Дюжина

Русак, перекувыркнувшись через голову, плюхается в снег

фото: Виктор Лушаков фото: Виктор Лушаков

Щедрой на обильные снегопады выдалась прошлая зима. К двадцатым числам января был уже достаточно высокий снежный покров. Зайцы-русаки были вынуждены прижиматься поближе к деревням, животноводческим фермам, силосным ямам и сенникам. Здесь им стало проще найти себе пропитание. Из-за глубоких снегов русаки стали чаще пользоваться дорогами, лыжнями да звериными тропами.

В один из выходных дней со своими постоянными спутниками по охотам, друзьями Иваном и Юрой мы приехали поохотиться под Каширу на зайца.

Оставив машины на краю небольшой деревеньки, решаем обследовать прилегающую местность. Юра уходит вправо, а мы с Иваном решаем обойти деревню с левой стороны. На улице морозно, отчего снег поскрипывает под ногами. Небо ясное, голубое, вот-вот над горизонтом покажется солнышко.

На поле за деревней видим пару мышкующих лисиц. Стоит нам показаться из-за деревьев, как они рыжими молниями в мгновение ока исчезают в овраге, примыкающем к полю. Хитрые бестии, что и говорить!

Иван уходит краем оврага навстречу Юре и таким образом он замкнет круг, а я решаю обрезать березовый колок на краю деревни.

Не обнаружив заячьих маликов, направляюсь к машинам. Издали замечаю приближающихся к месту сбора друзей, которые что-то бурно обсуждают, жестикулируя руками. «Сейчас зайца в овраге подняли», – сообщает Иван, подходя к машинам. Пересекая овраг, они с Юрой наткнулись на гонный заячий след, а пройдя по нему «в пяту», нашли в кустарниках уже успевшую подтаять лежку.

Чтобы дать возможность русаку успокоиться и снова залечь на дневку, не торопясь, выпиваем из термосов по чашке чая, любуясь красотой зимнего солнечного дня. Снег на солнце до того сверкает, что мы вынуждены постоянно щуриться. Поскольку высокий снег затрудняет ходьбу, Иван с Юрой надевают лыжи. А теперь можно и охоту продолжать!

Юра вызывается идти по русачьему малику. Учитывая, что заяц после подъема пошел на круг, забирая влево, Иван тоже уходит влево к оврагу в надежде там перехватить косого. Мне же ничего не остается, как пойти к оврагу, к месту лежки зайца.

Вскоре Юра, двигаясь по русачьему малику, сталкивает с лежки успевшего уже снова залечь зайца. Русак не посвящен в наши планы, поэтому после подъема направляется не в ту сторону, где его ожидает Иван, а в противоположную. Заложив большую дугу, заяц выходит на Юрину лыжню и по ней частит к тому месту, где друзья подняли его утром.

Стою возле куста бурьяна на краю оврага, наблюдаю. Место для обзора отличное, все просматривается как на ладони. Поворачиваю в очередной раз голову влево и замираю. Вдалеке замечаю зайца, бегущего к оврагу. Достигнув пересечения лыжни с заснеженной полевой дорогой, он приседает на задние лапы, прислушивается, затем небольшими прыжками направляется по дороге и вскоре оказывается напротив меня. Я стою, не шевелясь, даже не помышляя о выстреле, так как русак бежит на запредельной для ружья дистанции.

Проскакав по дороге метров сто, русак приостанавливается, затем разворачивается и бежит по ней в обратную сторону. Продвинувшись назад метров на двадцать, он делает гигантский прыжок – скидку в сторону оврага, затем еще один, после чего полегоньку ковыляет в заросший кустарником овраг.

Минут через двадцать вдалеке показываются друзья, идущие по следу косого. Достигнув дороги, Иван сворачивает на нее, а Юра направляется к оврагу. Машу им рукой, указывая на кустарники, дескать, заяц находится там, но напарники не понимают мой «сурдоперевод». Достигнув сдвойки, Иван видит в стороне заячью скидку. С ружьем на изготовку он направляется по следу к оврагу.

Мой пристальный взгляд нацелен на кустарники. Вот впереди что-то мелькает в них.

Всматриваюсь туда повнимательнее и, к великой радости, замечаю зайца, сидящего за кустом заснеженной травы. Точнее, вижу часть его, остальное скрывает трава. В голове моментально мелькает мысль: надо стрелять, хотя расстояние до русака приличное – около восьмидесяти метров. Кладу мушку повыше ушей и нажимаю на спуск. Выстрел громоподобен, дробь поднимает снежные фонтанчики вокруг зайца. Косой рвется вперед, вдогонку ему гремит второй выстрел, но дробь «два нуля» снова обносит зверька. Выбравшись из оврага, заяц скрывается в березовой роще.

Приходится начинать все сначала. Заяц снова уходит на круг. На этот раз Ивану удается выставить его из оврага на другом краю деревни. Стреляет по нему дуплетом, но, к сожалению, заяц выскакивает на чистину за пределами выстрела. Выбежав снова на лыжню, он направляется на очередной круг.

 

фото: Виктор Лушаков

«Будь повнимательнее, заяц идет по лыжне в твою сторону», – слышу я по телефону предупреждение Ивана. Проходит минут десять, и я вижу приближающегося к оврагу русака. А дальше все точь-в-точь, как и в первый раз. Пробежав по дороге, заяц снова делает двойку, затем скидку, после чего скрывается в заросшем овраге. Беру ружье поудобнее, и в этот момент в просвете кустарников обозначается силуэт зайца. Сейчас до него метров семьдесят. Гремит мой выстрел, и русак исчез так же внезапно, как и появляется. Поворачиваю голову влево, вижу на краю оврага косого, устремившегося в сторону дороги. Мгновенно накрываю его стволами и повторно нажимаю на спуск. Вижу, как дробовая осыпь накрывает зверька, но он, дернувшись, продолжает неспешно уходить вперед, и вскоре я теряю его из вида.

Перебираюсь через овраг на противоположную сторону, выхожу на заячий след в том месте, где его настигла дробовая осыпь. На снегу нахожу несколько клоков заячьего пуха и редкие капельки крови. Значит, вторым выстрелом я его зацепил!

Так гоняем мы этого русака до наступления сумерек. Пять раз приходится Юре стрелять по нему, но все выстрелы производятся на пределе досягаемости дробовых снарядов, отчего заяц каждый раз уходит невредимым. День близится к исходу, смеркается, поэтому решаем прекратить охоту и с сожалением направляемся к машинам.

Подойдя к месту сбора, я вешаю ружье на березовый сук, снимаю с себя маскхалат, патронташ. И в этот момент звонит телефон. «Витя, идем к машинам, заячий след поворачивает туда же», – слышу уставший голос Ивана. Значит, охота еще не окончена! Снимаю с березы ружье и становлюсь возле Юриной машины. На небе появляются первые звездочки. Мое внимание привлекает темное пятно впереди на обочине дороги. Что же это может быть? Пока я раздумываю, «темное пятно» прыгает на дорогу и, увеличиваясь в размерах, приближается ко мне. Заяц! Гулкий выстрел рушит тишину январского вечера. Русак, перекувыркнувшись через голову, плюхается в снег. Подбегаю, поднимаю трофей, встряхиваю – в руке приятная тяжесть. Довольный свалившейся на меня удачей, не торопясь, с достоинством направляюсь к машинам.

В сегодняшней охоте на добычу зайца в общей сложности израсходована дюжина патронов. Вот такая арифметика!

Виктор Лушаков 11 января 2011 в 15:57






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑