Поздняя тяга

Как ни старался я выкроить время на весеннюю охоту, сходить на нее так и не удалось. Пока решил все проблемы с выходом книги, лист на березе стал в половину обычного размера, и лишь озимый дуб чернел кое-где в лесу голыми «скелетами». А с конца охоты минуло уж недели три.

Фото Петра Зверева

Фото Петра Зверева

«Да разве обязательно в лес с ружьем входить?» – задал себе резонный вопрос. И этим же днем, под вечер, поехал на старую делянку, где из года в год наблюдал у вальдшнепов отменную тягу.

Я прибыл на место за час до заката. И стоило мне остановиться, как налетело полчище комаров. Отмахиваясь от взбесившихся насекомых веткой лещины, я двинулся не спеша дорогой, идущей по краю делянки. Неширокая, но довольно длинная делянка почти сплошь заросла березой выше человеческого роста. Местами, как свечки, стояли сохраненные лесорубами сосны-семенники. Справа вдоль дороги тянулся молодой, лет двадцати, лес.


Надрывно кричала кукушка, словно опасаясь быть неуслышанной. То и дело через дорогу перелетали суетливые черные дрозды, оглашая лес недовольным стрекотом. В постепенно стихающий птичий хор вступил новый солист – соловей. Его звонкая рассыпчатая трель набирала силу, остальные, словно устыдившись несовершенства своих голосов, постепенно затихали. Я остановился, зачарованно слушая несравненного певца наших лесов.


Обнаглевшие комары вновь ринулись на меня со всех сторон, вынудив отбивать их атаки резкими взмахами ветки. Соловей, сидевший невдалеке, в кроне молодого деревца, смолк, и тут же подала голос кукушка, а в кусте лещины, почти рядом, затенькала какая-то пичуга.


После недолгой передышки соловей запел вновь, но почему-то более скромно, и теперь уже звучал совместный нестройный птичий хор. Неожиданно надо мной на самую вершину одиноко стоящей сосны села кукушка. Словно прочищая горло, издала звук наподобие несмазанного колеса. И сразу же следом разнеслось звонкое «ку- ку, ку-ку…».
«Раз, два, три…» – принялся считать я негромко.


Длиннохвостая серая птица, то ли услышав мой голос, то ли заметив меня внизу, прервала свои предсказания и, сорвавшись с ветки, умчалась в сторону высокого леса.
Солнце ушло за невидимый горизонт – я понял это по тому, как быстро стали блекнуть краски леса, повеяло холодом. Приближалась пора ночных птиц. Словно хвалясь удивительными возможностями к виртуозному полету, делянку пересек козодой. И наконец, ухо уловило такие простые и такие дорогие сердцу охотника звуки «хор-хор…». Уж не почудилось ли? Я замер, напрягая слух. Звонкая соловьиная трель мешала, я готов был спугнуть неожиданно распевшегося солиста.


Я увидел вальдшнепа издали. Он летел над молодым лесом параллельно дороге, летел высоко и быстро. «Хор-хор-хор-цвик…хор-хор-хор-цвик…»
Минут через пять показался второй вальдшнеп. Летел он гораздо ниже, невдалеке от меня и над самыми деревцами. Я «вскинул» воображаемое «ружье», вынес «мушку» чуть впереди птицы и…
Позже я видел еще трех вальдшнепов, протянули они в стороне и довольно быстро – прохладный ясный вечер далеко не идеальное условия для тяги. Вот в пасмурную погоду, да с легким моросящим дождичком вальдшнеп летит медленно, птиц бывает больше. Но я радовался увиденному, ведь с некоторых пор для меня без тяги нет полноценной весны. «И как, полегчало?» – не без ехидства задал сам себе вопрос и не кривя душой ответил: «Еще бы!»
 

Анатолий Гуляев 8 мая 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑