Души вечерняя отрада

Я и не собирался в этот день на вальдшнепа

 

Да какой там день, когда до 17 часов работаешь! Так, вечерка! Но шла уже вторая неделя весенней охоты, и занять неслужебное время ничем другим, кроме своей суматошной страсти, я, разумеется, не мог. Поэтому летел как на пожар к своему полевому убежищу, радовался, что многочисленные соседи не покушались сегодня на мои «роскошные» ямы, а после грустил, проводив взглядом всего-то два косячка гусей, прошедших «на эшелоне».

Да был здесь гусик! Следы многочисленных перепончатых лап отпечатались на высохшей теперь стерне. Было это на прошлой неделе, когда пробиться сюда не было никакой возможности. Я бы мог, несмотря ни на какие трудности, дотащиться сюда со всем своим скарбом пешком, бросив машину на асфальте (ну что нам какие-то пять километров!), если бы только не работа. А вырваться с нее на первой неделе хотя бы на один, но целый день не удалось. А вот теперь сижу и пью чай из термоса…

Принять решение срочно собрать профиля и бежать к машине, чтобы успеть в лес, помогла пьяная команда стрелков, открывшая огонь по бутылкам в паре сотен метров от моего укрытия. А через полчаса я уже расчехлял ружье в двухстах метрах от ближайшего леса. Пробираться к своей заветной полянке не было времени и желания из-за опасности “посадить” машину. И почему, собственно, нас так тянет всегда на старые места? Может, на новом еще интересней будет!

Надежда была совсем слабой. И какая может быть тяга в километре от деревни, в которой полно охотников, да еще в двухстах метрах от дороги? Но было уже поздно что-либо менять. Березово-сосновое мелколесье имело треугольную форму с длинной стороной около шестисот метров. По двум сторонам вплотную подступал старый смешанный лес. Я шел по “мелочам” в поисках подходящей полянки, но ее не было. “Поближе к вершине треугольника, в самый угол старого леса, — беседовал я сам с собой. — Если что и будет, то наверняка там”.

А вот и полянка! Правда, совсем маленькая, но в пределах 50 метров, позволяющая сделать прицельный выстрел. “Ах елки-палки! — хлопнул я себя по лбу. — Фонаря-то нет!” Да вместо получока надо было бы цилиндр закрепить! Ведь мельче “пятерки” в контейнере ничего нет. Только теперь уж ничего не исправишь. “Целиться лучше надо!” — заранее подготавливал я себя.

А воздух в лесу совсем не тот, что в полях. Густой, насыщенный, настоянный на преющих прошлогодних листьях и свежей хвое молодых сосен. Такой воздух нужно пить маленькими глотками, как дорогой настоящий коньяк.

С раскисшей поймы маленького, пересыхающего летом ручейка доносились отчаянные стоны чибисов, “блеянье” многочисленных бекасов. С далекого поля до меня долетали звуки, судя по всему, настоящего гусиного концерта. И, как всегда, мгновенно все заглушили тихие, осторожные звуки токового полета вальдшнепа. Я отчаянно закрутил головой, пытаясь уловить направление, и первый в этом году лесной кулик пролетел в сотне метров от меня. Не помогла и подкинутая кверху шапка. “Светло еще. Однако не зря приехал”, — подумал я, взглянув на часы: 20:48. Кстати, по моим многочисленным наблюдениям, шапка, брошенная вверх, помогает привлечь внимание вальдшнепа примерно в 30%. И всегда в достаточно густых сумерках.

А с другой стороны уже слышался голос второго лесного отшельника. Он тянул довольно высоко — над кронами старых деревьев, но в пределах выстрела. Дважды ахнуло мое ружье, но вальдшнеп, даже не прекращая своей “песни”, полетел по своим неотложным делам. “Мазила несчастный! — ругал я себя. — Ведь говорил же: не спеши”.

Два новых красивых патрона заняли место в магазине, а мне навстречу уже летел следующий кулик. На этот раз первый же выстрел оказался удачным, и я, не отводя глаз, бросился к месту его падения. Вот он, красавец! Я готов был поцеловать эту чудесную птицу, доставившую мне столько положительных эмоций, правда, ценой своей жизни.

Знаю, что напишут обо мне “зеленые” и просто скучающие в Интернете. Но я охотник! И разная у нас с ними правда, господа! …

Пока я выбирался из густоты молодняка со своим трофеем, над моей головой, будто издеваясь, медленно проплыли два “певца”. Я быстро занял позицию и тут же, прямо передо мной, возник очередной вальдшнеп. “Ну, этот мой”, — пронеслось в голове в момент вскидки. Но вальдшнеп, видимо, тоже увидевший меня, мгновенно сложил крылья и, превратившись в тоненькую пикирующую ракету, направил копье своего носа прямо мне в лоб! Со звуком реактивного самолета он пронесся в каких-то сантиметрах от моего лица и, сделав пару головокружительных финтов, скрылся между деревьями. Я не успел даже повести ружьем ему вслед! “Ай молодец! — похвалил я виртуозного летуна. — Если бы я так летать умел, с “Витязями”, наверное, работал!”

Первая волна вечерней тяги закончилась. Я посчитал 17 увиденных и услышанных птиц. Отличная тяга! Вот тебе и новое место у дороги! А через 15 минут я услышал еще одного. Он шел немного стороной, но был неплохо виден на фоне зари. После выстрела я четко услышал шлепок о землю, что свидетельствовало о верном попадании.

“Фонарь! Эх, фонарь! Вот растяпа!” — ругал я себя, продираясь сквозь густые ветви. Было уже почти темно, и я решил отметить центр предполагаемых поисков повешенной на сук фуражкой. Обычный метод расширяющейся спирали привел к тому, что я ее потерял. Долго искал, нашел, но, к сожалению, только фуражку. Несмотря на шум поисков, я услышал еще двух птиц.

Свою добычу я сразу же обнаружил утром. Причем вальдшнепа я нашел раньше, чем свою полянку. Долго радовался, что он достался мне, а не лисице. Такая заря — большая удача. Удастся ли когда-нибудь еще поприсутствовать на такой? Очень бы хотелось!

Владислав Шатилов 7 июня 2011 в 15:43






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑