Утраченные приоритеты

Почему общество лишилось охотничьих угодий – это главный вопрос

фото: Сергей Наумов фото: Сергей Наумов

Двенадцать тысяч охотников Ивановской области полностью потеряли ориентиры в деятельности ведения охотничьего хозяйства. В своих заметках я не ставлю задачу подвергнуть отрасль глубокому анализу, да и не располагаю необходимыми данными для этого. Хочу изложить лишь свою точку зрения на происходящие изменения.

В основном ивановские охотники задают вопрос, почему ликвидировали общество охотников. Необходимо понимать, что в соответствии с российским законодательством общественную организацию никто не может ликвидировать. Общество охотников образуется добровольно, лишь усилиями и желанием его членов (рядовых охотников) состоять в нем под руководством корпоративного председателя, избранного коллективом.

Почему общество лишилось охотничьих угодий – это уже следующий (и главный) вопрос. По моему глубокому убеждению, ивановское общество охотников и рыболовов, возглавляемое Г.И. Воропаевым последние тридцать лет, планомерно и последовательно готовило себе этот позорный конец.

До избрания Григория Ивановича Воропаева председателем областного общества прежнее руководство организации ютилось в деревянной пристройке напротив Главпочтамта. Помещение было тесное, холодное. Но это было общество. С утра оно заполнялось охотниками, пенсионерами, инвалидами и ветеранами войны, подростками. Там царил дух добровольного общества охотников, а его председатель товарищ Лобоченко был доступен в любое время и в любом месте, несмотря на то что нравом был крутоват. Можно было получить консультацию по любому вопросу, касающемуся охоты. Там, в старом правлении, были настольные игры, шахматы, шашки, домино. Там была жизнь – жизнь, подчеркиваю, добровольного общества.

С назначением Воропаева общество получило более комфортабельное помещение на улице Большая Комсомольская, а потом еще лучше – на улице Ташкентской. Но на этом охотничья жизнь в нем и закончилась. Оба помещения превратились в «охотмогильники»: опустели помещения, жизнь замерла.

Секции, которые прежде активно работали, тихо свернули свою деятельность. Осталась одна секция кровного охотничьего собаководства, но не благодаря, а вопреки усилиям Воропаева. Следует только заметить, что в течение двадцати лет существования секции Григорий Иванович ни разу не присутствовал на ее заседаниях, хотя неоднократно приглашался членами секции. Один раз пришел его заместитель В.В. Звонов вручить знак «почетный охотник» Ю.В. Смирнову, пробыл три минуты и ушел. В итоге вся работа правления общества свелась к сборам денег с охотников.

 

фото: Илья Антонюк

Трудоучастие в количестве трех дней было заменено денежными взносами, которые направлялись уже не на биотехнические мероприятия. Интересно заметить, что состав делегатов конференций по выборам руководства общества был почти постоянный в течение тридцати лет, а сами конференции охранялись работниками милиции. Охотники, которые хотели присутствовать хотя бы с правом совещательного голоса, на конференцию не допускались. Я лично попал на одну такую конференцию через чердачное слуховое окно, но выступить в прениях по докладу мне все равно не дали, и более того, вывели с милицией. Вот вам и добровольное общество охотников.

Но совершенно недопустимым стало решение Григория Ивановича самолично раздавать охотничьи угодья «в совместное владение». И это называется деятельностью выборного председателя добровольного общества охотников! Вообще в деятельности общества было много «темных» пятен. Никто из рядовых охотников не знал, куда девается мед с пасеки, приобретенной на их взносы в д. Смердово, и куда попадают уловы бригады рыбаков, получающих зарплату из взносов охотников и промышляющих на Уводьском водохранилище. Такая безнаказанность и вседозволенность тихо, но бесповоротно привела к логическому концу – лишению угодий.

Выпустив книгу к 100-летию областного общества, Григорий Иванович большую часть издания посвятил самолюбованию и личным охотничьим «подвигам» с крупным и еще более крупным начальством. Прочитав книгу, приходишь к мнению, что кроме Воропаева, в обществе никто не работал. Но это уже относится к моральным и этическим чертам личности председателя.

На суд всех охотников области выношу «результат правильного ведения» охотничьего хозяйства областным обществом охотников. Они подсчитали, что у нас в области 11 809 голов зайца-беляка. Или Григорий Иванович вообще не бывает в угодьях, или «держит» охотников за дураков, или надеется, что никто не пересчитает. Бывая во всех районах области и получая сводки из угодий, скажу с большей точностью: сейчас в угодьях области не более 1,5 тысячи голов зайца-беляка.

Охотники нашей области спрашивают, нужна ли общественная организация охотников. Я считаю, что, конечно, нужна. Только такая организация должна представлять союз единомышленников и сотрудников, а не кормушку для избранных. Очевидно теперь, после потерь охотугодий, Воропаев ищет недругов и виновников. Но если Григорий Иванович хочет видеть персонального виновника, то пусть подойдет к зеркалу.

Станислав Щавлев, охотник с 63-летним стажем 25 января 2011 в 14:30






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑