SOS дикой природы

Часть 1

Фото: Виталий Кошкин Фото: Виталий Кошкин

Природные ресурсы – наше национальное достояние, требующее особого и бережного отношения. На это неоднократно обращал внимание президент Республики Беларусь Александр Лукашенко. Охотничьи звери и птицы – ежегодно возобновляемые природные ресурсы. Но их использование оставляет желать лучшего.

Причин низкого уровня ведения охотничьего хозяйства много, но главная из них — недостаточное число квалифицированных кадров, особенно верхнего эшелона, от которого зависело, зависит и будет в дальнейшем зависеть развитие отрасли. Это они разрабатывают несовершенные законы, правила, инструкции, приказы. В результате идет нежелательное сокращение одних видов (например зайца-беляка, глухаря, тетерева) и необоснованное увеличение других (рыси, лисицы, енотовидной собаки). Всю стратегию развития охотничьего хозяйства Беларуси можно было бы выразить одним предложением: “Кадры решают все!” Так ли это на самом деле, требует пояснения.

По ведению охотничьего хозяйства полностью разделяю точку зрения А. А. Улитина — бывшего председателя центрального правления ассоциации “Росохотрыболовсоюз”, биолога-охотоведа, доктора биологических наук, профессора: “Причины кризисного положения охотничьего хозяйства кроются в неумелом управлении, его бюрократизации, чрезмерном администрировании, в отсутствии в высших органах управления профессионалов-охотоведов… Экспертизе должны подвергаться только нормативные акты в области охоты и ведения охотничьего хозяйства”.

Основную причину такого положения в охотничьем хозяйстве также отметил А. А. Данилкин — доктор биологических наук, профессор, ведущий специалист России по копытным: “О скудности дичи в наших лесах мы будем с горечью говорить до тех пор, пока не будет изменено охотничье законодательство и реформировано устройство охотничьего хозяйства. Главной фигурой в нем должен стать не чиновник, назначенный по кумовству и имеющий смутное представление об отрасли и охотничьих объектах, а коллектив охотников, образованный егерь, охотовед-менеджер и рачительный хозяин “своих” охотничьих угодий”.

Необходимость проведения контрольных учетов не вызывает сомнения. Например, 19–21 февраля 2010 года в период выполнения охотоустроительных работ в охотничьем хозяйстве ГЛХУ “Минский лесхоз” я проводил учет охотничьих животных на подкормочных площадках в зоне покоя указанного хозяйства. На пяти подкормочных площадках следов кабанов за три указанных дня не наблюдалось. При переходе с одной подкормочной площадки (кв. 30 Волмянского лесничества) на другую (кв. 38 Волмянского лесничества) 20 февраля дали след только 2 сеголетка кабана, которые бороздили снежную целину, боясь этих подкормочных площадок, где, возможно, нашла свою смерть свиноматка.

На мой взгляд, причин столь плачевного состояния ресурсов кабана в указанном хозяйстве несколько:

1. Завышение численности, а соответственно и плана добычи.

2. Многократное проведение загонных охот в островных лесах.

3. Несвоевременная выкладка кормов для подкормки кабана. По моему мнению, численность кабана в указанном хозяйстве была завышена в 2010 году в 3–4 раза. Это легко проверить, если провести контрольный учет охотничьих животных в указанном хозяйстве в 2011 году с привлечением, например, специалистов сектора охотоведения и ресурсов охотничьей фауны ГНПО “НПЦ Национальной академии наук Беларуси по биоресурсам”.

Подобная ситуация с учетом нормированных видов охотничьих животных наверняка имеет место и в других субъектах хозяйствования нашей страны, что, несомненно, приводит к уменьшению их численности.

При соответствующем финансировании функции по проведению контрольных учетов следует возложить на сотрудников сектора охотоведения и ресурсов охотничьей фауны ГНПО “НПЦ Национальной академии наук Беларуси по биоресурсам” с привлечением специалистов ЛРУП “Белгослес” и ОРУП “Белгосохота”. Только в этом случае можно внести ясность в реальное движение численности того или иного вида охотничьей фауны. А Минлесхозу пора перестать тешить себя недостоверными (фальсифицированными) цифрами, например ростом численности лося, кабана, косули. В целом по республике при существующем ведении охотничьего хозяйства даже теоретически рост численности этих видов невозможен.

ОХОТА НА НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ОХОТНИЧЬИХ ЖИВОТНЫХ

Рост численности нежелательных видов диких животных и, как следствие этого, вспышка заболевания бешенством диктуют необходимость принятия срочных и действенных мер для их сокращения. Охотничье хозяйство Беларуси несет ощутимые потери от хищников.

Причин роста численности нежелательных видов много, но главная из них — несовершенное законодательство, которое не стимулирует их добычу, а лишь ставит те или иные барьеры для этого. Нужно максимально упростить порядок добычи нежелательных видов, убрать все бюрократические препоны, которые тормозят их изъятие, и утвердить эффективные мероприятия, чтобы охотнику было выгодно добывать эти виды.

Например, экономический ущерб от одного волка за год, определенный расчетным методом сотрудниками сектора охотоведения и ресурсов охотничьей фауны ГНПО “НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам” В. Е. Тышкевичем и Е. К. Востоковым (2007), без учета стоимости трофейных качеств жертв, оценивается в 2,9 тыс. евро. Несложные расчеты показывают, что эти потери в Беларуси в 2009 году составили 4 924,2 тыс. евро (по данным Минстата, численность волка в 2009 году определялась в 1 698 особей). Например, весь доход от охотничьего хозяйства в Республике Беларусь, по данным Минстата, в 2009 году составил 5 943,0 тыс. евро (курс евро — 4 124 белорусских рублей). Эти цифры свидетельствует о том, что поголовье волков “съедает” почти весь доход охотничьего хозяйства. А ведь в Беларуси имеются и другие хищники, например рысь, лисица, енотовидная собака. На основании этих данных можно сделать вывод, что необходимы эффективные меры борьбы с волком и прочими хищниками, чтобы свести до минимума вред народному хозяйству Беларуси.

Следует всегда помнить, что волк является активным носителем и распространителем опасного для человека заболевания — бешенства. Так, в 2008 году из 1 053 зарегистрированных в республике случаев бешенства у волков оно отмечено в 12 случаях.

При регулировании численности нежелательных видов положение усугубляется тем, что на особо охраняемых природных территориях их добыча необоснованно запрещена. Ярким примером этому является Налибокский ландшафтный заказник, где, по выражению А. В. Пискунова (2009), волки чувствуют себя “как на курорте”.

Остановимся на том, как государство относится к охоте на нежелательные виды, и прокомментируем инструкции о порядке проведения конкурса по борьбе с волком, лисицей обыкновенной и енотовидной собакой (в редакции постановления Министерства лесного хозяйства Республики Беларусь от 31.03. 2008, № 10).

Самое большое недоумение у нас вызывает п. 9 этой инструкции, в котором (по ущербу охотничьему хозяйству) трех лисят или щенков енотовидной собаки в возрасте до 3-х месяцев приравняли к взрослому волку.

Можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что при воплощении этой инструкции в практику ведения охотничьего хозяйства никакого конкурса просто не будет. Если шкуры волков еще будут поступать на конкурс, чтобы получить вознаграждение, то шкуры лисицы и енотовидной собаки охотники вряд ли представят. Причин этому несколько. Какая необходимость охотнику снимать шкуру с летней лисицы или енотовидной собаки, а тем более со щенков? В Республике Беларусь значительное количество лисиц добывалось обеспеченными охотниками из нарезного оружия. Чтобы компенсировать выстрел, они лишь отрезали часть хвоста, который и предъявляли для оплаты. Ведь сделать это намного проще, чем снять шкуру. При этом государство не гарантирует охотнику, что тот обязательно получит причитающееся ему вознаграждение.

В некоторых странах (США, Германия, Польша) на опыте многих десятилетий интенсивного дичеразведения твердо убедились в необходимости круглогодичного регулирования численности лисицы. Там данный вид уничтожают круглый год. В Республике Беларусь этот хищник также признан нежелательным видом. Охота на лисицу разрешена круглогодично по бесплатным путевкам хозяйств, выданным на добычу нежелательных видов. Вот только как получить эту заветную путевку? Например, в 2009 г. я пытался получить эту бумажку в трех субъектах хозяйствования, но всюду получил вежливый отказ. К этому следует добавить, что путевка выдается на сезон охоты, а их в Беларуси три. Кроме того, сюда следует добавить период межсезонья. В итоге получается, что в течение года одному охотнику, чтобы законно добывать нежелательные виды, должно выписываться шесть путевок.

Не лучшим образом обстоят дела и с регулированием численности волка, для добычи которого также нужна путевка, в том числе и для коллективной охоты с флажками. Например, при установлении снежного покрова в 2010 году я хотел оказать помощь в добыче этого хищника в охотничьем хозяйстве ГОЛХУ “Борисовский опытный лесхоз”, где очень хорошо знаю угодья. Охоты не состоялись, поскольку заветные путевки не получил даже егерь хозяйства, с которым я планировал охотиться. С этой просьбой я лично обращался к директору лесхоза, но такого пустякового вопроса он не решил.

Выход из тупиковой ситуации мы видим такой. Нужно увеличивать официальные сроки охоты на нежелательные виды и расширять этот список, как это сделано, например, в соседней Польше. Там охота на куницу (лесная, каменная), лисицу и енотовидную собаку разрешается с сентября по март, а в угодьях тех хозяйств, где обитают глухарь и тетерев, можно круглогодично охотиться на барсука, хоря, куницу, лисицу, енотовидную собаку, норку американскую. Это на четыре месяца продолжительнее, чем в Республике Беларусь. Там хищники стоят вне закона, а у нас даже нет оптимальных сроков их добычи.

При коллективной охоте на нежелательные виды нужно вернуться к прежнему порядку их добычи, когда работнику охотничьего хозяйства достаточно было иметь журнал по технике безопасности. Если нельзя иметь журнал произвольной формы, то нужно сделать его типовым и выдавать в начале года, а собирать в конце года для обобщения и проведения анализа. Тогда будет видно, кто и какой вклад внес в регулирование численности нежелательных видов, будь то малограмотный, но толковый егерь, или охотовед хоть и с высшим образованием, но очень далекий от интересов охотничьего хозяйства.

Законодательное обеспечение охотничьего хозяйства не отвечает в полной мере необходимому уровню ведения. Нужна новая редакция существующих правил ведения охотничьего хозяйства и охоты.

К примеру, студенческая дипломная работа обязательно рецензируется, а основной нормативный документ по охотничьему хозяйству даже не прошел экспертизу на профпригодность и заслуженно получил много нареканий со стороны грамотных специалистов охотничьего хозяйства и охотников. “Природоохранители-профессионалы” — именно так назвал их доктор биологических наук, профессор, биолог-охотовед В. В. Дежкин — на словах ратуют за сохранение биоразнообразия, а практически способствуют его сокращению. Например, необоснованное включение рыси в состав “краснокнижников” поставило под угрозу существование таких видов, как косуля, глухарь, тетерев, заяц-беляк и др. Если исходить из здравого смысла и государственного подхода к проблеме, то нет необходимости включать хищных животных в “краснокнижники”.

Сергей Кононов, биолог-охотовед, г. Минск 31 мая 2011 в 15:24






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑