Весеннее эльдорадо в калужской области

Фото Михаила Сёмина Фото Михаила Сёмина

Наконец-то пришла долгожданная весна 2012 года. Все настолько устали от затянувшейся зимы, что решение поехать на охоту в Калужскую область, где охоту открыли на неделю раньше, чем в Московской, возникло как заранее спланированная и продуманная акция.

Следует заметить, что в этих местах мы регулярно охотимся на дупеля в августе, но никогда не были на весенней охоте.

Анализ особенностей местности, примыкающей к одной из многочисленных малых притоков реки Резеды, предполагал наличие весной больших участков поймы, залитых талыми водами. Здесь, как представлялось, должно возникнуть целое Эльдорадо для любителей весенней охоты с подсадными утками, и, что приятно, наши ожидания оказались не напрасными.

Для приезда в Калужскую область специально выбрали рабочие дни. Так народу меньше, а следовательно, спокойнее и можно максимально насладиться охотой и общением с природой, не отвлекаясь на присутствие других охотников.

Наша команда на сей раз состояла из четырех бывалых охотников-легашатников Георгия, Андрея, Николая и меня и одного новичка – Павла. Дорогу в 400 км проскочили за 4 часа почти незаметно, взяли путевки у давно знакомого председателя местного общества охотников и поехали на место нашей будущей стоянки и охоты.

Первое, что бросилось в глаза по прибытии на место, – это обилие воды. Ею буквально были напитаны все распаханные и нераспаханные поля. С трудом нашли более-менее сухой участок недалеко от грунтовой дороги и приступили к разбивке лагеря. Кто-то предпочел поставить палатки, кто-то решил не рисковать и переночевать в машине.

Вот лагерь разбит, и все готовы к разведке на местности. Тут следует заметить, что наиболее опытные охотники предпочли исследовать луга пешим ходом, чего не стала делать молодежь в лице Павла. Как он сказал, его мощной тойоте-крузеру по силам пробиться по любому бездорожью. Все попытки отговорить его от задуманного не имели успеха. Буквально через несколько сот метров его внедорожник, страшно рыча и сотрясаясь, по самое днище ушел в грязь и перестал реагировать на все попытки двигателя сдвинуть его с места.

По этой причине все опытные охотники пошли на разведку, а начинающий отправился в деревню за трактором. Процедура извлечения из грязи машины растянулась на несколько часов и благополучно завершилась лишь при подключении к операции второго мощного трактора.

Разведка показала наличие огромного количества больших луж около речки. Сложность заключалась в том, что они располагались чаще всего на пахоте, и подобраться к ним не представлялось никакой возможности. Каждый шаг давался с огромным трудом, а ноги по колено уходили в жидкую от переизбытка воды пахоту. Тем не менее все охотники нашли «свои» лужи и поставили у них удобные шалаши. Мой шалаш находился в 2 км от лагеря, недалеко от русла разлившейся реки.


ПЕРВЫЙ ВЕЧЕР


Первая охота в этом году. Эмоции бьют через край. На улице около 16 градусов тепла. Солнце. В воздухе стоят ни с чем не сравнимые запахи пробуждающейся природы – запахи прелой травы, отогретой земли, цветущей ивы и первых весенних цветов.

Всегда замечал, что человека в первую очередь переполняют эмоции от запахов, а уж потом волнует все, что связано со зрительным и слуховым восприятием: крики стай журавлей и гусей, наслаивающиеся на пение жаворонков, блеяние бекасов и гортанные крики куликов – одним словом, благодать!

Время подходит к восьми, пора высаживать подсадных на воду. Двухлетняя Машка-серебряшка из Липецкой губернии и годовалая Дашка происхождением из Покрова Владимирской области начинают соревноваться в искусстве подманивания кавалеров, оглашая окрестности громкими призывными криками. Проходит полчаса ожидания, и на воду с разгона садится четверка чирков-трескунков. Выцеливаю хорошо заметного на фоне зари селезня и стреляю.

Две оставшиеся уточки улетают, а маленький селезень делает полукруг и опять садится, не в силах устоять перед криком подсадной где-то на краю лужи. Периодически хорошо слышен его своеобразный треск, никак не похожий на звуки, издаваемые другими утками. Проходит еще немного времени, и на лужу садится небольшая стайка свиязи.

Уже настолько темно, что различить, кто селезень, кто утка, не удается. Вылезаю из шалаша, пугая птиц, и держу направление на лагерь, где дежурный уже накрыл стол и включил в шатре фонарь, хорошо видимый в ночной темноте.


УТРО СЛЕДУЮЩЕГО ДНЯ


Все встали очень рано еще в полной темноте. Необычно тепло. Пространство от лагеря до реки покрыто густым плотным туманом. Идти к шалашу по дороге в два раза дольше, чем по прямой, поэтому, немного подумав, решаюсь отправиться коротким путем. Но ходить ночью в тумане не самое интересное занятие.

Уже через полкилометра чувствую, что сместился куда-то в сторону, и, как подтверждение этому, упираюсь в непроходимое пахотное поле, покрытое слоем воды. Начинаю обходить его и минут через десять понимаю, что потерял основное направление. Любые попытки обойти поле заканчиваются очередным вытаскиванием самого себя из непролазной жижи. Поразмыслив, решаю дождаться рассвета на том месте, где остановился.

А с рассветом плотный туман не дает возможности сориентироваться. Над головой периодически слышится свист крыльев пролетающих уток-невидимок. Время идет.

Сижу на садке с утками с заряженным «четверкой» ружьем и жду, как в той песне про чукчу, рассвета. Совершенно неожиданно над головой проскакивает, как тень, силуэт огромной птицы. Мозг еще не успевает проанализировать, что это гусь, а натренированные на охоте с легавой руки успевают сделать свое дело – гусь тяжело бьется о землю недалеко от меня.

Хватаю ружье и садок с утками и бегу на звук удара. Метрах в пятнадцати от места выстрела нахожу чисто битого белолобого гуся. Осмотр показал, что заряд дроби, не задев тела гуся, пришелся на шею и голову. Что и говорить, удачный выстрел.

Проходит еще полчаса, становится заметно светлее, но туман не уходит. Решаюсь на кардинальные меры – звоню дежурному по лагерю, прошу сделать несколько выстрелов. Сориентировавшись, наконец добираюсь до лагеря. Ребята уже сидят за столом и ждут меня.

Вместе долго обсуждаем, как лучше сохранить добытого гуся. Кто-то высказывает мнение, что приготовить его можно, только хорошо промариновав, а так в походных условиях он все равно будет жестким и невкусным. Выслушав все советы, делаю по-своему. К гусю добавляю еще и крякового селезня и готовлю в казане на костре отменное варево.

Думаю, мы побили все свои предыдущие рекорды по объему съеденной дичи – восьмилитровый казан густого супа был уничтожен пятью мужиками за один заход. После такого обеда разошлись по машинам и палаткам, подобно волку из любимого мультика, который после трапезы у друга Шарика мог произнести только одну фразу: «Щас спою!»


ВЕЧЕР ВТОРОГО ДНЯ


Около восьми вечера подхожу к «своей» луже, аккуратно ставлю ружье около шалаша и, еще не снимая своей красной куртки, начинаю высаживать уток на воду. Не успеваю отойти от первой утки и нескольких шагов, как сначала одна, а потом другая еще в садке заголосили страстными осадками. Поднимаю голову вверх и вижу, как надо мной летают сразу два кряковых селезня.

Утки, не переставая, орут, я стою посередине лужи в ярко-красной куртке, а селезни все время пытаются сесть на воду буквально в нескольких метрах от меня. Насколько быстро позволяют забродники, бегу к шалашу, заряжаю ружье и буквально прыгаю в него. Ругаю себя сквозь смех: бывает же такое!

В это время к двум летающим над утками селезням присоединяется еще один. В итоге два первых так и не решаются сесть на воду, а третий, непуганый, садится прямо напротив шалаша. После выстрела он переворачивается вверх лапками и замирает. Буквально еще через несколько минут к уткам подсаживается чирок-свистунок, который также остается чисто битым на воде. Уже темно, пора заканчивать охоту, эмоций выше крыши.


УТРО ТРЕТЬЕГО ДНЯ


В 5 утра я уже сижу в шалаше. Утки начинают активно работать, но почему-то селезней нет. Так проходит целый час. Неожиданно из-за спины, метрах в семидесяти, справа от шалаша, молчком, на очень низкой высоте пролетает приличная стая гусей. И опять пауза на полчаса. Вдруг ухо различает крик гусей, но какой-то непонятный.

Звук очень медленно приближается, слышится человеческая речь. А еще через несколько минут я вижу, как по полю совершенно открыто идут один за другим пять охотников в камуфляже, громко разговаривая и периодически включая на всю катушку электроманок, издающий смесь криков белолобого гуся и канадской казарки.

Интересный способ охоты на гуся! Дойдя до моей лужи, незнакомцы останавливаются, глядят на плавающие чучела и работающих уток и, посовещавшись, идут дальше. Слава Богу, не обстреляли!

В это утро мы все остались без трофеев. Но охота есть охота, а не магазин. Чуть позже выяснилось, что у одного из моих товарищей при посадке в садок вырвалась, уплыла в кусты и занырнула хорошо работающая подсадная. Все попытки найти ее ни к чему не привели. Скорее всего утка не выживет, так как перья на крыле у нее подрезаны, а лужа скоро обмелеет, и она может стать легкой добычей для лисы. Очень жаль!

В тот же день мы вернулись домой. Дороги в пасхальные дни оказались свободны на всем протяжении, и мы очень быстро доехали до Москвы.

Поездка эта оставила очень приятные впечатления, если бы не одно «но». На протяжении всех дней нас буквально атаковали полчища клещей. Мы снимали их и с себя и с собак буквально через каждые две минуты. В течение ночи я просыпался по нескольку раз оттого, что по телу полз клещ. Находил я их и в московской квартире, спустя две недели. Вот такая получилась у нас охота в Калужской области.
 

Михаил Вустин 4 июня 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑