Охотник – хороший человек!

Для воспитания охотников и населения нужна четкая позитивная программа

фото: Fotolia фото: Fotolia

Всем хорошо известно, что охота была жизненной необходимостью человека на протяжении многих тысячелетий. Занимаясь ею, он добывал все нужное для поддержания своего существования. Каждой общественно-экономической формации присущи не только свои способы производства и свои нравственные принципы и этические нормы, вошедшие в плоть и кровь народа и не нуждающиеся в поддержке силой закона.

Сегодня охота не является способом добывания средств к существованию (исключение составляют лишь малые народы Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока). Охота превратилась в дань традициям с сохранением черт и признаков национальной культуры, позволяющей уйти от психологических нагрузок в «каменных джунглях городской жизни». От «шума городского» и житейских неурядиц спасают древнейшие занятия — сбор ягод и грибов, рыбная ловля и, конечно, охота.

Каждый выбирает то, что ближе ему по духу и отвечает его потребностям. Я не перестаю задавать себе вопрос: что движет человеком, выбравшим своим занятием охоту? Более или менее понятно, когда он вырастает в семье охотников, где его с детства окружают ружья, охотничьи собаки, запах принесенной дичи и бесконечные разговоры об охоте. А вот как приходят в охоту люди, с нею никак не связанные? «По зову крови далеких предков» что ли? Правда, сегодня есть еще один способ вовлечения в охоту — это дань моде. Быть охотником «круто». Есть возможность блестнуть оружием и «джипом». Так складываются компании «новых» русских охотников. Но не они определяют лицо современного правильного охотника и охотничьи традиции. Только истинный охотник сегодня с замиранием сердца читает описания сцен охоты в произведениях классиков. Только они согласятся с утверждением, что охота сродни любви к женщине: ей присущи такие понятия, как влечение, страсть и желание. В романе «Война и мир» Л.Н. Толстого читаем такие строки: «Данило!» — сказал Николай Ростов, робко чувствуя, что при виде этой охотничьей погоды, этих собак и охотника его уже охватило то непреодолимое чувство, в котором человек забывает все прежние намерения, как человек влюбленный в присутствии любовницы».

И сегодня вряд ли кто равнодушно читает или смотрит по телевизору, как охотятся в Западной Европе. Костюмы охотников, ритуал начала охоты и ее окончания — все это дань вековым охотничьим традициям. А какое глубокое впечатление такая охота производит на нашего соотечественника, если ему довелось принять в ней участие? Мы с разочарованием примеряем эти нравственные одежды на себя и на людей нас окружающих. И сравнение не в нашу пользу.

На страницах охотничьих изданий моральному облику российского охотника и этике охоты уделяется пристальное внимание. К этой кровоточащей теме я не раз обращался, задавая вопрос: что же такое охота и кто такие мы — охотники, ныне живущие? Охоте безоглядно предаются люди, как молодые и пожилые, так и бедные и богатые. Все это натуры страстные, тонко чувствующие и понимающие очарование и красоту охоты. Меня, как и большинство охотников, сегодня беспокоит, что охотничье законодательство и охота в нашей стране существуют сами по себе, отдельно друг от друга. В результате былые охотничьи традиции частично утрачены, частично уродливо деформированы, что привело к повсеместному браконьерству. Редкий номер «РОГ» не сообщает о браконьерстве в разных регионах России. Не вызывают возражений и утверждения многих авторов, что эта вселенская наша беда ставит под сомнение самую охоту и возможность возрождения охотничьего хозяйства страны. Для борьбы с этим злом наши чиновники предлагают один путь: «закручивание гаек». Лично я придерживаюсь мнения, сложившегося в последние годы, что единственно приемлемый путь развития охотничьего дела — это борьба с бедностью, совершенствование охотничьего законодательства и воспитание охотников и населения в целом. На первый взгляд, предложение выглядит демократично и привлекательно. Но мы забываем, в какой стране живем. И я задаю вопрос: «А кто они, законотворцы и воспитатели?» Если наши «народные» избранники, то они уже «назаконотворили» и «навоспитывали».

 

фото: Илья Липин

Для воспитания охотников и населения нужна четкая позитивная программа, которой, к великому сожалению, нет. Министерство образования и науки никак не решит, по каким программам и учебникам учить детей в школе и как сдавать ЕГЭ. Министерство культуры вообще молчит. А мы замахиваемся воспитывать «охотников и население в целом». Я много раз говорил и повторюсь снова: любительская охота во все времена была связана с социальными, экономическими и политическими условиями жизни народа. И не последнюю роль в ней играли господствующая идеология и морально-психологическая обстановка в обществе. Если верить социальным исследованиям, то за чертой бедности в России сегодня живут 35–40 млн человек, безработица составляет 3–5 % (а скорее всего, больше). Но никто не удосужился посчитать, сколько среди них охотников? Вот где неисчерпаемый «резерв» браконьеров! Народное хозяйство в упадке, рабочих мест в деревнях и малых городах почти нет, семья голодает и раздета, а по телевизору показывают соотечественников, купающихся в роскоши. Народ помнит поговорку: «Трудом праведным не построишь палат каменных». Про политическую составляющую и говорить не хочется. Смута и в головах, и в делах. Строим общество «равных возможностей», но почему-то среди равных кто-то оказывается «равнее» других. В обществе господствует идеология наживы, которую можно выразить словами из одной известной песни: «Нет, нет, нет, нет, мы хотим сегодня! Нет, нет, нет, нет, мы сейчас!» — и все сразу. А морально-психологический климат? О нем можно судить, включив телевизор или раскрыв какую-нибудь газету, где героями выступают нечистые на руку люди, чиновники-казнокрады, взяточники и проститутки. А потом удивляемся, откуда у детей школьного возраста садистские наклонности, почему среди части населения такая жестокая нетерпимость друг к другу?

У читателя может возникнуть вопрос, что же я предлагаю для борьбы с браконьерством и другими «родимыми пятнами капитализма»? Мое предложение таково: давайте к проблеме подойдем с другой стороны. Прежде всего попытаемся внимательнее присмотреться к самим себе.

Нас, охотников, условно можно разделить на три группы. Первая — самые обездоленные. Хотя многим из них не чуждо эстетическое наслаждение, испытываемое от охоты. Но и браконьерский кусок мяса для них имеет существенное значение. Сегодня бедный охотник не в состоянии выложить 500–1000 руб. за день охоты на бекаса или утку. Хотя государство законом «Об охоте...» вроде бы обещает свободную охоту в «общедоступных охотничьих угодьях» на куликов, уток и зайцев. Но как этим правом воспользоваться?

Вторая группа — люди, более или менее состоявшиеся, интеллигентные. Они не бедны. И в охоте ищут отдохновения для души и заряда бодрости от общения с природой и братьями нашими меньшими. Они не «эстетствующие убийцы», как о них выразился А. Никольский, доктор биологических наук, зоолог. К ним я отношу многих известных охотников, перечислять фамилии которых не стоит. Об их отношении к охоте писатель и охотник Вадим Чернышев тонко заметил: «Если бы от нее (охоты. — В. Г.) осталась одна стрельба, я уверен, все настоящие охотники распрощались с ней навсегда». Вот на эту группу охотников я и возлагаю большие надежды. Они не дадут умереть любительской охоте и зачахнуть охотничьим традициям.

О третьей группе так называемых «человеков» с ружьями, «внезапно разбогатевших», и о «слугах народа» писать не имеет смысла. Для них в охоте главное — настреляться и побольше «навалять» дичи. Если охотников первой группы еще можно как-то усовестить и, ликвидировав их бедность, сделав подлинными хозяевами угодий, свести до минимума браконьерство в их среде, то с «охотниками» третьей группы надо бороться, как со злом, всем миром, используя все средства. Наиболее действенный путь — выборы, которые, кстати, не за горами. На избирательный участок надо идти не голосовать, а выбирать. Не последнюю роль в этой борьбе должны сыграть и средства массовой информации, особенно охотничьи. Земля должна гореть под ногами у таких «охотников». Вспомните, как в один из приездов в Россию Г. Коль, канцлер ФРГ, отказался принять участие в охоте, заявив, что иначе «зеленые» ему житья дома не дадут. Гете считал, что воспитывать взрослых — безнадежное дело, чтобы чего-нибудь добиться, нужно начинать с воспитания молодежи. Видимо, следует согласиться с классиком.

Бережное отношение к природе и всему сущему закладывается в семье и школе, а работу по воспитанию правильного охотника способны выполнить только общества охотников. В охотничьем коллективе каждый член на виду. Охотники старшего поколения с чувством глубокой благодарности вспоминают своих поручителей и наставников по коллективу. Если обратимся к истории обществ охотников, то увидим, что многие мужчины императорской семьи состояли в охотничьих обществах или их возглавляли. Известно, что император Александр II в ноябре 1862 г. принял приглашение Московского общества охоты на участие в охоте на медведя. Как записано в документах, никто, естественно, не рассчитывал, что «Государь Император поедет на охоту в такую глушь по приглашению неизвестных ему людей...». Однако царь не погнушался — поехал. А вот принятием закона «Об охоте...» государственная власть новой России все сделала для того, чтобы свести на нет роль обществ охотников и, наверное, ни один охотник не припомнит, чтобы чиновник или депутат состоял с ним в коллективе. Считают ниже своего достоинства?

Развратить людей можно быстро. Но обратный процесс весьма длительный и непременно болезненный. Очищение от скверны — путь долгий, поэтому всем нам необходимо набраться сил и терпения, чтобы пройти его.

Виктор Гуров 23 августа 2011 в 13:53






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑