Уток по осени считают

Город Весьегонск – северная граница Тверской области

фото: Сергей Фокин
фото: Сергей Фокин

За рекой Мологой, затопленной Рыбинским водохранилищем, земля уже Вологодская – Улома. Русла речек, скрытые большой водой, низины и поймы ручьев, ушедшие под волны Рыбинки стали не только излюбленными местами обитания судака, щуки, леща, окуня и прочей подводной живности, но и «домом» болотной дичи и местом отдыха гусиных табунков и северной утки на весеннем и осеннем пролетах.

Недаром тверской Весьегонск и вологодская Улома считаются среди любителей ружейной охоты и поклонников спиннинга и поплавка своеобразной «столицей»

Ставшая привычной в последние годы летняя жара внесла существенные корректировки в сроки открытия летне-осеннего сезона охоты по водоплавающим. Но в Уломе, как и положено, охота открылась с третьей субботы августа — с 20-го числа. В этом, безусловно, заслуга руководства области, знающего не понаслышке, что такое охота и как много она значит для тысяч охотников, убежденного, что на воде и болоте пожар не случится, а среди любителей постоять с ружьем на утренней и вечерней зоре поджигателей лесов не бывает.

Открытие охоты традиционно состоялось в угодьях Уломского охотхозяйства. Несколько слов о самом хозяйстве и организации в нем охоты, а также о наболевшем: как не противопоставлять интересы приезжих и местных охотников.

Заслуга руководства охотхозяйства в том, что местные охотники не чувствуют себя обделенными. Конечно, здесь присутствует определенный объективный фактор: угодья хозяйства достаточно обширны, и это позволяет без излишнего перенасыщения принять на открытие практически всех желающих (как часто мы сталкиваемся с противоположной позицией: посторонних на охоту «не пущать», а местных охотников отсечь либо высокой ценой путевки, либо необоснованным запретом). Здесь же найден разумный компромисс, и сезонка местному охотнику обходится в 1500 рублей — деньги по теперешним ценам даже для сельской местности весьма приемлемые. А для хозяйства, хоть это и не большие поступления, важнее то, что нет браконьеров и недовольства местных жителей. Здесь всегда много гоголя, благодаря искусственным местам гнездовий (дуплянок) — разработки орнитологов Дарвинского заповедника. Численность благородной утки в последние годы падает, но это скорее относится к организации и прессу охоты в местах зимовки водоплавающих, а не к охоте в местах гнездований. Так что, к сожалению, бывает все сложнее возражать сторонникам закрытия весенней охоты на водоплавающих, когда под выстрел многих «гусятников», не делающих различия не только между гусем и утками, но и селезнем и утицей, попадает все летящее.

Возвращаясь к августовской охоте, нельзя не сказать о весеннем сезоне. Вначале сумятицу в ряды охотников внесли дебаты о новых правилах, затем любителей гусиной охоты и отчасти приверженцев охоты с подсадной «запутала» погода — поздняя «неровная» весна.

Так что «вологодский гусь» прошел восточнее, ближе к неожиданно «теплой» Сибири, тогда как в апреле на юге Вологодчины плесы стояли подо льдом, а поля под снегом. Точно так же и «уломская утка», по моему мнению, откочевала туда, где было теплее, и загнездилась там. Кряквы заметно поубавилось; свиязи по сравнению с прошлым годом стало значительно меньше; редкие чирки и неожиданно немногочисленные стаи гоголя подтвердили, что весенние холода не прошли для местных угодий бесследно.

Теперь о самой охоте. Лето не было таким сухим, как прошлогоднее. Даже в первых числах сентября деревья стоят зеленые, без намека на желтый лист, в отличие от Подмосковья, где листопад уже начался. Трава поднялась густая, на болоте местами до пояса. И, как всегда, обычный осенний «подарок» гидроэнергетиков: воды в Рыбинку скинули больше обычного, чистых плесов поубавилось, и на жировку утка шла на оставшиеся лужи. Так что сбить утку еще не значило взять трофей (лишнее напоминание, что четвероногий помощник порой нужнее ружья).

Все познается в сравнении. Насколько удачным было открытие, пусть каждый охотник определяет сам. За одну утреннюю (первую) зорю и две вечерних (субботнюю и воскресную) было расстреляно 45 патронов. О количестве взятой дичи скромно умолчу, как и о промахах, которых было больше обычного. Стрельба велась выборочно, с расчетом найти утку наверняка и, конечно, в меру. Один подранок не был найден, кряква упала на отлет далеко за кусты.

Что можно посоветовать в сложных условиях стрельбы и охоты? Стараться точно определять, где упала дичь, особенно на вечерке. Не отрывая взгляда от места, куда упала сбитая выстрелом утка, не отвлекаясь на перезарядку ружья и налетающих крякашей, быстро идите к нему и ищите дичь. Если случился подранок, обращайте внимание на шум, шевеление травы и рябь на воде. В темноте пользуйтесь фонарем, при этом систематически «прочесывайте» место падения — не нужно хаотических поисков. Светите фонарем не сверху, а по корням растений, практически параллельно земле. Правда, при этом поиски придется вести в полусогнутом состоянии, но поверьте, одна найденная утка — неважно, кряква это или чирок — для охотника значит больше, чем десяток сбитых, но потерянных трофеев.

Как стрелять в таких сложных угодьях? Первое — не жадничать. Лучше отпустить утку без выстрела, чем сбить над густыми зарослями. Второе — выстрел в меру, исключающий подранка. Дробь от № 7 до № 5. И не жалеть добавить по падающей утке еще раз, если есть подозрение, что дичь бита не совсем чисто.

Отдельно хочется поделиться личными соображениями, как стрелять охотникам-ветеранам, имеющим за плечами богатый опыт спортивной стрельбы.

Вдруг у вас начинают появляться промахи не только в привычных, но и в абсолютно верных ситуациях. Вы делаете все как всегда, быстрота поводки остается, точность вскидки — позавидует не только новичок. Конечно, стрелять навскидку вы стараетесь меньше, больше стреляете с поводкой или на обгоне, но промахи проскакивают значительно чаще, чем год назад. Объективно вы замечаете, что прыть уже не та, что ноги вязнут в грязи, или, когда в сапогах вода, быстро повернуться к налетающим уткам временами уже не получается. Но это поправимо: повнимательней отнеситесь к обустройству засидки, подложите под ноги ветки, захватите фанерку или обрезок доски.

Причина же «необъяснимых» промахов кроется в том самом двигательном навыке, который был выработан годами и всегда отлично помогал в точной стрельбе влет. Внешняя картина выстрела осталась без изменений, но «внутренние» процессы уже не такие, какие были в годы активных спортивных стрельб.

В одной из своих публикаций я упоминал придуманный мною (как мне кажется) термин «минимальное время поводки», которое складывается из горения пороха — 0,003 сек., работы УСМ — 0,003–0,004 сек., что дает в сумме 0,006–0,007 сек., и, главное, оперативности нажатия на спуск после команды «головы». Оперативность во многом зависит от эмоционально-физического состояния стрелка-охотника и является самой весомой составляющей минимального времени поводки. Для большинства стрелков «средней руки» это порядка 0,1–0,15 сек., а для умелых мастеров значительно меньше — 0,1 сек. Вот здесь, видимо, и заложена причина необъяснимых промахов, когда палец срабатывает позднее, чем прежде, но при прежнем двигательном навыке и «формуле» движения ружья, упреждения оказываются совсем другими, чем в прошлые годы.

При быстрой короткой поводке и стрельбе навскидку происходит выстрел из практически неподвижного или приторможенного ружья. Стреляя на обгоне можно предположить, что дробь пройдет впереди цели. Конечно, вернуть былую «прыть» можно. Но стоит ли? Стреляйте уж по старинке, с точно обозначенным упреждением, как советуют старые охотники и как стреляли когда-то на стенде наши отцы и деды.

Юрий Константинов 26 октября 2011 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑