За лосем в Тверскую

Распухшая от проблем и телефонных звонков голова просилась на свежий, морозный воздух. Казалось, что бетонные стены давили на истосковавшуюся по вольным просторам душу и всё чего я хотел в этот бесконечный день, так это поскорее вырваться из опостылевшего офиса домой, прыгнуть в машину, повернув ключ в зажигании услышать глухой, хищный рык двигателя и утопив педаль газа в пол, умчать из города прочь по ночному шоссе навстречу друзьям и охоте ...

Мечты всё-таки сбываются! Пол десятого вечера, прихватив товарища Колю мы, наконец, стартуем из центра Москвы. Машина плавно несёт нас по ленинградскому шоссе и с каждым десятком пройдённых километров мы к своей радости замечаем чудесное преображение природы за окном автомобиля. Постепенно темные, бесснежные подмосковные окрестности оживляют изредка попадающиеся там и сям пятна снега, вскоре его становится больше и вот уже подъезжая к Твери, рваная простыня скупого снежка полностью сменяется пуховым, искрящимся на морозе снежным одеялом, окутавшим леса и землю.

За разговорами быстро пролетает оставшаяся дорога и начале второго ночи мы уже на месте. Долгожданная встреча с теми, кто уже приехал, по «пять капель» и скорее спать, жадно впитывать в организм несколько часов оставшегося сна.

Казалось только сомкнул глаза, а уже пора вставать. Быстро позавтракав спешим к машинам – нам ещё ехать километров тридцать до деревеньки, где нас ждут егеря.

 

На улице небольшой минус, ветра практически нет и ночью выпала пороша. Погода что надо! Тёмное небо начинает постепенно светлеть, одна за другой исчезают светлячки звёзд. Мы едем мимо ещё спящих деревенских изб, бескрайних просторов полей, проезжаем под сводами молчаливо-загадочного заснеженного леса, нависшего над нами под тяжестью снега.

На месте встречи нас уже ждут. Как всегда инструктаж, роспись по техники безопасности и вперед на номера. Нет, постойте – сначала фото на память :-)

 

Основная цель сегодняшней охоты – лось, но также есть лицензии на кабанов. Совсем недалеко от оставленных машин, на поле, по пути на номера, распорядитель охоты останавливается и, ткнув в уже порядком расплывшейся след говорит: «Этих ребят стреляем всегда!»

 

В первом загоне мне достаётся весьма перспективное место с хорошим обзором и рядом с двумя входными следами лосей. Ветер дует точно из загона. Обтоптав снег и прикинув сектор обстрела я застываю в томительном ожидании, очень надеясь, что мне сегодня повезёт. Каждый шорох в притихшем лесу будоражит взведённые нервы, напряжённые мышцы готовы вскинуть к плечу карабин по первому сигналу внимательных глаз, непрерывно простреливающих кромку леса. Мутный круг взошедшего солнца, упорно прорывается сквозь серую дымку. Пришедший ему на помощь ветер разгоняет низкие, больные облака, солнечные лучи заливают веселым светом преобразившийся зимний лес, и ты понимаешь, что зима наконец-то наступила!

 

 

Загон сегодня выдался огромный, стою неподвижно уже полтора часа, отгоняю подступающий холод верой в удачу, но ничего не происходит, лишь хрипло каркая, пролетит иногда стороной черный ворон, зазвенит на весь лес трель дятла, да суетливая стайка синичек, посвистывая-переругиваясь, перелетит, перепорхнет мимо по своим лесным делам. Голоса загонщиков слышны всё ближе и ближе и вместе с их приближением безнадёжно тает надежда, что в этом загоне зверь выйдет на стрелков.
Снимают с номеров, охотники переспрашиваю друг друга кто, что видел из зверья. Выясняется, что лоси вышли из оклада ещё до начала загона и стаду кабанов удалось проскочить незамеченными краем поля. Около одного из стрелков метрах в двадцати ходил секач, громко втягивая воздух и недовольно хрюкая, видимо причуяв человеческий запах. Ходил, ходил, да так и не показав себя охотнику ушёл обратно в загон. В общем, сплошное невезение. Но огорчаться никто не собирается, есть ещё время, охота продолжается и вереница охотников, быстро шагая по узкой лесной тропинке, спешит к следующему загону.

На этот раз стрелковая линия, начинаясь у края болота, выстраивается на высокой насыпи, у подножья которой журчит кое-где ещё не замерший ручей. Впереди низинка, заросшая метров на двести березовым и осиновым подростом за которой плотной стеной стоит спелый еловый лес.

 

Условия для стрельбы достаточно сложные и прицельный выстрел, даже из нарезного ограничен примерно сорока- пятьюдесятью метрами, да и то там, где это позволяют окна между деревьями. Из загона звучит выстрел, сигнализирующий начало охоты. Замерев без движения жду. Звенящая тишина окутала лес, но вот далеко, далеко, едва различимо доносятся голоса загонщиков. Где-то слева впереди раздаётся хруст ветки и вскоре с соседнего номера звучит дуплет. Через несколько секунд, через номер слева застрекотала пятизарядка и всё стихло. Томительное ожидание прокатилось по номерам… Взят ли зверь? Промах? Подранок? Никто не сходит с места пока егеря не выходят на насыпь из загона. И тут уж скорее спешишь к стрелявшим, расспрашивая подробности. Как показал «разбор полётов» семья лосей – бык, корова и телок шли прямо из загона на одного из охотников, но не дойдя метров сорок в нерешительности остановилась. К сожалению, из-за трудных условий стрельбы, выстрелы товарища выцелившего быка, не достигли цели и стронули лосей параллельно насыпи на соседний номер, где они снова остановились напротив другого стрелка , которому тоже не удалось добыть трофей. Самое обидное, что уйдя в болота, один из лосей, через некоторое время, по непонятным причинам вернулся назад и пересёк стрелковую линию в двадцати метрах от места, где стоял ещё один охотник, но это было уже после снятия номеров и его естественно там не было. Световой день близился к концу, через полтора часа уже стемнеет и пора двигать к дому, на сегодня охота закончена. Это был точно не наш день, что окончательно подтвердило небольшое ДТП на обратном пути, приговорившее под замену передний бампер моего джипа. Да ещё милиция остановила, проверяли документы на оружие. Нам точно не везло.

Вечером никто долго не засиживался, плотно поужинав в местной кафешке, покорившей всех советскими ценами и вкусной кухней, не увлекаясь спиртным, народ завалился спать, что бы хорошо выспаться перед последнем днём охоты на который была вся надежда…

Утро опять встретило нас хорошей погодой. Лёгкий морозец приятно пощипывал лицо, в чистом небе, за тёмной стеной леса разгоралась багряная заря…

 

Всё вокруг дышало спокойствием и покоем. Эх, какая красота и как жаль, что сегодня нам возвращаться назад, в каменные джунгли мегаполиса, где, сохранив в памяти этот восход, эти поля и леса мы будем влюблено по ним вздыхать и ждать новой встречи…

 

Загон обещал быть таким же большим, что и первый вчерашний. Нас объединили с ещё одной группой охотников, человек в шесть. Как и всегда в таких ситуациях, зверь принадлежали той команде, которая его добудет. Протопав километра полтора, меня поставили на опушке лесного массива, который планировалась прогонять. Справа начиналось заснеженное поле, а слева шло две просеки, одна параллельно загону, на которой расставлялись охотники,

 

другая под углом уходила в оклад. Через неё проходил старый лосиный след, придававший надежду на то, что возможно сохатый снова изберёт этот маршрут. И вот опять далеко в загоне звучит одиночный выстрел егерей – охота началась. Где-то через час с номеров раздаётся дуплет, тело инстинктивно напряглось, собралось – а вдруг вот сейчас на просеку перед тобой вылетит из ельника потревоженный гурт кабанов? Но нет, всё по-прежнему тихо... Минут через десять ещё один дуплет из загона раскатывается громким эхом по лесу. Почти сразу за ним там же хлопнул одиночный выстрел и вскоре воздух наполняется азартным лаем собак.

 

Нет сомнения, что зверь взят, но кто из охотников отличился? Что значил первый дуплет и кого сразил последний, одиночный выстрел? Вопросы крутятся в голове, и время течёт бесконечно медленно. Наконец далеко на просеке слышаться голоса, появляются егеря, и всё наконец-то проясняется...

Сохатый, стронутый криками загонщиков с лёжки в мелочах, неспешно двинулся в сторону стрелковой линии. Привыкший к беспокойству со стороны людей в последнее время, зверь медленно шёл своим привычным переходом, время от времени останавливаясь и подняв кверху горбоносую морду, втягивал ноздрями морозный воздух. Настёганный за несколько месяцев охоты, бык научился быть осторожным, никогда не идя строго по ветру и не несясь напролом через лес при первых признаках опасности, что уже не раз спасало ему жизнь. Впереди показался прогал лесной просеки, и хоть ничего и не предвещало опасности, но по своему опыту лось знал, что здесь надо особо внимательным. Не дойдя метров тридцать до дороги разрезающей лес напополам, он зашёл в ельник и в нерешительности остановился. Переступая с ноги на ногу, крутя из стороны в стороны головой, ещё увенчанной рогами, лось осматривался по сторонам, настороженно принюхиваясь.

Уже давно заприметив зверя, Аркадий медленно поднял двустволку и вёл, то исчезающий в еловой зелени, но снова появляющийся в просвете деревьев силуэт сохатого, терпеливо выжидая, когда лось подойдёт на уверенный выстрел. Но бык не спешил выходить на чистину и, забившись в густой ельник, уже минут пять, показавшиеся охотнику вечностью, топтался на месте. Заныла рука под тяжестью ружейной стали, нервы, как струны напряжены, а «убойная» лопатка зверя и шея по-прежнему скрыты деревьями. Ждать больше нет сил, и выцелив туда где находится печень охотник плавно нажал на спуск.
От выстрела лось подпрыгнул вертикально вверх и, спотыкнувшись опрометью, поднимая облако снежной пыли, бросился назад в загон. Не разбирая дороги и круша все на своём пути, он несся прочь от опасности, но с каждым шагом силы покидали его и жизнь стремительно и неумолимо вытекала из жгущей болью раны в боку. Крепкие, выносливые ранее ноги, теперь подкашивались, отказываясь нести почему-то отяжелевшее тело... Бык, перешёл с рыси на шаг, упал, с трудом поднялся и, пошатываясь, побрёл вперёд. Между деревьями мелькнул силуэт человека, залаяли собаки. Гром ружейного выстрела сшиб сохатого наземь и сил подняться уже не было. Замутнённый взгляд уловил приближающегося загонщика, грянул ещё один выстрел и всё было кончено.

 

Король охоты Аркадий с трофеем:

 

Вот такая вышла у нас охота в прошедшие выходные. Лось оказался действительно «трудовым», мы его по настоящему заслужили, а вынос на себе мяса два с половиной километра по лесу, думаю многим запомниться надолго.

 

До встречи на новых охотах!

Дмитрий Каширин 23 ноября 2011 в 20:27






Комментарии пользователей

  • -2
    Ваше имя
    #1  24 ноября 2011 в 15:53

    Ваше мнение Слушайте, какой-то бред. В статье автор два раза упоминает, что: "Ветер дует точно из загона" "осторожным, никогда не идя строго по ветру" Лось идет на ветер всегда, в крайнем случае в полветра и опытные охотники не говоря уж про егерей, не будут делать загон по ветру - только на ветер, иначе зверь уйдет через загонщиков или вбок. Хоть перечитывайте, что пишите..... По поводу Синего Кита, можно только у виска покрутить - не охотник, гринпис что ли?

  • -2
    Дмитрий офлайн
    #2  24 ноября 2011 в 16:30
    Ваше имя
    Ваше мнение Слушайте, какой-то бред. В статье автор два раза упоминает, что: "Ветер дует точно из загона" "осторожным, никогда не идя строго по ветру" Лось идет на ветер всегда, в крайнем случае в полветра и опытные охотники не говоря уж про егерей, не будут делать загон по ветру - только на ветер, иначе зверь уйдет через загонщиков или вбок. Хоть перечитывайте, что пишите..... По поводу Синего Кита, можно только у виска покрутить - не охотник, гринпис что ли?

    Видимо я не совсем корректно выразился. «никогда не идя строго по ветру» я имел ввиду, что зверь предпочитает идти против ветра, чтобы уловить запах опасности впереди. Что касается Синего Кита и прчих «зелёных», покупающих колбасу в магазине, но льющих слёзы над убитыми животными – такие посты будут сносится, а их авторы будут забанены навсегда.

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑