Девятый вал

Фото автора Фото автора

Погода неожиданно преподнесла неприятный сюрприз. Ласково светившее на небосводе весеннее солнце заслонила собой зловещая серая масса, не предвещавшая ничего хорошего. И, как в подтверждение моих опасений, сверху плотной белой стеной посыпал снег.

Огромные белые хлопья ложились на влажную землю, а миллионы других парили в воздухе, ожидая своей очереди. Зима не хотела уступать свои потерянные позиции, вот и засылала снежный десант в тыл наступающей весны. В считанные минуты на земле лежало несколько сантиметров снега, а на крышах машин появились снежные шапки. Печальный, доложу я вам, пейзаж!

Выглянув в окно, я подумал, что зима и не уходила из этих северных мест. Она уже порядком надоела, все живое радовалось приходу весны и освобождению от снежного плена, а тут такое... Тоскливо посмотрев на заснеженный двор и зевнув, решил завалиться спать, а там – как Бог рассудит…

Проснулся через несколько часов от яркого солнечного света. Быстро выглянул в окно. От лежащего совсем недавно снега не осталось и следа! Радостно щебетали птицы, приветствуя одержавшее победу светило. Тихий, теплый вечер обещал неплохую вальдшнепиную тягу. Выйдя во двор, я ощутил приятное тепло, земля парила, очищаясь от покрывшего ее снега, стараясь быстрее стереть его следы.

Я в приподнятом настроении стал собираться на вечернюю зорьку послушать вальдшнепа, а если еще и повезет – добыть великолепный трофей. Ведь вальдшнепиная тяга – это святое! Не мыслю весеннюю охоту без этого священнодействия.

Сажусь в автомобиль и еду к поляне, случайно найденной по возвращении с тетеревиного тока. Уж больно приглянулась мне эта вытянутая в длину поляна с мелкими березками и редкими сосенками, примыкающая к старому смешанному лесу. Что-то внутри меня говорило, что сегодня мне именно здесь повезет. На часах половина восьмого вечера, еще достаточно времени, чтобы занять удобное для обзора и стрельбы место, послушать лес и насладиться его предзакатной красотой.

Собираю ружье, вставляю в стволы «девятку» и, глубоко вдохнув полной грудью свежий, насыщенный лесным ароматом воздух, затихаю в ожидании. От влажной земли медленно поднимается пар, лицо приятно обдает теплый воздух, словно Природа-мать касается меня своим нежным дыханием с легким ароматом сосновой смолы, набухших ивовых почек и прелой прошлогодней листвы.

Вдруг ухо улавливает знакомый волнующий звук вальдшнепиного «приветствия». Оно нарастает, становясь все более громким и четким, бархатным и обволакивающим: «Хор-хор – цви! Хор-хор – цви!! Хор-хор – цви!!!» Я напрягаюсь, вытянувшись с ружьем на изготовку, ожидая его появления.

Медленно летящий вальдшнеп выпорхнул над противоположным краем поляны и, словно бабочка, плавно прошел стороной. «Как рано! – проносится в голове. – Без пятнадцати восемь, а он уже тянет!» Мысли обрывает приближающееся хорканье. Поворачиваюсь лицом к лесу и снимаю с предохранителя поднятое вверх стволами ружье.

Второй вальдшнеп вылетает из леса прямо над головой, призывно хоркая. Обгоняю стволами летящего кулика и давлю на спуск. Гром выстрела обрывает его полет, сраженная дробью птица падает по наклонной на пожухлую траву, в пятнадцати метрах от меня. Бегу к добыче, но тут же резко останавливаюсь, слыша приближение очередного кулика.

Быстро переламываю ружье и дрожащими пальцами пытаюсь вставить второй патрон взамен стреляной гильзы. Плавно закрываю стволы, и третий вальдшнеп появляется на поляне, в двадцати метрах от меня, медленно летя справа налево. Обгоняю стволами, выстрел – мимо. Поправка, второй – снова нет! Жаль! Вальдшнеп летит спокойно: суета, происходящая на земле, его совсем не волнует. С досадой провожаю его взглядом и тотчас замечаю кулика, летящего ему навстречу.

Встретившись, они словно здороваются друг с другом, повернув свои длинные носы, и, разминувшись, летят дальше в поисках своего лесного счастья. Судорожно ища патроны в пустеющем патронташе, я не отрываю глаз от налетающего вальдшнепа. Наконец патроны находят свое место в стволах, и в этот момент с противоположной стороны вылетает еще одна птица. Теряя контроль, почти не целясь, палю сначала в одного, потом в другого и этим только подтверждаю истинность известной пословицы.

А вальдшнепы словно сошли с ума, и я, кажется, тоже. Кто-то, словно из рога изобилия, сыплет на меня нескончаемую хоркающую и цвикающую длинноклювую массу. Не успевая перезаряжать ружье, я стреляю по одному, пропуская другого, и только успеваю вертеть головой – вальдшнепы везде. Последняя капля – это вылет сразу трех куликов одновременно с разных сторон.

Собрав остатки воли в кулак, я наконец сбиваю идущего на меня лесного «летчика». После второго выстрела он, вертясь в воздухе, падает в трех шагах от меня. Утерев рукавом выступивший на лбу пот, громко выдохнув, пытаюсь успокоиться. Переламываю стволы, достаю стреляные гильзы, пытаюсь найти патроны, но их нет. Всё! Патронташ пуст!

Подбираю битого вальдшнепа, который оказывается крупнее первого, долго любуюсь добычей, поглаживаю еще теплое перо. Убираю в ягдташ добытых птиц и, переломив ружье, еще долго слушаю будоражащую душу вальдшнепиную песню.

Ярко-розовое зарево заката, постепенно меняя цвет, уступает место синеглазой ночи. На темнеющем небосводе зажигается первая звезда. Из леса тянет прохладой. Птичий гомон давно стих, и только бархатистое «хор-хор» слышится над уснувшим лесом и моей удивительной поляной.

Дмитрий Васильев 2 июля 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑