Рыбалка с Дедом Морозом

Начиналось все хоть и необычно, но вполне правдоподобно.

Фото Анатолия Маилкова Фото Анатолия Маилкова

Обычно в Мелькень по пятницам после обеда заезжали, обустраивали лагерь на льду и, если успевали, с вечера выставляли жерлицы. Но дорога неблизкая, колея неслабая, и, бывало, на лед выезжали затемно. Мелькень – место бойкое. Приедешь утром – с удочкой приткнуться негде, а уж с ворохом жерлиц можешь даже на лед не выходить. Вот и привыкли, независимо от погоды, приезжать с вечера.
Все отработано: где машина, где палатки, кто и что на себе прет, кто за что отвечает. Вован попросил Витьку Баламута, чтобы он комбез теплый к себе в багажник бросил, сапоги, шапку теплую. Сам же прямо из садика к Валерке прыгал, и они, никуда не заезжая, в Мелькень жарили.
«Отморозил» Вован в садике, всем понравилось. Хоть и не из Большого театра артист, но трезвого Деда Мороза так близко к Новому году найти – большая удача. Валерка позвонил, что уже ждет у садика. Пришлось даже детям сказать, что это Буратино звонил, просит его от Папы Карлы спрятать.
Вышел Вован в джинсах, короткой курточке и полуботинках. И сумка с дедморозовским прикидом. Перекинулись: «Как отработал?», и в Мелькень. Остальные уже с час, как уехали.
Вован сразу задумался. Если они уже приехали – значит, на берегу ждать не будут, ушли на место. А там километра два пехом по льду. Все бы ничего, но как же Вован переоденется-то? Если Баламут его мешок из машины не заберет, что делать? А если заберет, то в полуботиночках без шапки там на льду околеешь. Не раз уже возмущались, что в Мелькени этой ни одна мобила не берет. Поскольку Валерка рулит, Вован его грузить своими переживаниями не стал. А сам весь на измене: «Что делать-то?»
Приехали. На нашем месте Юркина машина, Баламутина и какой-то джип с заезжими номерами. В разных местах приткнулись и другие машины. Рыбаки разбросаны на льду, а наших из-за острова не видать. Валерка быстро нахлобучивается и смотрит на Вована с недоумением. А тому не до шуток. Попросить сейчас Валерку отвезти его обратно – это. обломать рыбалку пацанам, нельзя так. В разные ситуации попадали они, но ни разу не спасовали. Вовану страшно не хотелось стать первым и он решил: «Была-не была!» Одел поверх своей куртки дедморозовский халат, шапку тоже, ну и у Валерки бахилы зеленые в машине нашел. Сам Валерка лежал около машины, то ли в истерике, то ли в коме, но очень нечленораздельно лежал. А потом наотрез отказался идти вместе. «Тебя в таком виде никто не узнает, а меня – как облупленного. Скажут потом, что два придурка шли, Дед Мороз и я. Ты иди, я за островами догоню».
Картина представилась необыкновенная. Дед Мороз в полном обмундировании шествовал на ночь глядя куда-то в просторную даль. До другого берега – 13 километров, и там лес. Несколько групп рыбаков, попавшихся вдоль тропы, офонарели влет и не изрекли ни единой шутки.
Не меньше удивились и его друганы. Они уже квакнули за начало рыбалки и возились с обустройством, когда из-за острова выплыл Дед Мороз и направился к ним. Вован был приколистом, но не настолько же. Когда «чудо» нашло свое объяснение, долго веселились и придумывали тосты. По ходу дела хорошо бы было уже и переодеться, но тут выяснилось, что в процессе сборов возникали разные варианты с машинами и в итоге Вованов рюкзак вообще на рыбалку не приехал. Последняя шутка оборвалась на полуслове. Привели человека на лед в полуботинках, ему еще здесь ночевать, а за руль уже никто сесть не может.
Понятно, что каждый снял с себя последнюю рубаху, но 7 рубах ситуацию не спасали. Впрочем, с каждой рюмкой и приближением темноты ситуация поправлялась. Водки было много, и дружная компания в присутствии Деда Мороза принялась отмечать наступающий Новый Год. Хороший костер, веселые пацаны и длинная, пропитанная алкоголем ночь.
Гуляли весело, с плясками и песнями. Проезжавшие мимо с сетей местные браки решили заглянуть на огонек. Браки были немолоды и нетрезвы, повидали разное, но чтобы Дед Мороз в халате на голое тело безо всякой музыки неистово отплясывал татарскую плясовую – им видеть еще не доводилось. Гуляли так, что подъехавших мужиков заметили только через полчаса, когда те уже выпили и закусили.
Гулянка разрасталась, браки высыпали у костра два мешка рыбы и поехали в деревню за котлом. Какой Новый Год без настоящей ухи? Заодно взяли с собой и Дед Мороза – детишкам показать и от баб отбиться. В деревню влетели с песнями, чем-то напоминая бригаду Батьки Махно. Пытавшаяся уснуть деревня быстро встала на дыбы, постояла на них, переварила все происходящее и неожиданно для всех ринулась на лед.
Деревня была татарская и нарастающий гул остолбенил ребят, продолжающих куражиться у костра. А когда огромная толпа вырулила из-за острова, они, позабыв, что сами татары, на удивление синхронно попрятались между слоями палаток. Хорошо, что Дед Мороз на телеге, чем-то напоминающий Ленина на броневике, обогнал толпу и внес ясность.
Легковоспламеняющаяся деревня праздновала Новый Год. Если в городские квартиры Дед Мороз иногда попадал, то в деревне такого давно не видали. Весь табор мгновенно вписался в общую картину, и с учетом принесенной закуски и самогона гул по льду покатил не слабый. А когда приковылял деревенский гармонист, вакханалия переросла в апокалипсис.
Часа в 4 утра на берегу стали появляться вновь прибывающие рыбаки. Они столпились и никак не могли понять, что за бой идет за островом и почему деревня пуста. Были и такие, кто на всякий случай уехал в другое место, но у большинства любопытство взяло верх. Обвязав буры тряпками, чтобы не стукнуть ими обо что-нибудь, в полном безмолвии сплоченная группа выглянула из-за острова.
А там в отблесках множества костров народ провожал Старый Год. Наступало какое-то декабря. Встречать еще было рановато, а вот провожать – в самую пору. Посреди льда стояла красавица елка, украшенная подручными материалами, в том числе и рыбацким инвентарем. Браки вместо гирлянды обмотали елку только что вытащенной из проруби сетью, в которой было полно рыбы.
Живописнейшая была картина, но больше всего удивили прыжки через костер. Способные прыгать кончались, и уже с полчетвертого тело Деда Мороза перебрасывали через костер. За каждое «уронение» команде начислялся штрафной стопарик.
Кто-то мирно спал в палатке, кто-то – не менее мирно в сугробе, но всю картину побоища можно было разглядеть только с наступлением рассвета. К тому времени девки уже прибрались, и панорама выглядела монументально, но вполне достойно.
Часть вновь прибывающих легко вписывалась в коллектив и гулянка продолжалась. Уснувшего настоящего Деда Мороза укрыли тулупом, а халат напялили на вновь избранного. Дед Мороз был нужен как творец всего этого безумия. После четвертого Деда, а было это уже к вечеру какого-то следующего дня, появились слухи, что кто-то из рыбаков снял праздник на видеокамеру и выложил в интернет. Именно с того дня люди стали приезжать целенаправленно. Появились журналисты и даже телевизионщики, некоторые тоже зависали на пару дней, не в силах побороть в себе мысль, что такое бывает раз в жизни. Предприимчивые торговцы организовали горячие обеды, макдональдс спроворил мобильный филиал, который расположился на острове. Проявились какие-то люди, продающие Фиш-карты по 250 рублей. В один из дней Мензелинские парашютисты залетели на огонек и сильно устали в ожидании, когда самолет заберет их обратно со льда. В общем, масштабы праздника вышли за рамки. Как-то в обед приезжал мэр города и рассказал, как он угадал с таким праздником и что теперь он будет традиционным. Дед Мороз даже был награжден грамотой и праздничным набором презервативов.
На какой-то день приехала на лошади делегация из удмуртского села, расположенного напротив на другом берегу. Они привезли старющего деда, который нянчил Пушкина, и дед сказал, что ему было видение, как будто Дед Мороз воскрес. И произошло это недалеко от деревни Мелькень. Видение это было сразу после драки в 1937 году. Двух дедов под шквал аплодисментов троекратно расцеловали и заставили выпить по стакану на брудершафт. Удмуртский дед оказался предприимчивым. По случаю воскрешения Деда Мороза он предложил организовать крестный ход, соорудив хоругви из буров и ящиков. Высокая миссия крестного хода – обратить татарскую Мелькень в христианство. С учетом выпитого, за крестный ход проголосовали единодушно, и первая партия во главе с удмуртским дедом даже куда-то ушла.
Когда все это закончилось, и закончилось ли вообще, автору не известно. Там ведь еще была массовая крещенская купель, потом красили яйца, потом… А еще когда-то приезжал Дед Мороз из Великого Устюга, долго и троекратно братался с Вованом, налоговая служба пыталась отжать бабки, пару раз видели Зюганова, Кобзона, в общем, жили по человечьи.
Вован был объявлен почетным жителем Мелькени, а сама Мелькень с тех пор была объявлена местом воскрешения Деда Мороза. Там организовали дом-музей прошедшего праздника.
Одно людей беспокоит: можно ли будет следующий Новый Год в Мелькени без Фиш-карты отпраздновать?

Павел Елезаров 11 января 2012 в 10:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑