Остаётся только вспоминать...

Фото Анатолия Маилкова Фото Анатолия Маилкова

Часто вспоминается один из самых удачных рыболовных дней в конце шестидесятых годов прошлого столетия. Тогда в Волге, которая не перегораживалась, как сейчас, большим количеством сетей, водилось очень много различной рыбы, ловившейся постоянно, в любое время года. И тогда казалось, что никогда рыба не переведется в великой реке. Но как оказалось, я сильно ошибался. К сожалению, изменения произошли в худшую сторону. Рыбы стало меньше, обеднел и видовой состав. Вот, наверное, поэтому с ностальгией и вспоминается тот день, который вряд ли когда забудется, и о чем остается только мечтать.

После долгой и продолжительной осени наконец-то наступила зима. Толстый, прочный лед сковал Волгу, и рыболовам трудно было в это время усидеть дома. И, пожалуй, на всем протяжении великой реки между Казанью и Зеленодольском в Среднем Поволжье не было места без любителей подледного лова, стекавшихся сюда из городов и местных населенных пунктов.
В один из выходных дней начала зимы ко мне в поселок Октябрьский приехали друзья из Казани, чтобы вместе половить рыбу в наших краях. Было еще темно, когда я их встретил с ранней утренней электрички на станции «Обсерватория», и мы сразу же, не теряя времени, отправились к Волге, так как предстояло пройти большое расстояние, чтобы достичь уловистых мест, как правило, находящихся ближе к правому берегу реки. Надо заметить, река в этом месте широкая настолько, что очертания противоположного правого берега, несмотря даже на то, что они намного выше левого, лугового, невооруженным глазом едва просматриваются.
Желающих порыбачить здесь в любое время года всегда было предостаточно, и потому, как оказалось, и сегодняшний день не стал исключением – приехавшие на электричке многочисленные городские жители и мы растянулись от самой станции «Обсерватория» до середины реки длинной темной движущейся цепью.
Я, как местный житель, хорошо знавший эти места, хотел порадовать друзей удачной ловлей, ведь они приехали сюда впервые и только потому, что я уж очень настойчиво приглашал их порыбачить здесь. А что рыбалка будет обязательно удачной, я нисколько не сомневался, так как сам до этого несколько раз ловил рыбу в этих местах, правда, пока еще опасаясь далеко отходить от берега, и ни разу домой без улова не возвращался. К тому же, и соседи, часто приносившие рыбу, рассказывали о хорошем клеве. Ну а в случае неудачи можно было попытать счастья и половить щук на блесну у левого берега, рядом с хлебопекарней. Здесь эта речная хищница, сколько бы ее ни ловили, никогда не переводилась и всегда, особенно в зимнее время, клевала.
Но, к сожалению, вначале нашим желаниям не суждено было сбыться. С утра и до второй половины дня мы не видели ни одной нормальной поклевки, если не считать 2-3 пойманных нами мелких рыбешек. Изрядно исходив волжские просторы и сильно устав, мы решили возвращаться поближе к своему, левому берегу, железнодорожной станции и дому, чтобы в случае неудачи друзьям, не теряя зря времени, быстрее уехать домой, при этом на нашем пути мы почти беспрестанно сверлили во льду новые лунки и пробовали в них ловить рыбу. Но как мы ни старались, к лучшему ничего не менялось. Это был редкий случай, когда рыба не клевала. Мне даже было как-то перед друзьями неловко, ведь я уверял их, что они отсюда ни за что без рыбы не уедут. Сколько лунок мы в тот день просверлили, наверное, ни один из нас столько за день раньше и не делал. Но все труды оказывались напрасными, как будто рыбы в Волге вообще не было.
И когда мы, изрядно намучившись, уже решительно пошли, не останавливаясь, в сторону дома, то, преодолевая большое пространство между двух широких островов, увидели двух рыболовов. Они сидели рядом на ящиках с полозьями, склонившись над лунками, а не ходили в поисках новых мест, не сверлили лунки, что делают обычно рыболовы в отсутствие поклевок. Когда мы утром спешно проходили это место, никому и мысль в голову не приходила, чтобы попробовать порыбачить здесь. А вот теперь двое рыболовов сидели одни на огромном пространстве, где никого кроме них не было видно, и вроде бы тоже не ловили. Я, все еще чувствуя неловкость перед друзьями и не веря тому, что возвращаемся без улова, решил попробовать ловить и здесь, не приближаясь к рыболовам, в отдалении около 200 метров от них, хотя не очень-то веря в успех. Да и моим спутникам не хотелось в очередной раз утруждать себя сверлением лунки, разматыванием лески и насаживанием мотыля на крючок. Потому предпочли отдохнуть от дороги, ничего не делая, а просто сесть на свои рыболовные ящики и понаблюдать за моими действиями. Только один из них последовал моему примеру. Мы просверлили лунки и начали облавливать новое место, остальные же просто стояли или сидели, не решаясь и не желая предпринимать каких либо действий, уже уставшие и уверенные, что очередная наша попытка – занятие бесполезное и не увенчается успехом.
Но на этот раз стоило мормышке с мотылем опуститься ко дну, как сторожок согнулся и на леске после не резкой и не сильной подсечки повисла какая-то крупная рыба. «Лишь бы леска не оборвалась», – подумалось мне. Спустя мгновение на льду возле лунки забился крупный окунь-горбач. И как только я снова насадил на крючок мотыля, сразу же последовала очередная поклевка. И на этот раз выудил крупного окуня. Почти одновременно и товарищ вытащил крупного окуня, затем и другого. У меня одна поклевка следовала за другой и рыба не срывалась, что раньше случалось часто. Крупные окуни надежно повисали на леске. Стоявшие рядом тоже начали сверлить лунки и облавливать место. Теперь уже и они перестали быть сторонними наблюдателями и ловили крупных окуней, которые клевали почти беспрестанно. Как ни странно, мелкая рыба в тот день не ловилась, как будто ее вовсе не было здесь. Если и попадались окуни поменьше, то все равно их нельзя было назвать мелкими. Не ловилась в тот день и какая-либо другая рыба, хотя раньше мы с успехом ловили здесь плотву, ершей, если повезет, подлещиков и редко что-либо экзотическое, как, например, налима или стерлядь.
В это время пошел густой мокрый снег. Обычно во время такой непогоды или изменения погоды, как знаю по своему опыту, клев либо вовсе прекращался, либо были просто редкие поклевки. Но в этот день было все наоборот. Рыба не переставала клевать. Несмотря на то, что снег шел все гуще и гуще, мы уже не хотели уходить и были рады награде за пройденные километры, усталость и предыдущие неудачи.
За то время, что мы ловили, к нам подсаживались и другие одиночные и группы возвращающихся без улова рыболовов, уставших от длительных прогулок по волжским просторам в поисках удачного места. Теперь их стало так много, что они расселись огромной темной массой, накрыв все пространство и как бы растворив в себе и тех первых рыболовов, и нас, потерявшихся в этой массе людей.
В тот день за каких-то четыре часа мы поймали много, все были довольны уловами и я уже не чувствовал вины. А ловилась ли рыба и в других местах так же, как и здесь, я не знаю до сих пор...
 

Фарид Муртазин 13 апреля 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑