У города

Фото автора Фото автора

Не всегда удается выбраться на Большую рыбалку. И часто мы не замечаем, что рыбьи тропинки находятся, бывает, совсем рядом. Но так уж принято: чем дальше – тем рыбы больше и крупнее она там, в лукоморье заповедном верст за двести. И везем оттуда с килограмм окунишек да щучку-шнурка граммов на восемьсот…

Наверное, дело в обычных сборах на дальнюю рыбалку, в самом пути, на протяжении которого можно услышать много рыбацких баек и удивительных историй, в самом общении с такими же обветренными и не совсем нормальными товарищами-рыбаками…
За щукой
В этот раз готовились на Волгу, за хищником. За день выбрались с Павлом на городскую речку – наловить живца. Стало уже правилом брать с собой сорожек и уклеек, поскольку на месте, где жирует щука, эти скромные рыбки, жадные и непритязательные к насадке, бывают на вес золота.
На речке, при впадении ее притока в копаное водохранилище, почти не клевало. Попробовали ловить и в русле на поплавочную удочку, поскольку река у города местами не замерзает всю зиму. На легкую летнюю оснастку поймали с десяток уклеек и пару сорожек-плотвичек. Но главным открытием и сюрпризом стала поимка нескольких довольно крупных пескарей.
С поездкой на Волгу не сложилось, и утро мы решили встретить на городском водохранилище. На заре морозило и солнце румянилось сквозь легкую дымку. Но чувствовалось приближение весны. Где-то уже сильно и настойчиво «тенькала» синица и воздух пах весенним утренником, знобко и особенно, наверное, из-за того, что днем прибрежные ивняки оттаивали на солнце. Запах живой коры был неуловимо ощутим.
Жерлицы мы с Павлом раскидали у берега, где глубины достигали семи метров, и поставили часть на широком плесе, где поднималась коса в четыре с лишним метра в окружении тех же семи-восьми метров. Снасти вдоль берега были наживлены уклейками. Эти места по перволедью были самыми уловистыми, и поэтому им были по праву отданы самые лучшие живцы, как мы считали.
Пескари бойко шныряли на тройничках в местах более мелких. Там же были поставлены жерлицы на сорожку. Все… Снасти на щуку стоят, вроде как и долг выполнен, хотя веры в эту ближнюю рыбалку было мало. Это пренебрежительное отношение к водоемам малым и не удаленным выработалось, видимо, за время поездок на Волгу, мол, чего тут, под боком, ждать – мелочь-мелочишку?
Между делом, набросали в лунки комки каши с фирменной зимней прикормкой, поставили на упоры удильники с гибкими кивками, включили приемник и налили чаю из термосов. Щелк!.. Рядом вскинулся флажок треноги-жерлицы. Катушка сразу пошла, не останавливаясь, а еще больше набирая обороты. Словно крупная щука. «Тут ее не может быть», – мелькает скептическое. Но леска была уже смотана до конца, пока мысли из лениво-пренебрежительных превращались в азартно-позитивные. Бегом, ать-два!..
Подбегаю и берусь за леску. Выбираю слабину и – р-раз! После подсечки руку толкнуло вниз живой и неожиданно тяжелой силой. Отдав часть лески, снова подтягиваю рыбину к лунке. Наконец она подо льдом. Но в лунку не идет. Те шнурки, что иногда попадались нам здесь ранее, свободно проходили в лунку на 100 без багра. Но здесь и зацепленная багориком рыба никак не хотела подниматься наверх. Э-эх, была-не была. Толкаю рыбину обратно под лед, сдергиваю ее с багра и пытаюсь нащупать ее челюсти, точно по центру. Есть, кажется, попал. Рыба с натугой поднимается по лунке, выпирая воду на лед. И вот у лунки, на притоптанной наледи, тяжело ворочает хвостом-лопатой остроглазая щука с алыми плавниками. Словно поросенок, толста и жирна. Вот тебе и лягушачий оазис на городской речке!..
Эта щука на 5 кило взяла на пескаря. Вскоре попалась еще одна – на 3 килограмма. И она предпочла пескаря. А на береговой линии, на уклеек, так и не было ни одной хватки, впрочем, и уклейки оказались снулыми. Видимо, не выдержали перепада глубин. Здесь же, на отмели, где уклейки дожили до конца рыбалки, нам попалась одна щучка граммов на 800. Эта некрупная и стандартная для этих мест рыба взяла на уклейку. А для крупной щуки именно пескари оказались неожиданным и привлекательным деликатесом.
Вериги для леща
Сегодня щука почти не берет. Да и понятно: живцы на жерлицах вялые и почти неподвижные, оставшиеся с прошлой рыбалки. Дома в баке с аэратором они были резвы так, что слышно было, как рыбки тычутся в пластиковые стенки бака. Но едва оказались на тройниках, сразу сникли. Щучья рыбалка явно не складывалась. Надо искать живца.
Оставляю Павла у жерлиц и отправляюсь по местам проверенным, где можно поймать сорожку-плотвичку или надергать мелких окуньков, но это на худой случай. Щука жадно хватала окуньков только в перволедье. Ближе к весне что-то изменилось в ее вкусах.
Но прошелся по правому берегу за вантовым мостом – ни поклевки белой рыбешки. Лишь пара ощетинившихся ершей сели на крючок мормышки. Проверил и окуневые места, где в перволедье окуни хватали блесну. И здесь лишь попались два окунька.
Наше городское водохранилище в последние годы стало иногда радовать уловами. Видимо, сказался контроль за качеством воды, ну и током бить здесь слишком на виду. Летом, случалось, подойдешь к реке и слышно уже издалека, как чавкают какие-то речные поросята в зарослях кувшинки и роголистника. А то и хвост вывернется на тихой воде да ударит так, что мелочь-верховка брызнет в разные стороны. Полно и леща, но зимой все не удавалось мне попасть на хоть какой-нибудь его клев.
Решаю выйти на глубину. Там, среди семи-восьмиметровых глубин, встречались пятачки мелководья. То ли это старые берега реки, то ли земснаряд допустил небрежность в своей работе.
На одном из таких пятачков пробурил пару лунок. Глубина пять метров. Не совсем мелководье, где возможны поклевки некрупной сорожки, но решил все же проверить место. В одну из лунок опустил открывающуюся на дне кормушку с фирменной зимней прикормкой, смешанной с сухарями и кашей. Открыл пластиковую коробку со снастями, а там только удильники с мелкими мормышками, почти крошечными. Снасти для ловли живца на мелководье. Здесь все же пять метров, пока дойдет до дна такая крохотуля… Вспомнилось, что в противогазной сумке еще пара удочек есть. Одна с блесной, а на леске другой привязана довольно крупная мормышка с «кандалами». Приманка вроде и безнасадочная, но никогда еще не ловил на нее без подсадки хоть кусочка мотыля. Пробовал играть по-разному, а окуни только толкали носами приманку, футболили, но верных поклевок не было. Играли, словом, забавлялись. А нацепишь кусочек червяка, мотыля мелкого полукольцом, чернобыльника – сразу удар и рыба на крючке. Может, навыка нет спортивного – играть мормышкой без насадки, или обманка такая?
Сейчас по глубине как раз подойдет мормышка с «кандалами»-цепочкой. Вид у нее, конечно, экзотический: наполовину крашеная, как некое странное насекомое, а наполовину состоит из блестящей мельхиоровой или посеребреной вогнутой пластины. На крючке цепочка болтается из белого металла и мелкий кембрик белеет. Терять мне уже нечего, а проверить приманку на своем водохранилище тоже не помешает.
Цепляю на крючок мормышки мотыля и опускаю «кандалы» в лунку. Вот и дно. Плавно покачиваю длинным кивком, почти рассеянно, не глядя. Так бывает, когда в бесклевье теряется азартное ощущение поклевки и живого мира там, подо льдом. Но кивок почему-то вдруг плавно выгибается кверху, словно мормышка снова легла на дно… Делаю подсечку, на всякий случай, и рука наливается неожиданной тяжестью. Что-то есть на крючке. Причем это «что-то» совсем не напоминает легкомысленную плотвичку с палец или окунька-горбунка тех же кондиций. Идет-идет, поднимается нехотя к лунке, упругими толчками осаживая леску. Плеснуло в лунке и я подхватываю ладонью довольно приличного подлещика… Бросаю рыбу в пакет и слегка дрожащими пальцами поправляю мотыля. Скорей в лунку. «Давай-давай, ловись рыбка…» – что-то вроде этого шепчут губы, а самому не верится, что рыба еще может взять. Но кивок опять дрогнул и уверенно выгнулся кверху, хотя мормышка еще не дошла до дна. Есть! Подлещики брали хоть и не часто, но с каким-то надежным постоянством. Вскоре уже с десяток трепыхался в пакете.
Вот тебе и сходил за мелочью-живцами! И приманка вроде не по рыбе. И тут вспомнилось, как однажды в поисках живца забрел я в заливчик Малой Кокшаги. С утра сорожка клевала весело. Словно озорной окунек била по серебристой вольфрамовой мормышке, цеплялась и на подвешенный выше крючок. Потом клев стих и мне осталось только любоваться высоким небом в бегущих облаках и пить чай из термоса. А тут рыбачок подошел. Как обычно поинтересовался клевом. Потом сам пожаловался на затишье и показал рыбу, что успел поймать. В ящике было десятка полтора подлещиков. Выяснилось, что поймал он их на эту самую мормышку с «кандалами». Значит, сегодняшний улов – не случайность. И цепочка эта с каторжным названием привлекает своим видом и звоном не только хищника, но и толстогубого леща.

Александр Токарев 28 марта 2012 в 10:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑