Быстрее ветра

Одними из самых быстрых в горизонтальном полете птиц считаются рябки. И это неудивительно: мощная мускулатура их длинных заостренных крыльев позволяет делать взмахи с необыкновенной частотой.

При современной численности белобрюхого рябка резонно ставить вопрос о выведении его из списка казахстанских краснокнижных видов.

При современной численности белобрюхого рябка резонно ставить вопрос о выведении его из списка казахстанских краснокнижных видов.

а территории бывшего Советского Союза четыре вида рябков встречались в разных местностях, преимущественно на самом юге. В настоящее время два вида — саджа (Syrrhaptes paradoxus) и чернобрюхий рябок (Pterocles orientalis) — обитают в степных и полупустынных областях на юге Российской Федерации. В теплые сезоны года в южном Казахстане, кроме этих двух видов, можно еще встретить белобрюхого рябка (Pterocles alchata). Кроме того, в горах Восточного Памира в Таджикистане обитает тибетская саджа (Syrrhaptes tibetanus, или Tchangtangia tibetana). Примечательно, что для каждого из этих видов характерен свой голос. У чернобрюхого рябка он булькающий, и на казахском языке птицу называют булдырык, впрочем, как и всю группу. У белобрюхого рябка голос отдаленно напоминает лай. А у саджи он похож на частое стрекотание «тур-тур-тур-тур», и за это охотники часто называют птицу туртушкой.

ОХОТЕ — ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ


Еще несколько десятилетий назад чернобрюхий и белобрюхий рябки и саджа считались привлекательнейшими объектами охоты по перу, особенно в пустынных районах Казахстана и в некоторых других центральноазиатских республиках бывшего Советского Союза.


В Красную книгу СССР (1984) в качестве редкого вида была внесена только тибетская саджа. В Красную книгу Казахской ССР первого издания (1978) из трех видов рябков, обитающих на территории Казахстана, попали только белобрюхий и чернобрюхий рябки. Саджа продолжала оставаться в списке охотничьих видов республики. Однако уже во второе издание Красной книги Казахской ССР (1991) в число редких видов была включена и она. В последующих изданиях Красной книги Казахстана (1996) и Красной книги Республики Казахстан (2008/2010) числились все эти три вида рябков. Но даже после внесения этих видов птиц на страницы Красных книг браконьерская охота до сих пор довольно распространенное явление у артезианских скважин на юге Казахстана. Тем не менее, говоря о сегодняшней ситуации в этом регионе, можно констатировать, что количество белобрюхого рябка в полупустыне Бетпак-Дала к началу 2010-х годов достигло высоких показателей численности, близких к данным 1960-х. Фраза «Они в полете закрывают своей массой все небо и даже затмевают солнце» образно передает массовость рябков в этих местах. Здесь на некоторых артезианских скважинах в течение летнего дня можно встретить от сотен до нескольких десятков тысяч особей, прилетающих на водопой как минимум два раза в день. Не исключено, что среди наблюдаемых птиц бывают и дважды учтенные.

 

ОСОБЕННОСТИ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ. Рябки — моногамы, в период гнездования об­разуют пары, оба родителя принимают участие в насиживании яиц и воспитании птенцов. Гнез­дятся обычно группами или колониями, реже от­дельными парами. Яйца откладывают в вырытую самими птицами неглубокую ямку со скудной подстилкой, а иногда просто на землю. В кладке 2–4, чаще 3 яйца. У рябков отмечается гибель кладок и смертность птенцов в выводках от лап хищников. Периодически улетая на водопой, рябки оставляют собственные гнезда и птенцов на значительное время незащищенными. Видимо, это одна из причин существенной растянутости во времени цикла размножения рябков, потому что вместо кладки, которая погибла, самка откладывает добавочные кладки, правда, с меньшим количеством яиц.



По научным расчетам, только в обследованной в 2009 г. западной части Бетпак-Далы, на площади почти 14 500 квадратных километров, гнездилось порядка 100 тысяч пар. Если же учитывать и прилегающие к этому району территории, то можно говорить о 150–200 тысячах размножающихся пар. Несомненно, что в настоящее время в Бетпак-Дале белобрюхий рябок — самая многочисленная, настоящая фоновая птица. Более того, белобрюхий рябок начал вновь встречаться в аридных местностях на юго-востоке Казахстана, где в 1990–2000-е годы практически исчез.


При такой современной численности вполне резонно ставить вопрос о выведении белобрюхого рябка из списка казахстанских краснокнижных видов и рассматривать возможность о перспективах для его ограниченного, лицензионного изъятия в целях осуществления любительской и спортивной охоты.

 

Стая саджи пролетает над стадом куланов.



Ведь Красная книга — это не догма, а пластичный инструмент, который должен отражать любые изменения численности и состояния популяций включенных в нее видов. Какие-то виды попадают на «красные» страницы, а какие-то, восстановив свою безопасную численность, должны оказаться на «зеленых» листах или вовсе выйти из статуса краснокнижных. Схожая положительная ситуация наблюдается сегодня на юго-востоке Казахстана и с численностью саджи, которая, несомненно, находится на сильном подъеме за последнее десятилетие.


ПОДКИДЫШИ


Ситуация с увеличивающейся численностью рябков интересна с научной точки зрения. Но самое удивительное происходит тогда, когда начинается более пристальное изучение биологии и экологии рябков с использованием прибора глобального позиционирования (GPS) для фиксирования местоположения найденных гнезд и повторных их проверок. Так, в 2009 г. в Бетпак-Дале у белобрюхого рябка было прослежено такое явление, как «усыновление» (adoption). В одном из найденных гнезд (по срокам уже перед началом вылупления птенцов) три яйца в кладке оставались холодными, и насиживающая самка не отмечалась два дня подряд. В итоге, чтобы не оставлять на произвол судьбы эти брошенные яйца (по крайней мере так показалось наблюдателю), они были помещены в полевой автомобиль и находились вместе, как и в гнезде, почти двое суток на рукавицах из мягкого материала.

 

В отношении численности чернобрюхого рябка можно сказать, что она не снижается на протяжении последних лет.



Каково же было удивление наблюдателя, когда на вторые сутки нахождения в машине начался процесс вылупления сначала в первом яйце, а затем во втором. Тогда их, с трескающейся на глазах скорлупой, снова положили в гнездо. Но надежда на возвращение хотя бы самца, который бы взял на себя заботу о появившихся птенцах, быстро улетучилась. А вылупившиеся птенцы, довольно быстро пообсохнув, начали попискивать и всем своим видом показывать, что хотят есть и желают родительской заботы.
Вскоре вылупившиеся птенчики начали воспринимать наблюдателя (импринтировать) как одного из своих родителей. Но человек не может в нужной мере выполнять птичьи родительские функции. Что же делать с подкидышами? Бросить их на произвол судьбы ученый не мог, а до ближайшего зоопарка было 600 километров — целый день пути по проселочным дорогам. И тут ему пришла в голову авантюрная идея: а если «уговорить» другую самку «усыновить-удочерить» только что появившихся на белый свет птенчиков? Благо на примете было подходящее гнездо. В нем самка, насиживающая кладку, вполне терпимо относилась к наблюдателю, который в конце концов смог даже дотронуться до нее. Такое толерантное отношение к человеку у размножающихся самок разных видов птиц, да и животных, изредка происходит в дикой природе.


У изумлению ученого, самка белобрюхого рябка поочередно впустила под себя всех трех новоявленных птенцов, медленно подсунутых туда человеческой рукой, и продолжила насиживать свою собственную кладку и согревать и защищать от палящих лучей солнца еще и принесенных ей «детишек». Два последующих дня это гнездо тщательно проверялось: самка по-прежнему насиживала свою кладку и оберегала подкидышей. Очевидно, что и самец активно помогал ей, как минимум — в ежедневной кормежке подрастающих птенцов, которые выглядели вполне здоровыми и крепкими. Они изредка показывали свои головки из-под оперения приемной мамаши.

 

Пара белобрюхих рябков на водопое. Самец — в воде.


Развязка этих событий наступила на третий день при очередной проверке гнезда. К этому времени самка уже воспринимала чужих птенцов как собственных. Да и те стойко импринтировали ее и самца как своих исконных родителей. При приближении наблюдателя самка в последний раз покинула свое гнездо и увела за собой трех прилично подросших за трое суток птенцов. Она бросила собственную кладку яиц, из которых птенцы должны были вылупиться дней через десять. Для нее инстинкт материнства наступил раньше срока, и она увела «чужих-своих» птенцов, чтобы вырастить их вместе с самцом. Видимо, сказалось и то, что подросшие «детки» нуждались во все большем количестве корма, который она не могла предоставить им, находясь много времени в гнезде. К тому же растущим изо дня в день птенчикам необходимо было активно передвигаться — ведь рябки относятся к так называемым выводковым птицам, птенцы которых после вылупления, обсохнув и немного окрепнув, могут быстро передвигаться вслед за родителями. Наблюдателю же оставалось уповать на хэппи-энд этой совершенно необычной истории, в которой далеко не второстепенную роль сыграл человек. Очень хотелось, чтобы новая семья из приемных птенцов и их родителей-опекунов смогла выжить в непростых, таящих массу опасностей условиях дикой природы полупустыни Бетпак-Дала. Может быть, когда-нибудь эта история будет использована в качестве сюжета для экранизации под условным названием «Полет человека-кукушки над гнездом рябка»…


Еще одна реальная история произошла в 2010 году, когда кладка из трех яиц была брошена самкой саджи перед самым вылуплением птенцов — птица, видимо, погибла. Самое удивительное началось, когда в этом гнезде стали появляться одно за другим новые яйца — четвертое, пятое, шестое… В результате максимальный размер кладки (обычно 3 яйца) увеличился в два раза. Что это было: уцелевший из пары самец нашел новую партнершу, которая отложила свою кладку в уже имеющееся гнездо, или же случай полигамии самца с двумя самками, откладывавшими яйца в одно гнездо? Как бы то ни было, а это уникальная, почти детективная, но уже совсем другая история.

Алтай Жатканбаев 13 июня 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Александр Кузнецов офлайн
    #1  13 июня 2013 в 22:37

    До переезда в Россию в 1997году, я 46 лет прожил в Казахстане в г.Курчатов(г.Семипалатинск-21). Охотиться самостоятельно начал рано, с 13-14лет. Каждую осень по нескольку раз выезжал на степные озёра на охоту и всегда встречал очень много саджи, чернобрюхого рябка- меньше, но, всё-равно, в достаточном количестве. На крупные пресные водоёмы на водопой саджа летела тысячными стаями, причём, летела станицами в количестве 200-от - 300-от штук, станиц было до десятка, может быть, чуть больше. На небольших озерцах-лужах, диаметром, примерно 15м, сидело их по нескольку десятков. Было это в 70- 80- начале 90-х годов.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑