Приезжайте – гусь пришел!

Весна 2012 года запаздывала дней на 10. Уже апрель в разгаре, а тепла ни днем, ни ночью. Снежище в пояс, метели – настроение у охотников скверное. Опять открытие охоты слишком раннее!

Фото автора Фото автора

Выезд в поле в понедельник 9 апреля спланировали еще в декабре. Почему? Понятное дело, чтобы с меньшим числом собратьев по страсти в угодьях тесниться. Охота складывается из мелочей. Плотность охотников в угодьях – одна из них.


На меня, как на сторону принимающую, легло разрешение всего комплекса предварительных проблем. Путевки, согласования места охоты с администрацией охотхозяйства, ну, и самое главное – разведка обстановки по объекту нашей страсти.


Интересующие нас гуси никак не желали прилетать на Саратовскую землю. Сообщения с охотничьих сайтов свидетельствовали, что вот гусь прилетел в Узбекистан, потом появился в Ставрополье, Краснодарском крае, Астрахани, Ростове и… застрял где-то на границе Калмыкии и Волгоградской области.


Утром 7 апреля выезжаю в угодья на первый осмотр территории. Сначала еду по асфальту до поселка Грачи, дальше пробиваюсь пешком по мокрому снегу выше колен на господствующую высотку, чтобы с нее осмотреться. Итог не впечатлил. За весь день увидел две стайки гусей, хотя погода переменилась, заметно потеплело, появились ручьи и лужи.


8 апреля, опять спозаранку, повторяю вылазку. Погода резко переменилась, стало тепло, снег буквально таял на глазах. Попытка воспользоваться УАЗом охотхозяйства закончилась его капитальной посадкой. Доставали целый день… Гусей не видели. Несмотря на то что выезжать еще рано, команды на отсрочку выезда не даю, сезон на исходе, двигаться некуда. В телефонных разговорах произношу сокровенное: «Приезжайте – гусь пришел!»


К обеду 9 апреля приехали, как договаривались, гости. Преодолев 450 км, взбудораженные ожиданием чуда, они буквально плескали энергией. Через час мы в угодьях. Не обедая, делимся на две группы и разъезжаемся «подсматривать». Гусь появился, засекли два коридора его перелета, но мы высматривали присады. Выходить под пролетную птицу – занятие пустяшное: видишь много, стреляешь много, добываешь – ничего! По рации получаем радостную новость: наш УАЗ застрял. Воспринимаем ее как радостную, потому как не бывает охот на весеннего гуся без потехи по вызволению техники. Пару часиков упражняемся с домкратами, лебедкой, сооружаем гать. Дело идет к вечеру – пора, по классической схеме, бежать за трактором!


Бульдозер Т-150 появляется без зова. Обслуживающая газопровод машина оказалась рядом с нами случайно, но весьма кстати. Вызволенный УАЗ и полноприводный «Форд» благополучно затихают на обсохшем бугорке у лесополосы. Приходит время ужина и обмена первыми впечатлениями.
За весь день видели довольно много гусиных стай. Признаков, что они где-то присаживались, не обнаружили. Кататься за ними по степи в поиске мест их кормежки – занятие нереальное. Приняли решение, что утро следующего дня двое (я и Саша) посвятят продолжению поисков присад, а двое (Сергей и Владимир) посидят на удачу на ближайшем просяном поле с корпусными чучелами.


Не надеясь на технику, бредем пешочком под один из довольно далеких гусиных коридоров. Птица мотается, совершая облет угодий. Находим место, где она переваливает через возвышенность, присматриваем место для скрадка. Естественная природная впадинка с бурьянчиком вкрадывается в массивное просяное поле. Гусиные стаи проходят над нами метрах в 100. Некоторые чуть ниже. Добыть в таких условиях гуся теоретически можно. Какая-то из стай может оказаться ниже собратьев, на предельном, но все же доступном для ружья расстоянии. Плохой, но вариант.


К 10 часам возвращаемся. Хороших новостей нет. Птицу видели, на профиля она не реагирует. Один из остававшихся охотников, Сергей, уходит на разведку.
Вскоре вернувшийся дозорный докладывает, что засек стайку гусей голов на 150, поднявшуюся над удаленным от нас полем и присевшую обратно. Новость радует – есть присада! Половина дела сделана!


Двое остаются собирать обед, а двое отправляются разведать условия подъезда и выяснить точное расположение кормежки гусей. Дело к обеду, не страшно, если и вспугнем.


Разведка оказалась удачной. Дорогу нашли, место для табора тоже, засекли и гуся. Он держался обширной разливной лужи, подтопившей край подсолнечного поля. Как выяснилось позже, весенним паводком со всего поля в эту лужу намыло семечек – хоть в мешки лопатой затаривай!
Возвращаемся на прежнюю стоянку, обедаем, собираемся и переезжаем на новое место. Наша задача – до 16:00 оборудовать скрадки, выставить чучела, полностью приготовиться к охоте. Жарко. Степь подсыхает на глазах. От машин до места охоты не менее километра. Тащим на себе колья для маскировочных сетей, сами сети, 24 корпусных итальянских профиля, скамейки для сидения-лежания, одежду, оружие, закуску…


По моему настоянию сооружаем один на четверых скрадок. Двое из нашей команды трофеев в активе не имеют, за ними надо приглядывать, чтобы не горячились, не шевелились, чтобы не открыли стрельбы по высоко летящей птице.


Не к 16, а к 18 часам, наконец, наши приготовления завершены. Пока копошились, видели и гусей, и уток, но не отвлекались. В 19:40 на горизонте, совершенно с неправильной стороны, с той, где в круговом укрытии была оставлена «дверь», появился первый эшелон гусей. Несколько стай, голов по 30–50 в каждой, громко галдя, привалили к нашему полю и закружили над ним гусиный хоровод. Сергей взялся за манок. Как показало последующее развитие событий, поступил он верно.


Гуси откликались на извлекаемые из дудочки звуки, видели профиля-обманки собратьев и, о чудо, не замечали нашего укрытия и нас. «Дырявое» на первый взгляд сооружение работало идеально! Четверо затаившихся в нем охотников прекрасно видели птиц, удобно сидели на лавочках и в трудно переводимых на иностранный язык оборотах рассказывали о происходящих в их секторе событиях. Полная нирвана – «блаженное состояние отрешенности от жизни, освобождения от житейских забот и стремлений».


Сергей дудел. Птица всё прибывала. Часть ее сконцентрировалась в стороне от нас, расселась на подсолнечнике, часть отлетела на дальнее поле с кукурузой, часть кружилась, никак не определившись в предпочтениях. Сколько ее было? Не меньше пары тысяч!


Гости не спешили со стрельбой, предпочитая переложить ответственность за первый выстрел на меня. Что ж, раз доверяют, стрельнем!


Одиночный гусачок заходил на третий, а может, и на пятый круг. Похоже, манок Сергея обольстил его напрочь! До птицы метров 50, может, 60. Летит не скоро, семенит крыльями над профилями, погагатывает. После выстрела камнем валится в считанных метрах от скрадка. Ура! Есть трофей! За вечер, по накатанной модели, добыли четырех гусей. Причем, каждый из охотников по штучке! За утро и вечер следующего дня взяли еще пять. Замечу, что от поочередной работы с манком охотники получали наслаждение не меньшее, чем от удачного выстрела. Такое упоительное «дудение» достойно изумительной оценки. Взрослые мужики баловались с дудочкой, словно малые дети!


Когда ложились спать, вновь вспоминали о детстве. Закрыв глаза, каждый видел перед собой летящие стаи гусей. Заночевав в третий раз, утром в четверг компания покинула угодья. Птица курсировала туда-сюда, но провожали ее уже совсем не те, что были вчера глаза.
– Пока! До встречи в следующем году! – говорили мы гусям и друг другу.

Сергей Кудинов 1 июня 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -3
    Николай Григорьев офлайн
    #1  1 июня 2012 в 10:09

    Ну, за охоту ! буль-буль. И за подранков, которых я думаю понаделали не мало, и которые не долетят до своих мест гнездования... буль-буль...

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑