоте на экзотического зверя ощущения от добычи трофея у меня одинаковые. Как охотник я ничуть не изменился, хотя стал намного опытнее.

Валерий Острецов 17 августа 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑