Лесной детектив

Когда в осеннем лесу я наткнулся на останки этих двух животных, то даже предположить не мог к каким интересным и необычным открытиям приведёт меня изучение неприглядных обглоданных костей.

Но обо всём по порядку. Это был ветреный, и всё же относительно теплый, осенний день. Накануне выпавший снег крупинками лежал на уже слипшейся покоричневейшей листве и таял, образуя смертельные лужицы для ещё не успевших уснуть муравьев и пауков.

 

 


Я шёл в так называемый «тихий загон». Надо было потревожить животных, чтобы они вышли на стрелков не спеша, дав охотникам возможность выбрать нужную цель. Мы хотели добыть крупного самца косули с великолепными рогами, которые он ещё не успел сбросить. Мне нравилось ходить в «тихие загоны». Есть возможность «погулять» по лесу: когда идёшь и кричишь, всё живоё ошалело разбегается от тебя в разные стороны, глянуть не на что. А тут – совсем другое дело. Вот дятел, на секунду оторвавшись от дела, озадачено смотрит на меня.

 

Вот синичка пролетела чуть не у самых ног по своим, одной ей известным делам.

 

Вот елка, смело решившая вырасти в средине берёзового леса и, видно, от этого обзавелась необычными наростами.

 

А это – мой друг ручеёк, давно мы с ним дружим.

 


Необычная многолетняя трава...

 

Но вот я спускаюсь в лощину. В низине снег лежит плотно, настоящая зима. Вижу, как среди берёз замелькали тени косуль. Но что это? В низком подлеске на белом ковре снега – отвратительно коричневые кости. Два скелета, ощетинившись ребрами, лежат рядом.

 

 

– Это очень странно, – тут же подумал я, – косули, если они даже подранки, не сходятся, умирают поодиночке. Волки или собаки тоже исключаются. Они бы растрепали кости по округе. Если болезнь или падёж, то останков должно быть больше, но рядом ничего не видно, да и в прошлых загонах мы бы находили другие останки. Что же может быть?.

Этим вопросом я поделился со своими друзьями после окончания загона, из которого, кстати, вышли только самка и два сеголетка. Каждый высказал свою версию. Одна из которых на тот момент показалось мне более-менее сносной. «Мол, браконьеры добыли двух косуль и затащили в лес для разделки, но кто-то их вспугнул и они, бросив мясо, ушли, а потом не смогли найти».

Время шло, но мысль об этих останках не оставляла меня. Абсурдность браконьерской версии с каждым днём смешила меня всё больше и больше. Представлял я этих браконьеров со злыми рожами. Которые затаскивают добытых косуль в середину леса, да ещё в кустарник. При этом один другому говорит:

– Слышь, Бармалей, тут посчитай триста метров до дороги, как мясо вывозить будем?

– Не дрейфь, Антибиотик, на горбу дотащим. Главное, чтобы нас тут не запалили.

– Да кому мы тут нужны?

– Вон слышал – ветка хрустнула, валим отсюда, а то накроют.

Нет, может быть где-то и есть такие тупые брэки, но только не у нас. И потом если бы тащили, ветки были бы поломаны, а там всё цело, ни свежих, ни старых заломов нет. А главное – кости обглоданы без остатков мяса. Я и раньше встречал останки брошенных в лесу подранков, их обклёвывали птицы, ели лисы, но остатки шкуры и мяса всё равно просматривались. Здесь же так гладко как после пожара. Однако пожара не было.

Близко к разгадке я подошёл во время поездки в Курганскую область. Один из стрелков подранил довольно приличного самца косули. Как это и принято, мы решили подождать. Дать ему лечь, и, когда он уже не сможет встать, добрать. Надо сказать, что природа в Курганской области отличается от нашей. Ровные поля с небольшими участками леса –идеальные условия как для охоты, так и для обитания косуль. Ну, и видимость отличная.

Стоим, курим. А я вижу, как над лесом появилось две крупных птицы. В тот момент я подумал: «Ни фига себе, вороны жирные какие». Птицы исчезли так же быстро, как и появились, поэтому особого значения их присутствию в тот момент я не придал. Прошло примерно два часа. Охота была по чернотропу, поэтому подранка мы решили добрать, прочёсывая лес. Выставив номера на всякий случай в местах вероятного перехода подранка (вдруг, всё-таки встанет), двинулись по радио-команде в заросший кустарником околок.

Не успел я пройти метров 50, как справа от себя услышал сначала странные звуки, похожие на хлопанье крыльев огромной птицы, затем отборный мат, изрекаемый егерем Алексеем, и в оконцовке – глухие удары, похожие на то, как пишут в протоколах, «тупым, тяжёлым предметом». Естественно, я рванул туда. К сожалению, успел только к финалу, но и финал впечатлил меня настолько, что сердце сжалось. Две огромные птицы прыгали вокруг Алексея пытаясь взлететь, а он стремился их сбить дубиной, произносил при этом очень неприличные слова. Буквально в ногах у егеря лежала косуля. Вид которой меня ошеломил. Она была на половину съедена, но при этом животное было ещё живым. Косуля время от времени поднимала голову и даже пыталась встать на оставшиеся ещё целыми передние ноги. Наконец птицы оторвались от земли и как гигантские драконы из «Аватара» взмыли в небо. Алексей бросив дубину тут же успокоил косулю, надрезав ей горло ножом.

– Что это было? – в изумлении спросил я.

– Орланы.

– Орланы, это те, что в красной книге?

– Они самые.

– Разве они нападают на косуль? Они же рыбой питаются или мелкими животными, ну зайцами на худой конец.

– Эти могут и на косулю-подранка напасть, на собаку и даже на рысь бывало.

– Но их раньше тут не было.

– С прошло года появились и в большом количестве, между прочим. Они стали по-настоящему опасными хищниками.

Наш разговор продолжился этим же вечером у костра. И егерь и опытные охотники рассказали мне много интересного. Оказалось, что местные орланы имеют серое или даже коричневое оперение хвоста. Та, что назвать их полным именем «орлан-белохвост» язык не поворачивается. Ведут себя как настоящие разбойники. Нападению с неба подвергаются все, в том числе и домашние животные: козы, собаки и даже жеребята, отбившиеся от кобыл или от табуна. Честно сказать, я не поверил, но промолчал.

Мысленно я вернулся к найденным в лесу костям. Могли ли найденные мною в лесу останки косуль свидетельствовать о нападении орланов. В наших местах я охочусь уже пять лет, но этих огромных птиц ни разу не видел. У нас нет ни рек, богатых рыбой, ни болот, где они гнездиться, да и открытых мест не так много – все больше лесные массивы с обилием логов и распадков.

– Что гадать? Если это орлан, я должен его увидеть, – так тогда решил я.

И вот настало 16 декабря. Мы были в знакомых угодьях, которые не без основания считаем «своими». Стоял мороз до –30, да ещё с ветром. Но мы решили, что можем успешно охотиться. Я стоял на номере, когда сквозь пелену снега, затянувшую небо, на меня надвинулась тень. Сначала я подумал, что это падает дерево или принесённый от куда-то ветром кусок полиэтиленовой пленки решил обрушиться мне на голову. Но это оказалась огромная птица. Очевидно разглядев с высоты, что я не кролик и не домашний гусь, эта птица сделала круг над моей головой и уселась на верхушку самой высокой берёзы метрах в ста от меня. Я судорожно расстегнул куртку и достал камеру. Камера работала на морозе отказалась, так что придётся мне поверить на слово. Это был он – орлан.

Расследование подходит к концу, подозреваемый всё ясней для меня представляется «преступником». Хотя с другой стороны: какой он преступник, он желает жить, а жизнь для одних – это смерть для других. И всё же эта история заставила меня задуматься. Резкое увеличение этих «волков небес» к хорошему не приведёт; может и правы были курганские охотники, предлагая договориться об отстреле части не в меру расплодившихся орланов. Вполне возможно, что повторится история с бобрами, а может быть к весне орланы сами уйдут к местам гнездовий. Кто знает? «Будем посмотреть», как говорил популярный герой одного из отечественных фильмов.
 

Александр Лошаков 29 февраля 2012 в 17:51






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Николай Васильев офлайн
    #1  1 марта 2012 в 14:22

    Да, интересный рассказ. Природа реагирует на изменение среды обитания.

    Ответить
  • 0
    Владимир Деревянов офлайн
    #2  1 марта 2012 в 14:46

    Навряд ли орлан взял косулю, да еще в лесу, это не его пищевая специализация. А вот растерзать погибшую по каким-то ни было причинам косулю мог. При миграциях голодные птицы не гнущаются падалью или сильно ослабленными животными.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑