Кормят пески и море…

В Аравии пустыня соседствует с морем. Испокон веков традицион­ные занятия аравийцев связаны с этими двумя стихиями

фото: Владимир Супруненко фото: Владимир Супруненко

Сумерки быстро спускались над заливом. Однако я все же успел сбегать к рыбакам, что разместились на валунах небольшого мола. Тут и арабы сидели, и индусы подремывали с длинными спиннингами. Разноцветные жирные коты лежали на теплых камнях в ожидании рыбного угощения…

Ловился в основном хамур. Так здесь, на побережье Персидского залива, называют каменного окуня, или группера. Девчушка-гид, имеющая весьма смутное представление о рыбной живности в заливе (уж не говорю о способах ее добычи), на вопрос об особенностях арабской рыбной кухни назвала именно этот вид. Знатоки утверждают, что наш озерный или речной окунь имеет деликатесное белое мясо. Из-за проблем с чисткой эту рыбу, правда, наши рыбоуды не очень жалуют (если только не идет речь о приготовлении ухи, в которой окунь с красными перышками — рыбка номер один). В южных широтах к окуню относятся более уважительно. В Эмиратах блюда из хамура можно встретить почти в любом ресторане. Нежное бело-розовое мясо морского окуня тает во рту, как сахарная вата.

На молу в Шардже встретил я и нашего славянского брата. Словоохотливый москвич Юра поведал мне: «Я только вчера сюда прилетел. У нас декабрь — брр! А тут — благодать. Летом — пекло, а зимой — самый раз. Жена — на пляж, а я вот на рыбалку. Спиннинг всегда со мной. Тут той рыбы, как песка — немерено. При мне вчера арабы на пляже сеткой за какой-нибудь час ведра два заневодили…»

Воды Персидского залива действительно поражают разнообразием рыбной живности. В местном аквариуме (он расположен рядом с молом) я насмотрелся на разных диковинок. Побывал и в Морском музее, который разместился в соседнем здании. Тут уже познакомился с традиционными способами рыбной ловли, снастями, большими и малыми рыбацкими и торговыми суденышками. В море добытчики рыбной живности и ловцы жемчуга выходили на суденышках самых разных конструкций. Многие их них до сих пор можно встретить на побережье.

Корабли с характерными высокими плоскими носами и окруженными резными перильцами c цветастыми кормовыми надстройками, похожими на сказочные теремки, выстроились вдоль набережной. Справа шелестели автомобили и вздымались в белесое небо небоскребы, слева, тесно прижавшись обросшими водорослями и ракушками тиковыми бортами к бетонным причалам, отдыхали после океанских штормов старые «доу». Я остановился возле одного кораблика, который выглядел как большая, затейливо размалеванная игрушка. Из какой далекой гавани, из какого века он сюда приплыл? Казалось, вот-вот вынырнет из-за каюты веселый и загорелый до черноты Синбад-мореход. Он не спеша спустится по крутому трапу, одобрительно оглянет тюки, корзины, ящики с товарами и отправится в ближайшую портовую кофейню, чтобы с утра насладиться чашкой сулеймани — черного сладкого чая…

С вертолетной площадки на крыше гостиницы в Шардже, куда любезно разрешил подняться управляющий, как на ладони была видна искусственная лагуна Халед. По ее солнечной глади в разных направлениях с разной скоростью двигались десятки больших и малых суденышек. С высоты птичьего полета все они казались абсолютно крошечными. Через полчаса я спустился вниз и рассмотрел их ближе.

В Аравии пустыня соседствует с морем. Испокон веков традиционные занятия аравийцев связаны с этими двумя стихиями. По пустыне они кочевали, разводя скот и совершая набеги на соседние племена, в море ловили рыбу, добывали жемчуг и кораллы. Удивительную изобретательность проявили арабские рыбаки и ловцы жемчуга в конструировании различных плавсредств.

 

В Персию, Индию и Африку арабы отправлялись за товарами на легких и прочных, обычно одномачтовых корабликах из тикового дерева. Фото: Владимир Супруненко.

В Персию, Индию и Африку арабы отправлялись за товарами на легких и прочных, обычно одномачтовых корабликах из тикового дерева. Эти суда с косым парусом (его изобретение, кстати, принадлежит арабам) были широко распространены в прибрежных водах Аравийского полуострова, Индии и Восточной Африки. Они появились задолго до нашей эры, но и сейчас их можно встретить во многих странах этого региона. Чаще всего их (а нередко и любое старинное арабское плавсредство) сегодня называют когда-то придуманным европейцами термином «доу». Пожалуй, это одно название только и запоминается туристам. Однако, обойдя «главную» лагуну Шарджи, побывав в музеях и центрах культурного наследия этого самого трезвого эмирата (спиртное здесь не продается даже в гостиничных барах), заглянув в порт и пообщавшись с рыбаками, я поразился разнообразию типов старинных судов, которые и поныне бороздят воды Персидского залива.

 

Рыболовы, рыбацкие лодки и экзотические снасти — сегодня в Эмиратах это не только дань традиции. Фото: Владимир Супруненко.

«Сердцем» Шарджи называют расположенный возле залива район культурного наследия, откуда берет начало современный город. Здесь во внутреннем дворике Бейт Аль Набуда («бейт» по-арабски — «дом»), превращенном в музейный комплекс, растет старая финиковая пальма. Когда-то эти пальмы были единственными деревьями, растущими на побережье. Из них делали шатры-«ариши», плели коврики и корзины, а также изготавливали рыбацкие лодки-«шашахи». Одну из таких лодок можно увидеть тут же во дворике, рядом с пальмой. Чуть позже в Морском музее я познакомился с технологией строительства этих утлых «пальмовых» суденышек. Ветки пальм срезали специальными серпами и некоторое время мочили в соленой воде. Потом протыкали большими иглами и связывали в пучки, из которых и изготавливали лодки. Они могли ходить под небольшим парусом и не тонули, даже полностью заполненные водой. Глядя на конструкцию этого суденышка, я невольно вспомнил про запорожских казаков, которые обшивали борта своих «чаек» пучками тростника. Как и арабские «шашахи», казацкие лодки были легки, маневренны и непотопляемы.

 

фото: Владимир Супруненко

В так называемой «деревне ныряльщиков», которая находится на полуострове Шиндага (это совсем рядом с Шарджей, на окраине соседнего Дубая), можно увидеть и «баггару», и «самаа», и «абру», и «самбук», и «баттиль», и «джальбут». Все это типы больших и малых суденышек, которые и поныне используются в Эмиратах рыбаками, ловцами жемчуга, торговцами. По лагунам Шарджи, обозревая набережные, утыканные небоскребами и мечетями, туристы любят кататься на «абре» — традиционной арабской транспортной лодке с навесом. Эти суденышки, обвешанные автомобильными покрышками, нередко играют роль водных такси, доставляя пассажиров и мелкие грузы с одного берега канала на другой.

Арабское судно «доу» стало символом мореходства не только в Персидском заливе, но и на всем ветреном пространстве Индийского океана между Индией и Африкой. Различные макеты и модели этих парусников в Эмиратах можно увидеть везде — в витринах магазинов, в вестибюлях отелей, в музейных двориках, в скверах по берегам лагун.

 

Корабли с характерными высокими плоскими носами и окруженными резными перильцами c цветастыми кормовыми надстройками, похожими на сказочные теремки, выстроились вдоль набережной. Фото: Владимир Супруненко.

Порты в Шардже и других городах Эмиратов представляют собой своеобразные музеи «живой истории», в которых собраны старинные корабли. В Эмиратах чтут традиции, не только помня о корнях и отдавая дань предкам. Часто эти традиции неотъемлемая часть современной жизни, а то и насущная необходимость. Рядом с Шарджей расположен эмират Аджман. В прошлом он славился наиболее удачливыми ловцами жемчуга и искусными лодочными мастерами. Им и сегодня немало работы в тихом провинциальном эмирате. На аджманской судоверфи до сих пор для различных нужд торговцев и рыбаков по выверенным веками технологиям, с применением столь же древних инструментов изготавливают старинные суда «доу». Старые мастера охотно поделятся опытом, расскажут о преимуществах этих кораблей. Они отличаются удлиненным, достаточно узким корпусом (длина в четыре раза больше ширины), заостренным плоским носом, развитыми форштевнем и архиштевнем, идущими прямо от киля, и очень длинной наклонной реей, выносящей острый угол паруса далеко вперед. Такие пропорции, объяснили мне в Морском музее, заметно уменьшают бортовую качку и делают лодку очень маневренной, позволяя лавировать круто против ветра.

 

фото: Владимир Супруненко

Рыболовы, рыбацкие лодки и экзотические снасти — сегодня в Эмиратах это, пожалуй, не только дань традиции, «музейно» оформленное культурное наследие, туристическая завлекаловка, но и по-прежнему, как и сто, и двести лет назад, насущная необходимость.

Раним утром я побывал на расположенном рядом со старым городом рыбном базарчике. Прямо от причалов, которые тянулись вдоль канала, что соединял лагуну с заливом, сюда то и дело подвозилась разнообразная рыбная живность, которая была добыта в теплых водах Персидского залива. Ни креветку, ни лангуста, ни тунца не поймаешь без ловушки и надежного суденышка. Для ловли мелкой рыбы в Эмиратах используют обычно плетеные садки-«гаргуры» с конусообразным входом (наподобие наших ятерей). При транспортировке эти ловушки крепятся над кормой. На дне между рифами ловушки разбрасываются вокруг «мшедд» — искусственных убежищ для рыб. На набережной возле рыбного базарчика выставлены десятки этих плетеных садков. Рыбаки тут же ремонтируют их. Для приманки на дно ловушек кладут упакованные в маленькие сетки тушки соленой рыбки, сухие или подпорченные хлебные лепешки.

 

300 лет до н.э. — примерное время изобретения арабами-мореходами косого паруса. Фото: Владимир Супруненко.

Без труда не поймаешь рыбу из нашего пруда. На берегу же лагуны Халед ее добыть проще простого. Обходя по периметру этот искусственный водоем, я встретил десятки рыбоудов разных возрастов и национальностей. Попадались даже арабки, закутанные в черные наряды. Оказывается, рыбалка на Востоке богоугодна (в мусульманском варианте — угодна Аллаху) даже для женщин. С помощью лески, кусочка свинца (гайки, болта, велосипедного клина) и простой наживки в виде хлебного шарика или кусочка кальмара ловилась разнообразная радужно расцвеченная рыбная мелочь. Более серьезная рыба (соответственно нужно быть и экипированным) ловится в заливе. Для этого, правда, уже нужно нанять катер. Минимум триста долларов за четыре часа. За это время при известной сноровке (а она у капитанов — местных морских егерей — имеется) можно поймать не одну рыбину. А если и одну, то очень большую. Скажем, акулу. А это уже — воспоминание на всю жизнь…

Владимир Супруненко 25 ноября 2011 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑