Охота в Екатеринбургском уезде Пермской губернии

Вся западная и северная части Екатеринбургского уезда состоят из владений горных заводов. Здесь сохранился еще большой простор для охотников, так как заселенных мест мало.

А. Степанов. «На охоту». 1882 г.

А. Степанов. «На охоту». 1882 г.

Владения горных заводов в большинстве покрыты хвойным лесом — сосна, ель, кедр, лиственница. Встречаются также береза, ольха, черемуха, рябина и т. д.

К югу эти леса кончаются Кыгатымским горным округом, здесь пойдут березовые чащи и начинается степь. К востоку уже лесов мало и край густо заселен.
Из зверей водятся медведь, лось, редко попадается олень, косуля, волк, лиса, рысь, куница, заяц-беляк, горностай, выдра.

Из птиц — глухарь, тетерев, рябчик, белая и серая куропатки.

Я хорошо знаком с охотой в юго-западной части Екатеринбургского уезда, об охоте в остальных частях могу судить только по рассказам охотников.

В южной части уезда одна Кыштымская дача заключает в себе около 400 тысяч десятин, за ней, к северо-западу, идут дачи Сысертская, Полевская, Нижне­уфалейская, Верх­не­уфалейская, Нижне­петровская и т. д.

Казалось бы, что дичи есть где жить и ее должно быть много, но на самом деле дичи мало и встречается она сравнительно редко.

Медведи главным образом водятся в северо-западной части уезда, и их очень мало. Специальной охоты за ними нет — охота носит чисто случайный характер. Если в лесу встретится медведь, то охотник обыкновенно спешит скрыться. Если же осенью случайно придется найти берлогу, то ее кому-нибудь продают — покупатели на берлогу всегда найдутся. Цена с пуда убитого медведя — 5 рублей.

На моей памяти в зиму 1906–1907 гг. был убит медведь пудов в пять весом. Наш мужичок ездил в декабре за сыном на лесной покос, и его собачонка залаяла на берлогу и убежала. Мужичок полюбопытствовал и подошел к берлоге. Медведь выскочил и ушел. Всю эту историю мужичок в тот же день рассказал мне. Рано утром на следующий день я был уже у берлоги.

Собак, которые могли бы остановить медведя, во всей окружности нет. Пытаясь догнать медведя, я ходил за ним два дня, и все время зверь был недалеко от меня, впереди, но в чаще я видеть его не мог. Выбившись из сил, я сяду отдохнуть, посижу, а потом опять пойду и саженях в пятидесяти найду место, где сидел медведь; так мы с ним проделывали раза четыре. Снег был очень глубок и рыхл — ходьба и для человека и для зверя тяжелая.

В конце концов медведь ушел далеко вперед, и его след перехватили башкиры из деревни Иткуль. Башкиры ходили за медведем три дня и на третий день к вечеру все же убили его. Я же бросил погоню, не имея свободного времени, и не стал вязаться за след.

Нынче осенью наши мужички нашли берлогу и продали местному заводчику З-ву, который и убил медведя в девять пудов. Этот же господин убил в Полевской даче двух медведей.

Больше о медведях ничего не слышно. С осени у меня была на примете берлога, в конце октября я ее проверил; берлога оказалась расширенной (грунтовая), но сверху упал порядочный камень на дно берлоги, и, может быть, это и послужило причиной, что медведь бросил ее.

Лоси главным образом живут в Сысертской и Полевской дачах, где есть много болот. Бьют их осенью по мелкому снегу, а также весной по насту. Кроме того, ставят капканы. Нынче в капкан в Сысертской даче попался сохачонок пудов на шесть весом. Лоси нередко случайно попадают в козлиные капканы, но быстро их ломают.

За один прошлый год башкиры деревни Иткуль убили около 20 лосей, конечно, не разбирая, самцов или самок (никому до этого дела нет), и поэтому с каждым годом лосей становится все меньше и меньше. Ловят их также в ямы.

Коз у нас порядочно. Если зимы стоят подряд малоснежные, то количество коз заметно прибывает. Но после зим, обильных снегом, как, например, прошлогодняя, количество коз быстро, наглядно идет на убыль. За прошлый год некоторые охотники поймали в капканы и ямы по 50 и более штук коз. А сколько их вырезывается по насту?!

Коз истребляют все больше орудиями первобытными — ямами и капканами; из ружья же редко кто их стреляет. Такие ружейники чуть не на сто верст в окружности известны все наперечет.
Бить коз из ружья возможно только в сильный ветер, иначе они быстро уходят. Достаточно малейшего шума, чтобы козы насторожились. Едущих на лошади козы менее опасаются, но надо, чтобы они заметили подъезжающих издалека.

Случается, ходишь за козами целый день по следу и даже не увидишь их, а только сгоняешь с лежек; возвращаясь же домой, заметишь, как табунок в несколько штук коз стоит недалеко от дороги и с любопытством смотрит на тебя.

Нынче, в начале дня, со мною был следующей случай. Поехал я рыбачить на речку Исток. Дело было под вечер. Забросив мережу около берега, слышу шум. Я притаился в лодке около камыша левого берега. Речка шириной сажень семь. Смотрю — с левого берега переплывает на правый берег козел. Переплыл. Ходит, пощипывает траву.

Потом подошел к месту против меня, остановился и рассматривает меня. Посмотрит, понюхает воздух (ветер был от него), пощиплет траву и опять смотрит на меня. Не знаю, сколько времени продолжалась бы эта идиллия, если бы не рыбак, с которым я приехал и который варил на берегу уху. Рыбаку видно было нас обоих, и он окрикнул меня. Заслышав голос человека, козел убежал. Я подъехал к стану, рыбак смеется: о чем я так долго разговаривал с козлом?

Зайцы водятся исключительно беляки. За ними с ружьем никто не охотится, и добывают их проволочными петлями. С осени заячьих троп повсюду бывает много, а к весне троп уже нигде нет — зайцы повыловлены. Где тропа — там и петли. Ловля эта идет настолько успешно, что даже сами «охотники» удивляются, откуда осенью берутся зайцы.

Лисицы летом и в начале осени обыкновенно бывает порядочно, а затем к зиме они уходят к югу, в степи. Зимою часто за целый день охоты нигде в лесу не увидишь следа лисы, тогда как с осени, по мелкому снегу, след этот не представляет редкости. Лисиц ловят у нас капканами.

Волков — порядочно. Нынче волки передушили в нашем селе чуть не всех жеребят. Лет шесть тому назад было точно такое же нашествие волков. Тогда делали облаву всем селом, захватив пространство верст на десять. Народу на облаве было до тысячи человек, но... как и всегда это водится, облава прошла впустую: убили одного косача, но волков все-таки угнали. Нынче облаву сделать не решились, так как была чрезвычайная охрана.


К зиме волки у нас скрываются; вероятно, уходят от бескормицы. Волков добывают исключительно капканами. За осень наши охотники поймали до 15 волков.

Е.И. ШИШКИН, с. Воскресенское Пермской губернии

 

Продолжение следует...

Е.И. Шишкин 20 февраля 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑