Дебют

Что тогда на него нашло, Николай до сих пор понять не может. Полжизни, считай, прожил нормальным человеком, без всяких дурацких удочек, а тут на тебе... согласился ехать на рыбалку. Да не летом — зимой! Опомнился быстро, хотел дать задний ход, но приятели поднадавили, и он махнул рукой: «Ладно, съезжу разок!»

Фото Анатолия Маилкова Фото Анатолия Маилкова

Уже дома, за ужином, ругал себя последними словами: «Какой из тебя рыбак! Червяка и того не нацепишь». Но потом, понимая, что отступать уже поздно, потихоньку успокоился.
Перевернув все на антресоли, Николай кое-как экипировался, шарабан одолжил у соседа, удочки же обещал для него захватить один из приятелей.
На остановку, куда должен был подъехать их автобус, Николай пришел одним из первых. А уже через минут десять с удивлением отметил — собралась целая толпа рыбаков, и могло показаться, что в городе живет только одно это неуемное племя.
Их транспорт задерживался. Все чужаки уже благополучно уехали, и только они, ругая последними словами своего водилу, все еще топтались на месте, вглядываясь в конец улицы, откуда должны были появиться долгожданные «колеса».
На посадку рыбаки ринулись, обгоняя друг друга. Николай пропустил всех и, поднимая свой шарабан, вдруг увидел, что рыбацкий-то ящик не его! Соседский был почти новый, да и застежки совсем другие. Что за чертовщина! Он еще раз оглянулся на опустевшую остановку, но ничего, кроме окурков, там не было. Пришлось в салоне объявить, что кто-то случайно взял его шарабан. Рыбаки разом загалдели, задвигались, отпуская шуточки в адрес новичка, но как ни старались, чужого добра не обнаружили. После повторной ревизии всем стало ясно — какой-то ухарь на остановке шарабан подменил.
Вот так дела… Николаю ничего не оставалось, как смириться и заглянуть внутрь шарабана. И тут всех рыбаков, с любопытством ожидавших развязки, подстерегал сюрприз. Оказалось, в неприметном внешне ящике нашлось все, о чем только может мечтать даже самый привередливый рыбак. В специальных гнездах, зажатых резинками, томились готовые к бою фирменные удочки, в углу поблескивал крышкой китайский термос, но самое главное, за внушительным пакетом с бутербродами
обнаружилась фляга из нержавейки, внутри которой многообещающе булькало. Увидев такой знатный ассортимент, кое-кто начал подкалывать Николая, мол, признавайся, сам позарился на чужой ящичек? Главный герой только смущенно улыбался.
Дорога была не близкой, и все это время Николай провел в душевном смятении. С одной стороны, он понимал, что никакой вины за ним нет, в конце концов не он же первый взял чужой шарабан. Но что-то все же его мучило. Сначала он не понимал, что ему мешает задремать вместе со всеми. Хотя, чего тут понимать… Ему было стыдно перед тем неизвестным рыбаком, с которым судьба его связала таким странным образом. Незнакомец ведь тоже заглянет в его шарабан. И что он там увидит? А увидев, что скажет? Вот эти слова, которые, он точно знал, будут сказаны в его адрес, и лишали его душевного покоя.
В его шарабане, кроме небольшого термоса, шматка сала с хлебом и шумовки, взятой у жены для чистки лунок, новый хозяин ничего найти не сможет при всем желании.
Уже на озере было решено, что Николай станет ловить на блесну. Мормышки, конечно, давали больше шансов, но возиться неопытному человеку с мотылем на морозе — последнее дело.
Новоиспеченный рыбак, чтобы никому не мешать, сел в сторонке и начал прилежно поддергивать удочку вверх-вниз, вверх-вниз, стараясь копировать движения других рыбаков.
Прошло минут двадцать. Он уже полностью освоился и, будучи уверенным, что ни одна, даже самая глупая рыба к нему на крючок не собирается прицепиться, стал потихоньку осматриваться. К этому времени из-за леса показался краешек солнца, и все вокруг преобразилось: и лес, и озеро, и небо, залитое робкой позолотой. Николай и представить себе не мог, что зимой среди этого притихшего заснеженного мира может быть так красиво! Он на секунду представил себя в эти утренние часы похрапывающим в теплой постели, и ему стало неловко за разморенного под теплым одеялом двойника. И еще в эти минуты он впервые, кажется, засомневался в правоте тех, кто на удочки смотрит равнодушно и подсмеивается над рыбаками. Теперь уже сами домоседы казались ему чудаками. И как-то незаметно появилась горькая досада на себя за то, что столько лет провалялся на диване, так и не встретив ни одного рассвета вдали от города.
К полудню почти у всех рыбаков было поймано по десятку-другому рыбешек, которые валялись вокруг лунок. И тут появилась ворона. Откуда она прилетела, Николай не заметил, но догадался — каркуша тоже захотела «порыбачить». Сделав небольшой полукруг, она опустилась на лед и некоторое время внимательно наблюдала за ним, наклоняя голову и так и эдак. Казалось, что ушлая птица пытается разгадать, какого подвоха можно ожидать от обособленно сидящего рыбака. Потом, видимо, решив, что на него положиться можно, бочком начала подбираться к рыбешкам, на время оставленным рыбаком без присмотра.

 

Фото Анатолия Маилкова


На этот раз интуиция плутовку не подвела, никакого резона мешать ей у Николая не было. Наоборот, ему стало интересно, сможет ли она поживиться или останется с носом? И когда, осторожничая, ворона остановилась, не решаясь преодолеть последнюю пару метров, Николай даже мысленно начал ее подбадривать: «Ну, давай же, не трусь, у тебя все получится!»
Он еще успел подумать, кому это пришло в голову так нехорошо назвать птицу, припечатав ей на веки вечные воровской ярлык, как вдруг почувствовал, что с его удочкой что-то случилось. Это потом он узнает, что именно так клюет крупная рыба, а тогда ему показалось, что кто-то живущий подо льдом просто хочет отобрать у него снасть. А отдавать, да еще чужую, он не имел никакого права.
Его пальцы осторожно тащили леску, сдерживая рывки упирающейся рыбы, а перед глазами всплывало почти забытое видение, подсмотренное в далеком детстве. Они с дружком шли в школу и по дороге заглянули на речку, скованную молодым прозрачным льдом.
Увидев под ногами спрятавшуюся в водорослях рыбешку, он лег на живот, чтобы лучше ее рассмотреть, и у него захватило дух. Впервые в жизни ему открылся таинственный подводный мир: с шевелящимися на течении растениями, с маленькими рыбешками, с какими-то жучками, с золотистым песком на дне и небольшим затаившимся пескариком. Во все глаза он смотрел и смотрел на этот сказочный мир, находящийся совсем рядом, в каких-то десяти сантиметрах от его носа, и, кажется, готов был перебраться туда. И вот сейчас тонкая леска связала Николая с тем фантастическим подледным миром, с одним из его обитателей, и он почувствовал, как в его душу проникает вирус рыбацкой страсти.
Некто, позарившийся на блесну, был уже у самого льда, как вдруг дело застопорилось, и Николай понял — обитатель глубин не проходит в лунку. Леска уже натянулась до предела и готова была порваться. Из рассказов рыбаков он знал, что они в таких случаях используют багорик. Увы, багорика ни у кого не оказалось, зато помогли советом: «А ты ее рукой, да за жабры!» Николай, не снимая куртки и не чувствуя обжигающей воды, ринулся в лунку на поиски рыбьей головы. Но лед был толстый, и он смог дотянуться только до кончика блесны. Зажав блесну пальцами, он уже, не миндальничая, смело потащил упирающуюся рыбу, будучи уверенным в удачном исходе.
На сантиметров десять рыба продвинулась, в голове Николая успела даже проскочить пословица «Без труда не вынешь и рыбку из пруда», как вдруг… рука вылетела из лунки без трофея! Николай тупо посмотрел на блесну со сломанным крючком, потом на рыбаков, наблюдавших за ним, и не знал, плакать ему или смеяться. Вернее, он знал, что надо бы рассмеяться, но это было выше его сил.
С видом человека, проигравшего целое состояние, он опустился на шарабан, еще раз посмотрел на предательскую блесну и в сердцах швырнул удочку в снег.
Все это драматическое действо проходило под пристальным вниманием рыбаков, которые, позабыв про свои удочки, затаив дыхание смотрели остросюжетный рыбацкий мини-спектакль, гадая, повезет на этот раз главному герою или нет. И сейчас, после обидной развязки, когда занавес можно было опускать, зрители не спешили расходиться, они все еще продолжали смотреть на Николая, и легко было догадаться, что они хотят помочь ему пережить эти горькие минуты.
Николай вытер шапкой взмокший лоб и, словно извиняясь за себя, неумеху, не очень весело, но все же улыбнулся.
С этой улыбкой ушла и горечь досады. Он глубоко вздохнул и вдруг почувствовал, что все эти неравнодушные, переживавшие за него люди, похожие в своих зимних одежках на пингвинов, перестали быть ему чужими, что он, как сказал бы любимец детей Маугли, стал с ними одной крови и вошел в их рыбацкую стаю.
Чтобы отвлечься и окончательно обрести душевное равновесие, Николай пошел посмотреть, чего там наловили друзья. Но сделав с десяток шагов, резко повернул обратно. Его вдруг осенило, а что если рыба застряла в лунке? За блесну же он волок ее по-настоящему…
И действительно, рука легко дотянулась до скользкой головы и пальцы намертво сомкнулись на жабрах. От радости Николай, наверное, что-то успел крикнуть, потому что к тому моменту, когда он, стоя на коленях, поднял над головой вырывающегося большущего окуня, все зрители снова были в «зале» и готовы были ему аплодировать.
Ту первую рыбалку и того окуня он при всем желании забыть не смог бы. Не удивительно, что, встретив спустя месяц знакомого рыбака, Николаю не терпелось рассказать о своей удачной поездке и о странной истории с шарабаном. Рассказывая, он успел увидеть, что физиономия приятеля все больше и больше вытягивается от удивления! Оказывается, шарабан с двумя удочками и щедрым угощением был его! На остановке в то утро они стояли совсем рядом, но не узнали друг друга, потому что, спасаясь от ветра, прятали лица в капюшонах. А как знакомец умудрился взять не свой шарабан, он до сих пор и сам понять не может.


 

Фото Анатолия Маилкова


Николай, чувствуя за собой должок, предложил по такому случаю заглянуть в какое-нибудь заведение, где можно было бы в спокойной обстановке поговорить «за жизнь» и отблагодарить рыбацкую фортуну. Возражений, естественно, не последовало.
Нужное заведение обнаружилось совсем рядом. Рыбачки, уединившись там за маленьким столиком, ели, пили, у них и по усам текло. И все остальное, можно не сомневаться, у них тоже было, потому как хорошая история
по-другому и не могла закончиться.

Леонид Вертель 14 февраля 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑