Без выстрела

Добрались до опушки леса, осторожно вышли из машины, собрали ружья и вперед

Фото: Сергей Наумов Фото: Сергей Наумов

Приятель Леня рассказал, что во время тяги заметил, куда сел глухарь-одиночка. Он предположил, что птица там токует, и предложил мне составить ему компанию и через пару дней попытаться добыть этого петуха. Я с радостью принял предложение.

Затемно выехав из города, мы направились в лес. Теплая темная ночь предвещала удачу. По пути к лесу дорогу перебежала лиса, у которой в пасти была какая-то добыча. Что ж, хорошая примета – возможно, и нам улыбнется удача.

Добрались до опушки леса, осторожно вышли из машины, собрали ружья и вперед. Куда идти, я не знаю, но меня ведет Леня, и мне спокойно. Понемногу продвигаясь вглубь, постоянно прислушиваемся. Вокруг тишина и тьма, не видно ни зги. Делаем каждый шаг на ощупь – буквально ощупываем стволы деревьев и так движемся в нужном направлении. Вот, кажется, пришли. Переводим дыхание, шепотом согласовываем действия. Ждем. Вокруг тишина. Через несколько минут одолевают сомнения, там ли мы стоим. Ленька решает пройти еще немного. Осторожно следую за ним. Все. Кажется, заблудились, и в подтверждение этому я спотыкаюсь о знакомый пень.

– Леня, ты что меня кругами водишь?

– Да нет, погоди! Рядом где-то здесь, – слышу в ответ.

– Ну ты, Сусанин, даешь! Ну веди, коль уверен, дальше.

Кругом сплошная темень, мы явно сбились с курса. Стоим, ждем рассвета, прислушиваемся. Вот где-то сбоку доносится приглушенный звук глухаря. Ага, значит, мы на верном пути. Слушаем еще внимательнее. Опа! Затрещали ветки за спиной.

– Кто это тут еще? Чай не медведь?

– Нет, какой тут медведь! – успокаивает приятель. – Лось это прошел.

Да, прошел как трактор, не подшумел бы! Глухарь на время замолк. Стоим, не дыша, ждем. Проходит несколько минут. Протянул первый вальдшнеп. Успокоившись, глухарь снова поет. Еще довольно темно, хотя стволы деревьев мы уже различаем. Сосна заметно выделяется темной корой на фоне светлых платьев берез. Под второе колено песни делаем пару быстрых шагов, и, не успев ступить на землю, я замираю в нелепой позе. Леня оглядывается на меня и неслышно смеется, закрывая себе лицо шапкой. Да, поглядеть бы на нас со стороны! Клоуны, да и только! Не охотники! Ведь столько комичных поз приходится принять глухарятнику на подходе к токовику, дабы не подшуметь. Вдруг откуда ни возьмись поднимается заяц и, не обращая ни на кого внимания, громко шлепает по остаткам мокрого снега восвояси.

– Ну, испортит нам охоту косой!

Стоим, ждем прямо под сосной. Поодаль растут еще две. На какой из них глухарь, нам пока неизвестно. Переводя дыхание, с замиранием сердца ждем рассвета. Мы на месте, идти больше некуда. Но почему молчит глухарь? Проходит полчаса. Ничего не меняется. Потихоньку начинаем переговариваться. Смотрю на Леню вопросительно, он пожимает плечами. Вот уже запели ранние пташки. Решаем достать термос и выпить чаю. Тишина. Сомнения окончательно вселяются в нас. Глухарь или не поет, или улетел, спугнутый... Но почему тогда мы не слышали хлопанья крыльев? Хочется курить, но нельзя.

Решаю зарядить ружье, переламываю ствол, вставляю единичку и нулевку. Плавно закрываю. Жду, я готов. Где и как обнаружит себя хитрец?

Так простояли мы довольно долго, уже стало совсем светло. Что ж, не повезло! Решаем уходить. А коли так, то, нисколько не таясь, достаю пачку сигарет, негромко звякает зажигалка, и… этого достаточно, чтобы сверху вниз прямо на наши головы посыпались сосновые иголки, шишки и глухариные колбаски. Мудрый глухарь явно выждал момент и, как только мы ослабили внимание, тут же сорвался с вершины и был таков. Обескураженно и недоуменно смотрим друг на друга. Обсыпанные хвоей и глухариным пометом, мы выглядим как два идиота.

Нда, вот так, проблуждав в кромешной тьме весеннего леса и добравшись, наконец, до заветной сосны, простояв под ней около часа, как истуканы, мы не выдержали какой-то одной минуты, и глухарь был таков. Значит, все время, пока мы стояли под ним, он нас слышал и за нами наблюдал. Вот это выдержка! Не то что у некоторых! Что ж, пусть живет «профессор»...

Решаем проверить еще одну полянку, где в прошлые годы тоже был заметен ток и где птицы часто токуют на земле. Благо это было неподалеку.

Договорились, что я немного пройду вперед и замаскируюсь, прикрывшись какой-нибудь густой елкой, а Ленька отправится краем леса в сторону, куда улетел глухарь, и попытается его спугнуть.

Я быстро добрался до подходящей полянки, на краю которой росли молодые елки и находилась крупная полуповаленная осина. Она обломилась посередине, отчего на высоте трех метров от земли образовывался треугольник. Дерево свалилось давно и было густо покрыто мхом и лишайником. Вот под этой импровизированной крышей, прикрытой с боков молодыми деревцами, я и спрятался. Через какое-то время послышались Ленькины шаги и пролетела в мою сторону глухарка. Так, уже хорошо. Ее мы не стреляем, ждем кавалеров. А самка как нельзя кстати своим квохтаньем соберет женихов со всей округи. Она приземлилась где-то за спиной, и я не обращал на нее внимание. Сидел, не производя ни малейшего шума, и старался ничем себя не обнаружить. Куриные квохтанья раздавались где-то рядом. Покрутив головой из своего убежища, я ничего не обнаружил.

Прошло еще какое-то время, и крупный краснобровый красавец уселся на поляне. Мне было прекрасно все видно. Глухарь немного отряхнулся, оглядел все вокруг. Расправил крылья, словно пытаясь взлететь, и издал первый звук. Затем немного помедлил, склонил голову на бок и, кося глазом в мою строну, словно спросил: «Ну как тебе? Пойдет? То-то же!» Его взгляд явно выражал извинения: «Обычно я исполняю этот куплет лучше, но голос подсел немного, так что извини, брат!» «Ничего, маэстро, не волнуйтесь, я прощаю вас, можете продолжать», – мысленно ответил я. Получив одобрение, артист понял, что перемирие на время достигнуто, и продолжил свой сольный концерт. Я зачарованно слушал незамысловатую песню лесного великана, напрочь забыв о своем ружье, и жалел только, что под рукой не было камеры. Это непередаваемое словами представление закончилось через несколько минут, когда послышались шаги моего приятеля. Леня где-то простыл и был временно глуховат на одно ухо, поэтому, подходя, производил много шума. Хотя по его словам, он крался как мышь. Ну да! Только ветки трещали под ногами. Однако шум, производимый им, не помешал закончить любовный концерт реликтовой птицы. Подруга поднялась с поваленного дерева и улетела вглубь чащи, увлекая за собой своего Ромео. Мы проводили их без единого выстрела.

Вот таким лесным концертом закончилось для нас то апрельское утро.

А вы бы как поступили?

Андрей Щанников 19 апреля 2011 в 15:47






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑