«Живоловушка» для охотника

Фото Сергея Гуляева

Фото Сергея Гуляева

С 1 июля 2012 года для всех охотников России была введена новая обязательная форма государственного охотничьего билета (далее – госбилет). Вообще-то госбилет был введен значительно раньше, в 1993 году, но не как обязательный, а как альтернативный общественному членскому охотничьему билету. Однако своей главной задачи по полному вытеснению из жизни общественных охотничьих объединений он так и не решил.

Как показало время, охотобщества при всей их слабости и бедности все-таки сами «не умирают насовсем». Это досадное обстоятельство не позволяло резко активизировать процесс по полному перераспределению угодий. И если в большинстве областей с 90-х годов угодья, как переходящий вымпел, уже по нескольку раз успевали менять своих хозяев, то охотпользователи (например, в Московской области, как наиболее привлекательной для приватизации) уныло и однообразно не менялись уже по 50–70 и более лет.

Так что полумерами тут обойтись не удалось, и пришлось поднажать еще, чтобы «процесс пошел», и тогда закон «Об охоте», который готовили всем миром в муках 18 лет, вдруг сразу был принят всего за неделю, да в редакции, которая существенно отличалась от принятой в первом чтении.

Теперь совсем другое дело: только госбилет монопольно дает право на добычу охотничьих животных, являющихся государственной собственностью, и только его наличие – обязательное условие для приобретения и перерегистрации охотничьего оружия. Отныне госбилеты с государственным размахом выдаются всем желающим: быстро, на потоке, бесплатно, по упрощенному варианту – без охотминимума, без каких-либо дальнейших финансовых, трудовых и партнерских обязательств – и на всю жизнь.

Сразу же у большинства охотников встает вопрос: а зачем тогда нужен членский охотничий билет? Вопрос не простой, и в двух словах на него не ответишь, т.к. последствия видны не сразу.

После оформления госбилета всякие дальнейшие отношения между охотниками и выдавшим их госорганом фактически полностью прекращаются, и охотники остаются один на один с охотпользователями.

В этих условиях мне вообще не понятно назначение госбилета: не проще ли было предоставить право на охоту всем гражданам вообще без какого-либо билета (полиция выдает право на оружие, а охотпользователь – на охоту).

В соответствии с законодательством охота без обслуживания в закрепленных угодьях (общественных, частных и государственных) предоставляется как вид услуги по бесплатным госразрешениям на массовые виды и платным путевкам.

В соответствии с Законом РФ от 1992 года «О либерализации цен» цены на охотничьи услуги являются свободными и устанавливаются охотпользователями по их усмотрению, исходя из объективных потребностей. Это, конечно, не значит, что цены можно заломить любые: получаемые от деятельности слабеньких охотхозяйств доходы обычно меньше стоимости их содержания в 3–5 раз, у крепких середнячков в 5–10 раз, а у элитных в несколько десятков раз.

Убытки всегда покрывались в виде дотаций от иной деятельности (у охотобществ – от членских взносов, от торговли, а в советские времена от прибыли промышленных предприятий). В связи с введением госбилета и неминуемого оттока части членов охотобществ охотпользователи вынуждены будут, с одной стороны, повышать цены, чтобы компенсировать потери от взносов, а с другой, вводить существенную наценку по стоимости «сторонним» лицам.

Охотников отдаленных и глухих территорий России, конечно, не очень волнуют всяческие реформы, законы, новые правила и прочие чудачества Москвы – они как охотились, так и будут охотиться. Но вот в густонаселенных регионах, где проживает подавляющее большинство охотников, различные реформы и нововведения будут затрагивать их интересы очень сильно и напрямую повлияют на реализацию потребности в охоте.

Каких же последствий нужно ожидать?

Первый вариант (самый невероятный) – это если государство будет само вести охотничье хозяйство, как в США. Было бы здорово, наверное, но этот вариант в связи с финансовой несостоятельностью нельзя рассматривать как серьезный.

 

Второй вариант (тоже довольно фантастический) – это перевод достаточного количества угодий в общее пользование. Достаточное – значит, качественное и пропорциональное численности населения в регионе. В Московской области для этого нужно не 20%, а не менее половины всех угодий, иначе это будет отвлекающий блеф.

К тому же (важный нюанс!) создание «свободных угодий» – это одно, а вот их законодательное закрепление на какой-то срок – другое. Так часто и обманывают людей: сначала с одобрения народа ликвидируют охотпользователя под предлогом необходимости создания свободных угодий, а немного спустя их отдают другим…

При выделении свободных угодий большинство охотников было бы довольно, но при этом любое развитие охотничьего хозяйства будет полностью заморожено и отброшено на полвека назад. Никаких баз, охраны, воспроизводства. И это при все возрастающем массовом техническом оснащении и вооружении граждан. При такой «вольнице» будет затруднительно поднять численность зверя в небольших частных или госохотхозяйствах – их будут выбивать по периферии хозяйств за счет естественной или искусственно вызванной миграции. Сомневаюсь, что столичной власти приглянется этот вариант.

Третий вариант (единственно вероятный) – это расчистить место для создания массовых частных хозяйств. В густонаселенных районах с наиболее ценными угодьями для инвесторов, конечно же, более привлекательно создание собственных охотхозяйств.

 

Охотники, получив бесплатный госбилет, добровольно выйдут из охотобществ, освободив тем самым себя на первое время от финансовых и трудовых обязательств. Охотобщества из-за потери взносов, которые ничем нельзя полноценно компенсировать, развалятся. Далее наступает этап перераспределения угодий.

В создании массовых частных хозяйств ничего плохого нет. Вот если бы к этому была готова основная масса населения страны! В рыночных (да и любых иных) условиях платежеспособность населения должна пропорционально соответствовать себестоимости производства продукции и услуг, иначе нормальная работа предприятий невозможна.

А у нас основная часть населения, включая средний класс, по платежеспособности, к сожалению, существенно отстает от развития рынка и еще не может оплачивать все услуги по полной стоимости. И только охотобщества имеют простой и надежный финансовый механизм в виде взносов на дотирование охотхозяйственной деятельности, на установление относительно низких цен и введение разнообразных льгот по оплате. У частников такой возможности нет, и поэтому они вынуждены брать по полной стоимости.

Ведение охотничьего хозяйства – дело дорогостоящее, не зависящее от форм собственности. Но специфика охотничьего хозяйства России крайне зависима от многих неблагоприятных факторов, которых нет, например, в Европе или США.

Взять хотя бы сезонность: в России, как правило, охотиться можно только в очень узкий период времени из-за плохих, а то и неприемлемых погодных условий, не соответствующих коротким срокам охоты миграций, очень низкой численности мелкой дичи, обесценивании пушнины, да вдобавок еще с большим количеством ограничений и запретов. Отсюда крайне велики «простои», низка посещаемость и доходность.

В США и Европе охота производится массово, «под боком» клиентов и практически круглый год. Так, реальная продолжительность охоты на уток и гусей там составляет 5–6 месяцев. Средний объем добычи водоплавающих в Европе на порядок больше, вальдшнепов в 20 раз больше. Вот цифры добычи водоплавающих за год в млн голов, наглядно показывающих, «почему Россия не Америка» (см. таблицу).

Гусей в России добывают меньше, чем в Америке в 50 раз. По копытным разница в несколько сот раз. Основная добыча европейских охотников – это не утки, а разводимая полевая дичь и зайцы, добыча которых также в сотни раз превышает российские показатели. Соответственно уровню добычи и посещаемость и объем доходов, в то время как расходная часть почти не зависит от этих показателей.

Это тоже чисто российская специфика, т.к. возрастающие затраты на содержание охотхозяйств идут круглый год ежедневно. Отсюда их очень низкая доходность и большая убыточность. Некоторые очень далекие от темы «специалисты» наивно предлагают решать все экономические проблемы охотхозяйств путем широкого развития сферы услуг и очень обижаются на непонятливых чиновников от охоты, которые игнорируют их идеи. К сожалению, в свете вышеописанных российских факторов, сфера услуг в охотхозяйствах также очень убыточна и позволительна только для богатых охотпользователей и потребителей.

Там, где нельзя запретить массовую охоту, это делается за счет установления непомерных цен, т.к. цены – «свободные», да к тому же полностью обосновываются высокими затратами.

Негативные последствия от введения госбилета и обеспечение обязательных по Конституции РФ социальных гарантий для простых (массовых) охотников можно было бы при желании решить элементарно просто. Для этого наряду с обязательной минимальной квотой угодий общего пользования нужно законодательно установить и минимальную квоту угодий для общественных охотничьих объединений, исходя из численности их членов.

Но, видимо, нет такого желания у народных избранников, поскольку реализация предполагаемой поправки разом похоронит те надежды, ради которых и был с таким трудом введен обязательный госбилет.

Остается надеяться только на разум самих граждан, которые за последние 20 лет уже в достаточной степени «ученые» и много раз видели печальные последствия реформ, которые поначалу всегда облечены в радужные формы свободы, равноправия, снятия ограничений, упрощения, бесплатности, привлекательности, очевидности, заманчивости и первоначальных реальных благ.

Мне это напоминает живоловушку на кабанов: заходи смело внутрь и среди повсеместной бескормицы питайся до отвала отборными кормами, которые выложил какой-то благодетель. Ну не понимают кабаны принцип захлопывания опадных ворот, а полученный опыт уже никому не удается использовать…

В жизни людей тоже повсюду понаставлено множество самых разнообразных и хитроумных «живоловушек». Поначалу никакого насилия – все делается исключительно добровольно, собственными руками. Создан простой и надежный механизм. Охотники, получив бесплатный госбилет, добровольно выйдут из охотобществ, освободив тем самым себя на первое время от финансовых и трудовых обязательств. Охотобщества из-за потери взносов, которые ничем нельзя полноценно компенсировать, развалятся. Далее наступает этап перераспределения угодий.

Порой спрашиваешь людей: «Ну зачем же вы добровольно отказывались от своих обширных охотничьих угодий?» А в ответ недоуменное удивление: «Мы от своих угодий не отказывались, мы просто против охотобществ и их чиновников – незачем кормить этих дармоедов!» Большинство охотников не понимают: не то что ликвидация, но и сильное ослабление охотобществ – это самый прямой коллективный (а часто и активно-агрессивный) отказ от собственных общественных угодий.

Не чиновники должны их финансировать, а только сами охотники – это общий принцип деятельности всех общественных организаций. Эту ситуацию очень хорошо комментирует известная поговорка: «Кто не хочет кормить собственную армию, тот будет кормить чужую». Прямая аналогия с охотничьим хозяйством: «Кто не хочет платить своему охотобществу, тот будет платить частнику, и по гораздо более высокой цене» (если его туда вообще пустят).

 

Как показало время, охотобщества при всей их слабости и бедности все-таки сами «не умирают насовсем». Это досадное обстоятельство не позволяло резко активизировать процесс по полному перераспределению угодий.

Конечная цель реформаторов хорошо замаскирована и выглядит как безобидная рутинная процедура по смене бланка охотбилета. На самом же деле заложен эффективный механизм по кардинальной смене общественных отношений в сфере охоты с его коллективностью и социальностью на чисто рыночные, где все будут определять только деньги: кто их имеет, тот и угодья получает и охотится.

Общий концептуальный принцип пользования ресурсами диких животных был четко определен в принятом в 1995 г. Законе РФ «О животном мире», где продекларировано, что «животный мир является достоянием народов РФ», где были установлены сравнительно демократические и социальные нормы закрепления его в долгосрочное пользование.

Однако в принятом в 2009 году Законе РФ «Об охоте» все было кардинально переиначено: ни демократией, ни социальностью в нем и не пахнет. Так, любые преимущества бывших добросовестных охотпользователей отменены, общественные слушания, гласность и учет интересов местного населения тоже. Угодья получит на прямом пошаговом аукционе только более богатый претендент, и даже единолично, на 49 лет. А вот о якобы достоянии народа, проживающего на данной территории, ни слова.

Подумайте: в Москве, Питере и других густонаселенных регионах имеются более богатые претенденты, чем общества охотников?! Общества охотников, как и любая общественная организация, по закону не имеет права получать прибыль (не путать с доходами). Поэтому любая фирма средней руки намного богаче любого охотобщества. Какая может быть честная конкуренция на аукционе, когда законодатели изначально заложили абсолютно проигрышный для них вариант?

Имеющиеся общественные охотугодья – это совместное бесценное долгосрочное пользование для огромной массы охотников. И в обществах пока состоит большинство охотников. Теперь охотникам самим решать вопрос о сохранении созданных для них общественных угодий. Перед ними в очередной раз широко распахнула дверь живоловушка: «Заходи, дорогой!»

Евгений Ершов 12 ноября 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -3
    Владимир Деревянов офлайн
    #1  14 ноября 2012 в 07:50

    И хорошо и плохо.
    Плохо то, что разрушается старая сложившаяся структура общественного охотничьего движения, со своими традициями, налаженной системой кровного собаководства, доступной охотой для каждого охотника по вполне демократическим доступным ценам.
    Хорошо то, что некоторые и даже крупные общественные охотничьи организации давно увязшие в болоте бюрократии эта жестокая ситуация естественного отбора встряхнет основательно. Жажда наживы любой ценой застила глаза председателям этих организаций. Сколько должно пройти времени, когда охотники выкинут из теплых председательских кресел своих нерадивых лидеров?

    Ответить
  • -3
    Сергей Матвейчук офлайн
    #2  15 ноября 2012 в 23:55

    Автор все напутал, с логикой очень плохо и такое ощущение, что реалии ему неизвестны, в результате неплохой, в общем, призыв - ценить общественные угодья - выглядит дешевой пропагандой

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑