Вальдшнепов меньше не стало

Выстояв за сезон пять тяг, сделал 27 выстрелов и добыл семь долгоносиков

фото: Дмитрий Литвинов фото: Дмитрий Литвинов

В южных районах Свердловской области сезон открыли 23 апреля. Старый приятель предложил мне поехать с ним в один из этих районов и постоять два вечера на тяге. Предложение я отклонил: не хотелось встречать весну в чужих незнакомых местах, к тому же я не был уверен, что снег в лесах сошел даже на юге. Кстати, сомнения подтвердились: леса оказались почти сплошь заснеженными, и приятель возвратился через день, отстояв одну пустую тягу.

У нас сезон открыли 7 мая. Высадившись из электрички в полдень, я к двум часам подошел к охотничьей избушке. Остаток дня перед первой тягой провел в приятном, многим нам знакомом ожидательном томлении, к чему располагала и погода — тихая, ясная и теплая.

Тяга у нас начинается обычно в интервале между четвертью и половиной десятого. По заведенному порядку ровно в девять я был на избранной поляне. Постелив на трухлявый пень пластину бересты, уселся на пне поудобнее. Для меня давно стало традицией, превратившейся в своего рода ритуал, не подниматься и не брать ружье наизготовку до тех пор, пока не услышу первого вальдшнепа или же первого выстрела. Сидел и думал: а состоится ли тяга, ведь осенью вальдшнепа практически не было, кому, спрашивается, возвращаться из теплых стран, если улетать туда было некому?

Первый выстрел донесся в половине десятого, но был он очень далеким, едва слышным. После второго выстрела, прозвучавшего на слух совсем неподалеку, я поспешил занять привычную охотничью позу, и вовремя: из-за еловой куртинки выплыл вальдшнеп. После дуплета поздравил себя с первым полем.

Видел в этот вечер еще двенадцать птиц. Одну, налетевшую сзади, пропустил без выстрела, а вот в последнюю, встречную, промахнулся в упор. Но случилось это ровно за час до полуночи, когда мушка практически не различалась.

Во второй поездке со мной был партнер. Распределили с ним места и расставились, как и положено, в девять, и сразу высоко надо мной возвестил о себе хорканьем первый вальдшнеп, а через пару минут второй. Подумал: ну, что-то будет — и ошибся. В течение последующих полутора часов не увидел и не услышал ни одной птицы. Несколько раз, расслабляясь, брал ружье на плечо, один раз даже присел на пень. В четверть одиннадцатого услышал со стороны избушки стук топора и понял, что у товарища не хватило терпения и он закончил охоту досрочно.

А вальдшнепы все-таки полетели. Видел девять птиц, стрелял семь раз, взял одну. Когда вернулся в избушку, выслушал сердитое ворчание партнера: “Какая это, к черту, охота!” Я не возражал, понимал, что товарищ досадует на самого себя.

В следующий вечер повторилась картина предыдущего: из девяти увиденных птиц семь протянули после половины одиннадцатого. Пятью выстрелами добыл трех. А что же партнер? На этот раз он, как и я, достоял до темноты, видел несколько птиц, стрелял один раз дуплетом — неудачно. Природа словно не прощала этому человеку проявленного накануне недоверия к ней.

Закрывал сезон 21 и 22 мая в одиночестве. В первый вечер видел девять птиц, во второй — двенадцать. Как и в предыдущие тяги, летели они в основном после десяти. Взял по одной за вечер. Эта охота запомнилась также тем, что, дважды сменив место стояния, я дважды же просчитался: вальдшнепы, словно в насмешку, тянули над покинутыми мной местами — по закону подлости, как сказали бы в народе.

Итак, выстояв за сезон пять тяг, сделал 27 выстрелов и добыл семь долгоносиков. Пять из них оказались, как мы выражаемся, из числа верных, один — из разряда трудных (читай, закрытых), и один — далеких (за 35 м). Уделю внимание этим, последним, поскольку на них пришлась треть моих выстрелов.

В охотничьей литературе давно советуют воздерживаться от стрельбы по слишком далеким целям. Основной аргумент — возможность появления потерянных подранков. Позволю себе усомниться в таком заключении. Мой опыт показывает, что процент названных подранков не так уж и велик: в большинстве случаев попадание в птицу так или иначе улавливается по внешним признакам ее дальнейшего полета. А если их нет, то чаще всего это свидетельствует о чистом промахе или обносе. Уговаривать охотников не стрелять дальше 35–40 м в условиях современной охоты (когда дичи мало и она осторожна) — это все равно, что агитировать за воздержание от употребления спиртного на охоте. Охотники стреляли и будут стрелять за указанный предел, поскольку это — составная часть их веселого праздника охоты.

У меня сложилось такое впечатление, что после сухого жаркого лета прошлого года вальдшнепов на Среднем Урале меньше не стало.

Юрий Тундынов, г. Екатеринбург 21 июня 2011 в 14:33






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑