Забытая дорога

Фото автора Фото автора

Круглая луна заливала ярким светом лес. Припорошенная снегом деревянная кормушка с золотистым зерном хорошо просматривалась через открытые окна вышки. И вышка и кормушка приютились на небольшой лесной поляне, окруженной со всех сторон плотной стеной заснеженного леса.


Свежий выпавший снег ярко искрился под лунным светом. Мороз к вечеру усилился и подобрался к двадцати градусам ниже нуля.
Время, отведенное на охоту с вышки, подходило к концу. Кабаны к кормушке так и не вышли. Я прислушивался, ожидая рокот двигателя приближающейся «шишиги», которая вместе с другими охотниками отвезет меня обратно на обустроенный охотничий стан. Там мы проведем ночь и завтра те, кому не повезло накануне, смогут использовать свой второй шанс и попытаться вновь добыть кабана.
По опыту я знал, что в полнолуние зверь особо осторожен, как и при порывистом ветре или оттепели, когда падает с веток мокрый снег. От холода я сидел, нахохлившись, стараясь как можно дольше удержать быстро уходящее через одежду тепло. От долгой неподвижной позы мое внимание постепенно притупилось. Я постоянно поглядывал на циферблат наручных часов. Казалось, время остановилось. Когда же придет машина?
Вдруг от леса две темные тени устремились к кормушке: два сеголетка бойко подскочили к зерну, принялись с жадностью громко чавкать. Застигнутый врасплох появлением диких зверей, я поначалу слегка опешил. Сердце застучало быстрее. Подобрался к окну и, старясь не скрипнуть фрамугой, медленно его распахнул. Затаив дыхание, наблюдал, как перед вышкой, забыв про осторожность, кабаны ненасытно поглощали зерно. Я неторопливо выставил наружу карабин, положив его на специальную подушку для удобства прицельной стрельбы. Эти мои осторожные манипуляции остались незамеченными дикими животными. Выравнивая дыхание, стал выцеливать стоящего ко мне боком сеголетка. Все они были явно однопометниками. Может, их более осмотрительная мать в настоящий момент наблюдала за ними из густой чащи леса, чуя седьмым чувством опасность. Может, нет. Ее я не видел. Между тем перекрестье оптического прицела легло точно на цель, и я, не мешкая, нажал на спуск. Сухо грянул выстрел в морозном лесу. Выбранный мною молодой кабан тут же сунулся мордой в кормушку. Второй в мгновение ока скрылся в тени деревьев. Вновь на опушку опустилась звенящая тишина. Только в морозном воздухе ощущался слабый запах сгоревшего пороха. Не веря в свою удачу, я передернул затвор, колобком скатился по крутой лестнице с трехметровой вышки и устремился по сугробам к поверженному зверю. Он не подавал признаков жизни, лишь легкая дрожь пробегала по его остывающему телу. Я с трудом выволок его из кормушки и оттащил к лесной дороге.
С чувством радости от удачного выстрела забрался обратно на вышку и с удовлетворением извлек из рюкзака термос с чаем. Ура! Охота состоялась! Кабан взят и добыт чисто. Сейчас подъедут на машине егеря, и мне не стыдно будет встретить их с таким трофеем. Небывалая легкость охватила меня, и я не удержался, вновь спустился вниз и подошел к своему добытому сеголетку. Еще раз внимательно рассмотрел его. Жесткая длинная шерсть коричнево-серого цвета, небольшой подшерсток – таково зимнее одеяние кабанов после осенней линьки.
Машины по-прежнему не было слышно. Я вновь забрался на вышку, поплотней закрыл все окна, допил горячий чай, сел на стул, втянул голову в плечи и вновь мысленно пережил прошедшую охоту…
Взглянул на часы. Ого! Прошло почти два часа, а машины все не было. Время однако перевалило за полночь. Я извлек из внутреннего кармана куртки мобильный телефон. Сигнал отсутствовал. Стал мысленно обдумывать свое положение. У нас был уговор, что в районе десяти часов вечера меня «снимут» с вышки. Но может, машина сломалась или застряла где-нибудь? В таком случае прислали бы другую. В машине установлена мощная радиостанция, поддерживающая связь как с охотниками на вышках, так и с центральной охотничьей базой, разместившейся на границе Владимирской и Ивановской областей. Может быть, просто забыли про меня? Нет, не может быть. В чем же дело?
Я стал рассуждать логически. Вряд ли последняя вышка находится дальше 3–5 км от моей. От полной луны в лесу светло, как днем. Накануне лег новый снег. Если я пойду по следу «шишиги», то она точно выведет меня к моему товарищу с рацией. Если быстро идти, то дорога займет не больше часа. Добравшись до товарища, я узнаю, что случилось с машиной, и вдвоем все же веселей ждать транспорт в морозном лесу. Решение принято.
Я покидал в рюкзак вещи, загнал на всякий случай в патронник патрон, поставил карабин на предохранитель, натянул на лоб и включил светодиодный фонарь. Конечно, при такой яркой луне надобности в нем не было. Но я решил подстраховаться на случай, если мой товарищ вздумает принять меня за объект охоты при приближении к вышке. А этого мне совсем не хотелось.
Рубчатые следы ГАЗ-66 четко отпечатались на свежем снегу. Они шли в одном направлении, что придавало уверенности в правильности решения и вселяло надежду на скорую встречу с товарищем. Я постепенно согрелся, бойко шагая по колее. Местами лес плотно и густо подступал с двух сторон к дороге, и тогда под сводами деревьев становилось темно и неуютно. Снег многоцветно искрился на ветвях деревьев, кустарников и на сухих травах, торчащих из-под снега. Пушистые ели, покрытые снегом, имели сказочный рождественский вид.
Я подошел к развилке, где след машины раздваивался. В лунном свете, помогая налобным фонарем, внимательно разобрал следы и двинулся дальше нужным курсом. Таких разветвлений мне встретилось несколько, но я был уверен, что путь определял верно. На душе по-прежнему была радость, и во всем теле ощущалась легкость от добычи желанного трофея. Утрамбованная накатанная колея позволяла споро шагать вперед. Четкий след ГАЗ-66 уверенно вел меня к цели. По дороге мне попадались множественные переходы свиней. Они были уже после прохождения машины. Это говорило о большой численности кабанов в здешних лесах. Пересекаемые мной многочисленные следы навевали тревожные мысли о возможной встрече с «кровожадными» секачами, которые не испугаются человека и «разберутся» с источником беспокойства. Непроизвольно я снял карабин с плеча и стал более внимательно всматриваться в окружающий меня лес.
Взглянув на часы, с большим удивлением обнаружил, что иду уже больше часа, но ничего похожего на вышку впереди не наблюдалось. След от шин по-прежнему четко тянулся дальше, скрываясь в лесных тенях извилистой дороги. Легкое беспокойство овладело мной. Километров пять точно я прошел и по расчетам должен был уже дойти до стрелковой вышки с охотником и рацией. К этому времени на небе стали появляться невидимые облака, которые на минуту-другую скрывали луну. Лес тут же темнел, становился мрачным и недружелюбным. Я в очередной раз достал мобильный телефон. Он по-прежнему находился вне зоны действия.
Наконец впереди за темными деревьями показался просвет. Что это? Поле или большая поляна? Приближаясь, я различил на краю леса темный силуэт стрелковой вышки. Ну вот, наконец-то я добрался до цели. Я стал энергично крутить головой в сторону вышки, направляя туда лучи налобного фонаря, чтобы обозначить себя и не попасть под случайный выстрел.
Внезапно поперек поляны стремительно промчались несколько крупных кабанов. Это было настолько неожиданно, что я даже не успел приложить карабин к плечу. В секунду они скрылись в сумрачной чаше. Луна в очередной раз спряталась за плотными облаками. Я медленно подошел к вышке. Непотревоженный снег вокруг, чернеющие проемы окон, сугробы на ступеньках лестницы – вышка была «необитаема». Не дошел или все же напутал в направлении следов машины? Мне стало очень неуютно и совсем одиноко. Черный лес вокруг, мрачное сооружение пустующей вышки, полнейшая тишина и я – один в дремучем лесу, простирающемся на многие километры. Я невольно поежился. Что делать? Искать товарища? Это вообще может завести меня шут знает куда. Пожалуй, самым правильным будет вернуться по своим следам к вышке и уж там ждать машину. Смахнув снег, немного передохнул на крутых ступеньках, я поднялся и направился в обратный путь.
Шагал я уже не столь резво. Чувствовал усталость. От долгой ходьбы натер ноги и быстро идти уже не мог. Луна все реже показывалась из-за облаков, освещая короткой вспышкой дорогу. Поднялся ветер. Лес ожил и наполнился разнообразными звуками. То тут, то там раздавалось сухое потрескивание, тревожные шорохи доносились из чащи. Раскачиваемые ветром стволы деревьев терлись друг о дружку с неприятным и каким-то скорбным, как вздохи, скрипом. Сколько же времени займет обратная дорога?
Тревожные мысли о случаях нападения на людей диких животных неотступно лезли в голову. Я их гнал от себя, пытаясь переключиться на приятные воспоминания, но сознание неотступно возвращалось к кровавой статистике. Чувство ужаса медленно охватывало меня. Чтобы отвлечься, я принялся считать шаги. Один, два, три... И так до сотни. Затем обратным счетом. Девяносто девять, девяносто восемь… Ноль. Перекур. И снова: один, два, три...
В налобном фонаре заметно сели батарейки, и его тусклого света едва хватало, чтобы рассматривать следы, по которым я возвращался назад. Я пожалел, что перед поездкой на охоту не заменил батарейки на новые.
Мне казалось, что половину обратного пути я уже преодолел. Ветер усилился. Голые ветви деревьев тянулись к дороге, пытаясь перекрыть ее. Опасность таилась под лапами заснеженных елей... Но что это? Впереди мня по стволам деревьев как будто пробежался всполох света. Между деревьями мелькнул свет фар. Машина направлялась в мою сторону. Я сразу почувствовал облегчение. С новыми силами и чуть ли не бегом устремился навстречу знакомому звуку мотора «шишиги». Радости моей не было границ: приключения закончились. Скоро я буду сидеть за гостеприимным обильным столом в доброй теплой компании охотников, слушать рассказы о трофеях, и обязательно сам поведаю о добытом сегодня ночью кабане.

Глеб Крылов 6 марта 2012 в 14:21






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑