Камилия

Двадцать лет живет у меня в неволе супружеская пара белолобых гусей Гошка и Глашка. Изъятые из природы подранками, взрослые половозрелые птицы образовали дружную моногамную гусиную семью.

Фото автора

Фото автора

Гошка и Глашка, герои многих фильмов и эксклюзивных видеоматериалов, удачно дополнили фонотеку России уникальными звуками своих голосов. Теперь это незаменимое учебное пособие в обучении тысяч охотников правильно ориентироваться в сложных сигналах, издаваемых белолобыми гусями.

Гусыня сильно постарела. Ее физический возраст близится к завершению. Для меня основной задачей прошедшего охотничьего сезона стала добыча новой гусыни. Задача Гошки — выбрать себе достойную невесту.

Ке-ке-ке-ке! — совсем близко и, как всегда, неожиданно раздается шепот белолобиков. Эти тихие звуки издают птицы, идущие на посадку при виде своих сородичей.

Прозевал? Надо же такому случиться! Только закрыл глаза, как моментально провалился в бездонную пропасть сна. Организм, измученный длительными непосильными нагрузками, включил защиту в виде краткосрочного чуткого сна. Но слух безошибочно сработал, как будильник, на звуки гусиного переговора.

Это погода виновата. Солнечный апрельский полдень, теплый мягкий ветерок, монотонный шепот ласковых волн на берегу бескрайних Окских разливов — грех не расслабиться в уютном удобном скрадке, специально оборудованном для продолжительного ожидания охотничьего счастья.

Ке-ке-ке-ке! — снова те же звуки. Теперь справа, совсем рядом. Нет, не снится. Хватаю ружье, кручу головой. Где источник звуков? Где они? Видимость сильно ограничена стенками скрадка и густой маскировочной сетью. Подняться и осмотреться не имею права. Обнаружат. Это первый гусиный налет за сегодня. Стоило на минутку расслабиться, и вот они, совсем рядом. Но где, где? Напарник Николай как назло молчит. Его скрадок на другом фланге нашей гусиной присады. Однозначно и его погода сморила. Если заснет — хоть из пушки стреляй, не проснется.

Николай — глаза и уши нашей охоты. Всегда вовремя высмотрит и отстреляет дичь. Мы удачно дополняем друг друга. Я — небольшого роста, энергичный, скорый на ногу, легкий на подъем. Он — высокий, жилистый, рассудительный, необычайно сильный характером, физически неутомимый, отличный стрелок и надежный товарищ. Три десятка лет мы рядом в скрадках сторожим нашу охотничью птицу удачи — пролетного гуся. А главное, понимаем друг друга с полуслова. А порой и без слов.

Ке-ке! — опять отзываются. Теперь со стороны спины. Я припадаю вплотную к стенке скрадка, так лучше видно сквозь частые ячейки масксети. Белолобые! Они очередной раз облетают нашу гусиную присаду. Не обнаружив опасности, стремительно приближаются ко мне. Стелятся всего в метре над землей и через пару секунд будут над головой. Как близко и как низко! Не попаду! В стволе и в магазине полуавтомата патроны с нолевкой в контейнере. Придется отпустить подальше. Может, на Николая налетят? Гуси идут в его направлении через мой скрадок.

Вот они над головой. Отчетливо видны светлые коготки на ярко-оранжевых лапках, темно-каштановые глаза, каждое перышко на пестрой тельняшке стариков и грязно-серое оперение молодых птиц.

Кеть-кеть-кеть! — звучит приветствие нашим чучелам. Сложив крылья серпом, гуси плавно идут на посадку. Они восхитительны в свободном полете! Для многих охотников истинная прелесть гусиной охоты заключается в том, что происходит до выстрела — венца охоты. Веду стволами за птицами. Жду, когда расстояние увеличится до оптимального. Вдруг яркая вспышка обжигает зрачки, порождает цветные круги в глазах, мириадами звездочек рассыпается по сетчатке, затем — полная темнота.

Сопровождая траекторию полета гусиной стайки, я невольно поймал на планку автомата раскаленный диск небесного светила. Солнце, ты мой враг сегодня! То усыпляешь, то ослепляешь меня. Ничего не вижу. Куда стрелять? Как допустил я эту оплошность? Не останавливая ружья, раз за разом нажимаю на спусковой крючок, мысленно представляя движение цели. Одновременно со звуком моего последнего выстрела торопливо затарахтел полуавтомат Николая.

Две птицы попадают к нам в руки. Одна — чисто битая в голову, другая — легкий подранок в мягкие ткани крыла (эх, и побегали же мы за ней по разливу!). Так появилась новая невеста для Гошки, которой мы дали имя героини мыльных сериалов — Камилия. Позже за ее проделки я называл гусыню плоской уродливой камбалой — столько крови и нервов она мне попортила!

Это была взрослая, коренастая, широкогрудая гусыня с относительно коротким клювом и шеей, с приплюснутым, сдавленным сверху корпусом. Она имела индивидуальную особенность при ходьбе ставить короткие лапы на одну линию, забавно переваливаться с бока на бок и исключительно быстро бегать. Легко раненная в мягкие ткани крыла, она скоро поправилась и освоилась в неволе. На третий день самостоятельно ела и пила из общей кормушки. Обижала других гусей-подранков.

Вынуждала новичков прятаться на огороженном участке в зарослях малины, смородины, крыжовника. Не подпускала их к воде и корму. Сразу определила несостоятельность старой дряхлой гусыни Глашки как доминантной особи. Сначала приглядывалась, осторожничала, держалась поодаль. Не подходила близко к аборигенной паре. Через месяц освоилась. Всюду их сопровождала. Трио птиц вместе передвигалось с участка на участок, кормилось, купалось и отдыхало. Весеннее пробуждение сказалось и на гусях. Все напористей и смелее действовала Камилия.

Все чаще и чаще подключалась к исполнению гусями-супругами знаменитого дуэта влюбленной пары. Этот торжествующих крик, состоящий из характерного гогота низких тональностей для самки и высокого, резкого звука самца, сопровождает брачные игры, спаривание белолобых гусей, информирует о занятости определенной территории конкретной парой. Заигрывала, стараясь обратить на себя внимание, взъерошивала перья на спине и голове, взмахивала крыльями. Принимала позы брачного поведения. Вытягивала шею горизонтально земле, топталась на месте, демонстрируя готовность к спариванию.

Старуха Глашка не препятствовала ей. Она физически не могла противостоять молодой, сильной сопернице. Гусак Гошка с интересом посматривал на молодуху, но в интимные отношения вступать не спешил. Тем временем остальные гусыни-подранки поправились окончательно, и между ними возникла сильнейшая конкуренция за лидерство. Это в корне изменило ситуацию в новой птичьей стайке.

Юрий Сидоров 24 ноября 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑