Медвежий угол

195 дней могут пребывать в зимнем сне бурые медведи

Фото: FOTOLIA Фото: FOTOLIA

«Серьезная охота является подлинной наукой. В ней все должно быть учтено, принято во внимание к сведению на будущее. Кроме того, каждый новый день охоты дает новые познания, а каждый новый — хотя бы и варьированный — эпизод прибавляет опыта и увеличивает навыки». Ю.М. Янковский

Организациями охот на медведя я занимаюсь в течение почти двадцати лет, но, как ни покажется удивительным, самому мне не удалось добыть ни одного медведя. Медведей я перевидал немало. Не раз мне приходилось в качестве проводника выводить охотников на медведя в Хакасии, Красноярском крае, на Камчатке. Помню, в Туве буквально на себе затащил клиента на гору, и только тогда он смог добыть медведя «на солнцепеке». Перед охотниками-иностранцами часто было просто неудобно отвечать на вопрос, сколько я лично добыл медведей. Их всегда удивлял мой ответ — ни одного. Я себе и сам стал задавать этот вопрос, почему подкатывает уже полтинник, а еще не взял собственного медведя? Возраст — солидный, аутфитерская практика огромная; и тогда я поставил перед собой задачу добыть зверя, с которым ассоциируется моя страна у иностранцев. Отметив с друзьями 50-летний юбилей, я понял, что пришло это время. Я готовился к вылету на Камчатку со своим постоянным спутником. Первым прилетал американский охотник Джерри. Он был опытным охотником — уже стрелял медведей в Канаде и на Сахалине. Переговорив с моим партнером Александром, мы решили, что если у Джерри все сложится удачно, то и я поохочусь на своего медведя. Все располагало к этому. Сопровождающими на охоте вновь должны стать опытные проводники Юрий и Александр. С этими ребятами мы сделали уже не одну успешную охоту. Также на охотничьем кордоне нашу компанию должна была дополнить повар Татьяна. В походных условиях она легко готовила различные кулинарные изыски, а кроме того, создавала атмосферу домашнего уюта.

 

Фото: Александр Лисицин

Сразу же после прилета из Москвы в аэропорт Елизово на Камчатке мы отправились в район охоты. Наш путь лежал по единственной дороге, связывающей юг и центр Камчатки, между Восточным и Срединным хребтами. Охотничий кордон находился у подножия Срединного хребта.

За разговорами в машине быстро пролетели три часа дороги, и вот мы уже пересаживаемся на снегоходы в небольшой деревушке Ганалы, чтобы продолжить путь до охотничьей базы, расположенной в бассейне реки Немтик.

 

Фото: FOTOLIA

Наконец, наш караван прибыл на кордон, состоявший из дома с кухней, гостиной и несколькими спальнями и недостроенной баней. Мы затопили печь, и наше жилище ожило. В мгновение ока Татьяна приготовила небольшой перекус.

Основные охотничьи события развернулись на следующий день. Джерри добыл свой трофей и был безмерно рад. Эта радость была двойной благодаря добытому медведю и тому, что Джерри впервые в жизни шел на охоту на наших подбитых оленьим камусом лыжах, а не на снегоступах.

 

Зимовье, срубленное из мерной лиственницы, будет служить многим поколениям охотников. Фото: Александр Лисицин

[mkref=2390]

Наши проводники отправились забирать шкуру добытого американцем медведя, которую мы оставили на месте отстрела. Мы с Джерри переключились на свои дела. Вдруг мы услышали звук приближающегося снегохода. Дверь распахнулась, и Саша, как истый азартный охотник, буквально выпалил, обращаясь ко мне: «Есть медведь! Поедешь?!» То, о чем я так долго мечтал и в чем себе столько раз отказывал, наконец стало приобретать реальность. Пока я одевался, Саша приторочил лыжи к нартам. Я накинул рюкзак с фотоаппаратурой и походными вещами, взял карабин и буквально вылетел из дома. Татьяна только успела крикнуть нам вслед: «Ни пуха ни пера!»

Как часто бывает, все непредвиденное и неприятное случается неожиданно. Мы не раз переезжали через один ручей, дорога была наезженной, но в этот раз под правым полозом саней вздыбилась огромная глыба льда. Сани переворачиваются, и я лечу вместе с ними в ледяную воду. Встал на ноги, успел лишь вытолкнуть на обледенелый берег свой карабин. Мой рюкзак со всей аппаратурой и вещами, пристегнутый к спинке сиденья на санях, оказался в воде. Но ни мокрая одежда, ни вмиг остывшие ноги в мокрых ботинках не повергли меня в шок, как осознание того, что моя аппаратура оказалась в воде и теперь я не смогу заснять свою охоту в случае удачи. Было очень обидно, а кроме того, я уже отснял видеофильм и сделал несколько хороших снимков охоты Джерри.

Но нужно было продолжать путь. Шерстяные носки я отжал и надел вновь. Саша все это время молча созерцал весь процесс, не зная, что сказать или посоветовать. Я выдавил из себя подобие улыбки и сказал: «Не переживай! Прорвемся!» Но, так или иначе, возникала дилемма — продолжать охоту дальше или возвращаться в лагерь? Да, можно было вернуться, просушиться и через день снова отправиться на охоту, но, как поется в песне, «И можно свернуть, обрыв обогнуть, но мы выбираем трудный путь, опасный, как военная тропа!». Я мысленно выбрал путь, который должен был привести меня к многолетней мечте.

 

Фото: Александр Лисицин

Была уже вторая половина дня, когда мы услышали мотор снегохода, это подъехал Юра, беспокоясь нашим долгим отсутствием. Вначале он долго ждал в условленном месте, а потом поехал навстречу нам. Немая сцена. Тишину нарушил вопрос Александра: «Ну, что будем делать?» Я спросил Юру: «Где медведь?» Он ответил: «Там. На месте. Лежит на склоне».

До зверя нужно было пройти 5–6 километров на лыжах, от точки, куда были способны доехать снегоходы. Я повесил свою мокрую куртку, рукавицы и чехол от карабина на сук ольхи, чтобы забрать на обратном пути. Юра дал мне свою рабочую куртку, и поверх нее я надел маскхалат. Легкий морозный ветерок весело обдувал меня по пути, мы ехали еще около 20 минут. В этой ситуации меня здорово выручили охотничьи брюки с мембраной. Именно мембрана не позволяла продувать ноги насквозь, а мягкая подкладка, даже будучи влажной, все же согревала мое тело.

 

Фото: Илья Липин

По приезде на место, отвязывая лыжи от саней, увидели, что одна из лыж сломалась в месте загиба. Ничего не оставалось, как идти на таких лыжах. Устранить поломку в походных условиях было невозможно. Но на этом мои приключения не закончились. На ходу у моих многострадальных лыж разрывается брезентовый ремешок, удерживающий ногу в креплении лыжи. Через такое пройти и остановиться из-за какого-то брезентового ремешка!.. Но Саша достал из своего рюкзака «аварийный набор» и починил ремешок за несколько минут. Мы вновь продолжили путь к моему медведю.

Постоянная практика охоты зимой на лыжах по зайцу позволяла мне, городскому охотнику, не отставать от проводников. А кроме того, мне необходимо было согреться. Неприятно было идти в мокрой одежде, но, по крайней мере, мне не было холодно. Мы шли по долине ручья, а на левом склоне должен был лежать медведь. Мы увидели его с расстояния около трех километров. Он вставал и вновь ложился на небольшой полке прямо на горном склоне.

 

Фото: GREGORY LORI

[mkref=2391]

Когда расстояние до него сократилось до километра, ближе увидели еще одного. Он тоже лежал, наполовину скрытый в берлоге. Зверя выдало движение передних лап и головы. Этот медведь был некрупным и интереса как трофей не представлял. Теперь возникла проблема в том, что он, заметив нас, мог оповестить своим бегством «нашего» медведя. Пришлось совершать обходной маневр. Наконец, мы вышли к кустам в 400 метрах от нашей цели. Здесь протекал ручей, и это было нам на руку. Поток воды создавал шумовой фон, который должен скрыть шум наших лыж. Сразу же за ручьем начинался крутой, лишенный кустов подъем. До медведя около 300 метров или чуть меньше. Сидеть мокрым на снегу — перспектива не из приятных. Я положил на снег свои охотничьи перчатки и сел на них. Установил свой верный и проверенный SAKO калибра 300 WIN. MAG. рядом с посохом для ходьбы. Патроны с пулей CDP весом 10,7 грамма были уже в магазине карабина. Аккуратно дослал патрон. С таким оружием и патронами можно уверенно поражать любого зверя. Со мной не было ни дальномера, ни бинокля, и рассчитывать я мог только на оптический прицел. В него я отчетливо видел только часть головы медведя, к тому же она постоянно двигалась. Стрелять в такой ситуации было нельзя. Слишком велика вероятность того, что в момент выстрела медведь в очередной раз двинет головой, и будет либо промах, либо подранок. Я выжидал. Прошло уже около 20-ти минут. Я стал замерзать. Особенно я переживал за руки, боялся, что скоро трудно будет чувствовать движение указательного пальца на спусковом крючке.

Понимая, что только предельная концентрация в нужный момент может помочь в данной ситуации, я напряг всю волю, чтобы унять озноб, ведь на кону стоял мой долгожданный трофей. И судьба сжалилась надо мной. Вдруг медведь встал. Я прильнул к окуляру прицела, но сразу понял, что выстрела сделать опять не смогу. Медведь стоял практически весь закрытый с одной стороны густыми ветками кустарника, с другой стволом березы. Я смог видеть в прицел только его огромную голову и лапы, корпуса видно не было. Стрелять на таком расстоянии — безумие. Я молил только об одном, чтобы медведь сместился, только тогда появится шанс. И медведь сдвинулся вправо и тотчас скрылся из виду за снежным надувом. Я был уверен, что смогу перевидеть медведя, он вновь появится, и моя вера не подвела. Из-за надува вначале показался бурый горб, а потом и весь медведь. Надо было спешить с выстрелом, зверь мог снова исчезнуть все за тем же надувом. В тот момент были забыты и мокрая одежда, и холод, добравшийся уже до костей. До медведя чуть меньше 300 метров. Перекрестие прицела оказалось за лопаткой медведя, на позвоночнике.

 

Фото: Андрей Чугин

Пуля на таком расстоянии должна опустится на 20 сантиметров и попасть в область сердца. Указательный палец сделал свою работу. Звук выстрела гулким эхом пронесся по долине. Медведь исчез за снежным барханом. Я быстро перезарядил карабин, но был абсолютно уверен в том, что попал. Медведь снова появился из-за снега, теперь он шел по открытому. Его движения были тяжелыми. Стало понятно, что пуля сделала свое дело. Второй выстрел замедлил зверя еще больше. Но он все же продолжал двигаться, правда, повернув уже под гору. Это обычно говорит о тяжелом ранении. Наконец, медведь кувыркнулся, но сумел подняться и встать на все четыре лапы. Стреляю еще раз, опять перезаряжаюсь. Медведь падает. В прицел я вижу растекающиеся пятна крови вокруг него. До нас доносится его рев. От этого звука по телу пробегает легкая дрожь. Медведь поворачивается на месте, падает, снова встает и, пытаясь удержаться, разворачивается задом вниз по склону. Силы его на исходе. Я посылаю последнюю пулю под ребра с левой стороны, она проходит через все туловище и прекращает агонию монстра. Он обмяк и покатился вниз. По дороге мертвая туша разносит в пыль гнилое дерево. Наконец, четыре рядом растущие березы останавливают медведя. Если бы не они, пришлось бы вытаскивать трофей из ручья.

 

Фото: Александр Лисицин

Воцарилась полная тишина. Мне показалось, что даже ручей затих. Через мгновение вернулись все ощущения. И первым свое место занял холод. В пылу охоты я не заметил, что снаружи моя одежда покрылась коркой льда. Когда я встал и сделал первый шаг, было ощущение, что все мои суставы заскрипели.

Саша поздравил меня с хорошими выстрелами и трофеем и направился к месту, где лежал медведь. Я пошел за ним. И вновь пришлось форсировать ручей, глубина которого в месте перехода была около сорока сантиметров. При переходе я поскользнулся и снова упал в воду. Но мне было уже все равно. Я добыл своего медведя, а то, что вымок, можно пережить.

Медведь вблизи производил сильное впечатление. Его огромные клыки и когти, казалось, способны были разорвать любую плоть.

Начинало смеркаться. А еще предстояло снять шкуру. Мне очень хотелось сделать снимки на память с трофеем. Выручила «мыльница» Саши.

Когда мы производили съемку, пошел снег и подул холодный ветер. Я дрожал от холода. Снова выжимал мокрую одежду. Юра с Сашей достали 50-градусную настойку, и я выпил ее как воду. Это меня согрело и дало силы, чтобы вместе с ребятами заняться снятием шкуры.

 

Фото: Александр Лисицин

Привычную операцию сделали быстро и дружно тронулись в обратный путь. Добрались до снегоходов и отправились на базу уже в густых сумерках. В мокрой одежде в санях снегохода меня согревала только мысль о тепле, в котором мы окажемся через некоторое время.

Проезжая мимо до боли знакомого ручья, по дороге на базу мы забрали оставленные вещи. Я был вымотан и морально и физически. Дважды искупаться в холодной воде, пройти по снегу в мокрой одежде более 10 километров на сломанных лыжах, просидеть на снегу около получаса и все это время постоянно думать о том, чтобы медведь не ушел, это сильное испытание для любого. И мне думалось, что я не только добыл трофей камчатского медведя, но и смог преодолеть на пути к нему такие испытания.

Снегоход и сани прыгали по застругам снега, а в голове звучали слова из песни «…Хорошо, что есть на свете это счастье — путь домой!».

Дмитрий Встовский

МЕДВЕДИ НА МОНЕТАХ

Изображения медведей на монетах появились еще в древности. Этот персонаж был и остается популярным во многих странах мира.

Английский пенс начала XIX века изображал сидящего медведя. В Германии 6-талеровая монета середины XIX века на реверсе изображала медведя с короной. Гренландия на монете 25 йоре в 1926 году воспроизвела белого медведя. Острова Кука отчеканили в 1990 году на монете в $50 бурого медведя. Список государств, почитающих этого мощного и умного зверя, можно продолжать бесконечно: Финляндия, Босния и Герцеговина, Либерия и, конечно, Россия.

 

В 1993 году С.-Петербургский монетный двор отчеканил монеты номиналом 10, 25, 50 и 100 рублей с изображением на аверсе белого медведя и карты островов Шпицбергена. Так как на монетах имелась надпись «Российская Федерация», то норвежское правительство потребовало изъять монеты из обращения (Международное законодательство запрещает изображать территории одних государств на знаках других). Монеты вскоре были изъяты и стали большой нумизматической редкостью.

В серии «Красная книга России» в 1993 году была издана 50-рублевая медно-никелевая монета с изображением гималайского медведя. В эти же годы Россия начала выпускать памятные монеты из драгоценных металлов «Сохраним наш мир». В 1993-м был отчеканена трехрублевая серебряная монета с изображением бурого медведя на фоне елей. Голова бурого медведя стала сюжетом золотой 25-рублевой монеты. Сидящий бурый медведь воспроизведен на золотой монете номиналом 50 рублей. Лежащий зверь — на 100-рублевой золотой монете. Бурый медведь с двумя медвежатами — сюжет 200-рублевой золотой монеты.

 

В 1997-м отчеканена серебряная монета номиналом в 3 рубля с изображением полярного медведя. Это же животное изображено на уникальной монете достоинством в 10 000 рублей и весом в один килограмм.

В серии «Животный мир стран Европейского экономического сообщества» в 2009 году Банк России издал серебряную монету 925-й пробы номиналом 3 рубля с рисунком медведя в лесу.

Армения отчеканила серебряную монету 925-й пробы в 2006 году достоинством 100 армянских драмов в серии «Исчезающие виды кавказской фауны» с изображением закавказского бурого медведя.

 

Монголия в 2008 году отчеканила серебряную монету номиналом 500 тугров с изображением гобийского медведя в серии «Защита диких животных и окружающей среды». Его глаза имеют вставки из камней желтого цвета. На нумизматическом конкурсе, проходившем в конце 2008 года, эта монета среди десятка других была названа лучшей.

Номинацию «Лучшая золотая монета» выиграла датская монета 2007 года номиналом 1000 крон с изображением белого медведя. Выпуск был приурочен к Международному полярному году.

Канада в 2009 году издала монету номиналом $2 с изображением полярного медведя на льдине.

Вадим Михайлов

Дмитрий Встовский, Вадим Михайлов 3 мая 2011 в 20:50






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    VasiliyVlasov VasiliyVlasov офлайн
    #1  14 ноября 2016 в 11:00

    Уважаемые охотники! Наше любительское охотобщество обратилось к Дмитрию Встовскому для организации охоты. Так вот это была худшая охота из всех на которых мне пришлось побывать.
    Качество организации ужасное. Цены не соответствуют предоставляемому качеству. Дмитрий не компетентный в плане охоты человек! Уж поверьте моему большому опыту.

    Не дай Бог Вам с ним связаться! В очередной раз попадпется жулик, для которого самое важное личное обогащение! Такое понятие как порядочность, для него не знакомо!

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑