Мартовские набеги

Земля костромская всегда была благоприятным охотничьим краем как для местных, так и для приезжих приверженцев Дианы. Особенно сюда много приезжает москвичей. Оно и понятно: ведь московский регион самый густонаселенный, отсюда и большое количество охотников.

Фото Леонида Карантаева Фото Леонида Карантаева

А в Подмосковье не только для охотничьих видов, но и для всей остальной живности наступили тяжелые времена, так как ежегодно леса методом сплошных рубок активно исчезают на большой площади даже в непосредственной близости от столицы.

Вырубки не засаживают саженцами, а сразу же почему-то объявляются пустотами и быстренько застраиваются дачными коттеджами. Затем это губительное для флоры и фауны поступательное движение переносится на соседние леса. Из дичи, если ее можно так назвать, расплодилось только большое количество полудомашних кабанов, которые с любовью выращиваются – в предвкушении больших денег – зоотехниками, предприимчивыми охотоведами и егерями.
Вот и приходится, когда позволяют финансы и время, перемещаться, чтобы вдохнуть вольного охотничьего воздуха, в соседние, не исковерканные цивилизацией регионы.
Тем более что у меня в костромских лесах недвижимость – добротный дом в давно вымершей и покинутой жителями деревеньки. К грусти и глубокому сожалению, получается, что на данный момент я являюсь единственным постоянным и, наверное, последним, хотя и приезжим, аборигеном некогда многолюдной деревни.
Среди остатков срубов, зарослей бурьяна и крапивы вдалеке из окошка моей виллы виден еще один, вполне пригодный для проживания дом. Так что жилой фонд деревеньки состоит из двух изб.
Во время боевых действий воинская часть, понесшая большие потери, считалась действующей, если в ней оставался хотя бы один солдат и сохранялось знамя. Применительно к моей деревне, есть один житель-охотник, пусть и появляющийся эпизодически, есть и знамя – два деревенских дома, в окнах которых время от времени появляется слабый свет от свечей. Поэтому жива, держится русская деревенька, хотя и понесла большие и невосполнимые потери в несколько десятков домов.
До ближайшего постоянного жилья добрый десяток километров, дорог почти нет, но все же иногда объявляются современные супостаты-дикари, безжалостно и бессмысленно разрушающие оставшиеся строения. Поэтому за домами присматривают авторитетные в округе охотники, живущие в соседнем поселке Талица, – Александр Лобанов и Алексей Машков.
По приезде всегда очень интересно сидеть вечером у костерка и, прихлебывая из кружки чай, настоенный на здешних травах, вести неспешную беседу с охотниками-костромичами, узнавая о последних новостях, успехах и планах собеседников. Без таких ночных посиделок наша охотничья жизнь была бы душевно намного беднее, в этом нет никакого сомнения.
При последнем моем вояже осенью прошлого года, помимо всего прочего, Алексей рассказал о том, что по весне, в марте, их поселок Талица подвергался самым настоящим ночным набегам одинокого волка, нанесшего значительный урон собачьему племени. По следам на снегу Алексей определил, что это была крупная волчица. Настойчивость, сила и продуманная наглость хищника удивляла охотников. Волчица глубокой ночью врывалась во дворы и у зазевавшихся собак, не успевших забиться в спасительные убежища, не было никаких шансов. Даже если жертва сидела на цепи, то сильный и дерзкий зверь мощным рывком обрывал привязь и вместе с ней утаскивал собаку в лес. Охотники и жители поселка буквально потеряли покой и сон, ежегодно ожидая очередного разбоя серого хищника.
Чтобы не тратить силы попусту, обнаглевшая волчица базировалась неподалеку, в очень живописном молодом сосновом бору, который начинался сразу же за дорогой, окаймлявшей окраину поселка. Очень все ловко, рационально и эффективно у волчицы получалось. Ночью подходила к опушке, высматривала и намечала жертву, неожиданным и стремительным броском ловила ее во дворе и в мгновение ока уходила с ношей в лес, благо таскать-трудиться особо не нужно – убежище было рядом.
Но несмотря на отточенное мастерство и внезапность, не все у серой бестии получалось складно. Одну лайку, когда волчица уже вытащила ее на дорогу и до леса оставались считанные метры, выбежавшему на шум хозяину-охотнику удалось отбить у хищника. Лайка осталась жива, но от полученной жестокой хватки скособочилась и к работе в лесу оказалась малопригодной.
И с другой очередной лайкой у серой разбойницы тоже произошла промашка. Оторванная от привязи, придушенная и уносимая в бор собака оказалась с изрядным куском цепи, который намертво заякорился на опушке за первый же куст. Как всегда, во дворе поднялся шум, и волчица была вынуждена оставить добычу до лучших времен.
Понимая это, убитый горем охотник, хозяин лайки, решил ее не убирать и покараулить волчицу ночью в засидке, сидя за дорогой на рыбацком стульчике.
Вообще как способ охоты, ночная засидка очень эффективна и почти всегда дает результат. Но только если делать все как нужно, по определенным и непреложным правилам. Здесь, как нигде более, не бывает мелочей. Особенно когда охотник-засидчик имеет дело с такими невероятно собранными и осторожными животными, как волк и лисица. Важно все: направление ветра, одежда и снаряжение, ружье и патроны, соблюдение строжайшей тишины и еще масса условий.
В следующую ночь волчица вернулась к оставленной добыче, засидчик вовремя увидел ее и стал готовиться к стрельбе. Душа дерзкого зверя вполне могла бы расстаться с телом, но… Сидя на приваде, охотник зачем-то поставил свой ТОЗ-34 на предохранитель. При появлении зверя, естественно, он хотел перевести предохранитель в режим стрельбы. На негромкий щелчок волчица отреагировала молниеносным и длинным прыжком в родную чащу. Необъяснимый ляп со стороны караульщика, вроде бы пустяк – предохранитель, но в засидке мелочей не бывает, здесь все свои действия нужно продумывать наперед.
Не смущаясь мелкими неувязками, смелая волчица продолжила посильную осаду поселка, не позволяя расслабиться ни собачьему роду, ни человечьему. С наступлением ночи никто не мог спокойно себя чувствовать.
Трудно предположить, как долго все это продолжалось бы. Но как-то раз, после пороши, одному охотнику удалось обойти волчицу в бору на отдыхе. Выходного следа не было. Оклад получился небольшой, и здесь самым верным делом было бы применение флажков. Но их у охотников не оказалось, и было решено организовать облаву.
На дороге у соснового бора, где квартировала и спокойно переваривала добычу волчица, стали собираться охотники и простые жители, желающие принять участие в загоне. И здесь серая разбойница вполне могла расстаться со своей роскошной шубой. Но в таких облавных охотах, с большим количеством стрелков и загонщиков, обязательно должен быть толковый распорядитель. Без него все приготовления превращаются в шумный митинг. И еще одна ошибка: нельзя было собираться всем вместе и гомонить в непосредственной близости от оклада.
Чуткий и умный хищник вовремя услышал все перемещения, проанализировал ситуацию и понял, что люди собираются по его душу. Когда начали проводить облаву, выяснилось, что зверь из оклада ушел. Ушел, чтобы больше к поселку не возвращаться.
 

18 марта 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑