Секреты тропления белки

Наконец-то первая пороша! Это магическое слово будоражит сердца тех охотников, кто не зачехлил свои ружья до будущей весны, кто, несмотря на усталость, хвори, дороговизну своего увлечения, каждое утро смотритв темное окно и с нетерпением ждет момента, когда всю землю окутает белое покрывало зимы.

Фото vastateparksstaff/Flickr.com

Фото vastateparksstaff/Flickr.com

Выходишь в знакомые угодья и ничего не узнаешь – так сильно все изменилось. И не перестаешь удивляться открывшимся тебе вдруг тайнам следов.

Охота на белок по снегу, особенно в начале сезона, наиболее интересна. Снег скрывает от глаз жировки, которые ты видел в последние четыре месяца. Если кормов достаточно, то выводки белок держатся в тех же местах, что и глубокой осенью. Если мало – могут откочевать в более кормные места, совершая многокилометровые переходы и неожиданно появляясь на облюбованном месте.

Когда по тем или иным причинам происходит значительное увеличение численности зверьков, они встречаются во всех угодьях, когда же численность невелика, они концентрируются в отдельных биотопах, в других их нет совершенно.

Наиболее подходящая для охоты на белку погода – умеренно-морозная, безветренная, с небольшим снегом. Постоянно падающие снежинки позволяют быстро и абсолютно точно установить местонахождение зверька. Судите сами. Все вчерашние жировки прикрыты снегом, жировки часовой давности тоже запорошены, а только что оброненные чешуйки – нет.

Белка найдена, остается только спрятаться за ствол и терпеливо ждать, когда она покажет себя, отправляясь за новой шишкой. Передвигаясь по перспективным местам так, чтобы ветер дул сбоку, охотник внимательно следит за поверхностью снега и, обнаружив хоть одну крылатку шишки ели (в своем основании она имеет форму маленькой ложечки) или сосны (в основании маленькая вилочка), поворачивает против ветра, а через 50–100, а то и 150 метров находит жировку.

Следует иметь в виду, что у белок есть излюбленные, так называемые жировочные деревья, на которых они кормятся всю зиму, а то и многие годы. Ель, сосна, кедр, дуб, как правило, растут на опушках, краях полян, вырубок и прогалов, они хорошо освещены, имеют широкую крону и обильно плодоносят – в общем, находятся «в самом расцвете сил».

Зная это, вы можете еще в сумерках встать неподалеку и стрелять белок на переходе с гайна на кормежку. Ее ход поверху можно проследить даже издалека по качнувшейся ветке и дорожке падающего с нее снега.

Интересна в это время и охота троплением. Многочисленные зимние тропления суточного хода белок во время учетных работ (ЗМУ) в феврале позволили установить, что, несмотря на гон, протяженность суточного, то есть дневного хода зверька из гайна на кормежку и обратно, колеблется в пределах 0,5–2,5 км. Встретив свежий след, охотник идет рядом с ним до тех пор, пока зверек не уйдет на деревья.

Вполне возможно, что белка, заметив преследование, характерными «паническими» прыжками заберется на первый попавшийся ствол. Если же она, двигаясь зигзагами, часто меняя направление и роясь в снегу, уйдет на хвойники, то поблизости будет жировка, а то и не одна.

Обойдя небольшую группу деревьев в направлении хода зверька, охотники ищут выходной след и тропят дальше. Если выхода нет, а есть еще жировка с несколькими брошенными под елкой стерженьками съеденных шишек, значит, белка здесь. Остается спрятаться и терпеливо ждать.

Охота троплением более результативна в тех угодьях, где белок мало, а охотник не знает мест их постоянных жировок. Идущий все время снег или моросящий дождь легко подскажет, как давно прошла потенциальная добыча.

Интересен и способ охоты по гайнам и дуплам, правда, лишь там, где основные массивы хвойных представлены сосной или лиственницей.

Дождавшись времени ухода белок на гнезда, вы можете «попытать счастья»в охоте по гайнам. В светлохвойных и лиственных лесах их хорошо видно издалека, остается только внимательно осмотреть кроны деревьев. Гайно (не путайте с гнездами птиц) имеет форму шара величиной с человеческую голову, состоит из множества веточек.

Чаще всего оно прикреплено к стволу дерева, а также к ветвям кроны (на сосне, лиственнице). Постарайтесь выгнать зверька сильными ударами толстого шеста – колота вдоль ствола. Это удается далеко не всегда. Иногда белка, показав на секунду головку, прячется в убежище, но иногда вылетает оттуда стрелой и тут же затаивается, распластавшись вдоль ствола, или кидается наутек. Пару раз мне удавалось выгнать из одного гайна сразу трех белок.

Еще труднее выгнать белку из дупла, в котором она сидит очень упорно. Если же гайно не так высоко от земли, лучше всего потыкать в него шестом. Ни один зверек этого не выдержит и тут же покинет убежище. Только не разрушайте и не сбивайте его на землю. Далеко не всегда найденное убежище обитаемо, ведь каждый зверек имеет по 2, 3, 4, а иногда и больше таких гнезд. Стрелять по гайну, как и по дереву, где предполагается местонахождения белки, бесполезно: зверек затаивается намертво, и никакие силы не выгонят его оттуда.

Охотясь на белок несколько десятков лет, я добываю их в два, а иногда и в три раза больше, чем это удается знакомым охотникам с лайками. Неоспорим факт, что хорошо натасканная лайка находит гораздо больше белок, чем охотник без нее. Но также ясно и то, что человек добывает далеко не всех найденных остроухой помощницей зверьков.

Объясняется это весьма просто. Обнаружив белку, собака громким лаем сообщает об этом хозяину, тем самым сильно пугая ее. Подбежавший охотник (а чаще два-три) начинает суетливо высматривать ее в густой кроне высоченной ели, но увидеть ее практически невозможно даже в бинокль, так как осмотреть крону в лучшем случае удается лишь с одной единственной точки. Далее следует совещание компаньонов, затем стук по стволу и стрельба по разным частям кроны, отчего белка затаивается еще крепче и выгнать ее не удается.

Другое дело – в светлохвойных и лиственных лесах, в кронах деревьев которых белку видно издалека.
Гон белок в средней полосе Европейской России начинается в конце января – начале февраля, иногда раньше. В это время активность зверьков сильно возрастает, они много бегают по снегу, образуя тропки. Везде видны их следы, но жировок становится меньше.

Охота троплением теперь малоэффективна, но в местах наивысшей концентрации следов, в древостоях с редким подростом и подлеском полезно покараулить не в меру разыгравшихся, цокающих и уркающих зверьков, потерявших природную осторожность. Спрятавшись за стволами деревьев, проявив определенную выдержку и терпение, «включив» зрение и слух, вы успешно поохотитесь по глубокому снегу.

Конечно, охота в мороз, да еще с ветерком, не каждому по силам. Не все выдержат даже получасовую засаду среди лопающихся от сильного мороза стволов деревьев. Помню, во Владимирской области я стрелял белку на вершине высоченной ели в 38-градусный мороз. Зверек стал падать, но застрял. В бинокль я отчетливо видел, что мертвая белка висит вниз головой, а все четыре лапы свободны.

Молодость и азарт взяли свое, я снял лыжи, патронташ, поставил ружье в снег и полез на дерево, благо сучки были толстыми и росли перпендикулярно стволу. Руки в перчатках коченели, время от времени я согревал я их дыханием, зацепившись за толстую ветку. Когда с неимоверным трудом и риском я добрался до белки, оказалось, что она, медленно падая, окровавленным хвостом с длинными шерстинками, намертво примерзла к толстому сучку.

Федор Федоров 12 февраля 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑