Парадоксы «нерыбного» года

Василий Соколов, Заместитель руководителя Росрыболовства

Августовские перебои с доставкой рыбы с Дальнего Востока последние годы стали привычным делом. К нехватке холодильных мощностей в портах, отсутствию подвижного изотермического состава и космическому взлету тарифов на железнодорожные перевозки рыбаки и органы государственной власти вроде бы готовятся заранее, но почему-то лосось вновь и вновь попадает в «пробку». В нынешнюю путину к клубку застарелых проблем добавился еще и фактор саммита АТЭС, который в начале сентября пройдет во Владивостоке и ради которого акватории приморской столицы на несколько дней заботливо отчистят от любых нежелательных элементов, в число которых попали рыбопромысловые суда и транспортные рефрижераторы. Насколько тяжелая ситуация сложилась в этом году, в чем причины логистического коллапса и какие меры предпринимаются для его разрешения, РИА Fishnews.ru рассказал заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов.

– Василий Игоревич, на днях вы вернулись из рабочей поездки по регионам Дальнего Востока, где в разгаре лососевая путина. Как обстоят дела на местах? Какие факторы затрудняют транспортировку рыбы из мест промысла в центральные регионы страны?

– Прежде всего, хочу напомнить, что еще 17 июля мы провели специальное совещание по вопросам доставки рыбы с Дальнего Востока, поскольку понимали, что ситуация в текущем году будет крайне сложная по причине саммита. Тогда мы пригласили к взаимодействию порты в Зарубино и Находке, хотя в последнем случае максимум, на что можно было рассчитывать – 5 тыс. тонн. Зато в Зарубино сообщили о возможности принять до 20 тыс. тонн мороженой рыбопродукции. Соответствующую информацию мы разместили на сайтах теруправлениий Росрыболовства, довели до сведения предприятий на Камчатке и на Сахалине.

В ходе нынешней поездки на заседании Дальневосточного научно-промыслового совета мы вновь обсудили ситуацию с портовиками, и первый эффект уже заметен. Так, во Владивостоке порт не справлялся с объемами выгрузки рыбопродукции, некоторым судам грозило ожидание до недели, а ведь даже сутки простоя крупнотоннажника – это огромные деньги. Тогда одно судно ушло и успешно разгрузилось в Зарубино, его примеру намерены последовать еще несколько. Таким образом, ситуацию удалось несколько разрядить и к тому же загрузить работой мощности зарубинского порта. Это тем более важно, что на Камчатке путина подходит к концу, и судам с приемки рыбы надо как можно скорее высвобождаться и идти на другие виды промысла.

Но в целом, ситуация по-прежнему остается очень тяжелой, прежде всего, в связи с ростом железнодорожных тарифов. Об этом мы говорили неоднократно, но сейчас вдруг появилась информация от РЖД о том, что тарифы совсем не такие большие, какими их представляет Росрыболовство. Ничего подобного! Мы проверяли и перепроверяли – сейчас доставка рыбы из Владивостока обходится в почти 10 рублей, с Сахалина – 14 рублей. И ничего в этом отношении не меняется, а к саммиту, скорее всего, цены еще и подрастут. Действий со стороны Федеральной антимонопольной службы пока тоже не наблюдается, но я думаю, что сейчас уже пойдут письма от предприятий, и все-таки будут разбирать, почему у всех перевозчиков так консолидировано вырастают тарифы в сезон, когда идет наибольший поток груза и, по идее, должны быть скидки.

Еще один интересный момент: по состоянию на 13 августа во Владивостокском морском рыбном порту и «Далькомхолоде» суммарная загрузка холодильных мощностей составляет порядка 20,5 тыс. тонн. Причем из этого объема на лосось приходится только 8 тыс. тонн, это менее 30%. Остальное – минтай, камбала, сельдь, кальмар – это та продукция, которую по каким-то причинам наш внутренний рынок не хочет брать. Там одного только минтая 5 тыс. тонн лежит, 3 тыс. тонн кальмара и т.д.

Что получается? Рыбопромышленники, выловившие эти биоресурсы и поставившие их на российский берег, не смогли сразу продать их на внутреннем рынке и сейчас попали в очень непростую ситуацию. В связи с тем, что идет лосось, холодильники включают «прогрессивку», соответственно цена за каждый день хранения будет очень быстро увеличиваться. А если они захотят сейчас вывезти эту рыбную продукцию, то им придется платить за перевозку по «путинным» тарифам. Встает вопрос, а куда же девать эту рыбу, которая сейчас мешает подходящему лососю.

- В то же время нельзя сказать, что в центральных регионах страны наблюдается рыбное изобилие. Найти того же кальмара российского производства даже на прилавках московских магазинов задача не из легких.

– На самом деле, это очень сложный вопрос. С одной стороны, государство, к сожалению, пока не создало эффективной системы сбыта, хранения и транспортировки рыбопродукции на территорию Российской Федерации. С другой стороны, желание завернуть всю рыбу на берег у нас, конечно, никуда не исчезло. Поэтому подход здесь должен быть комплексным, кроме одних лозунгов и административного ресурса необходимо все-таки обеспечивать и дорогу для этой рыбы.

А сегодня получается, что даже оформление рыбы на внутренний рынок не регламентировано ничем. В случае с экспортом на эти процедуры отведено три часа, есть постановление правительства, которое обязывает уложиться в этот срок. За сколько времени нужно оформлять рыбопродукцию на внутренний рынок, остается целиком на совести контролера. Хотя по-хорошему оно должно занимать даже не три, а всего один час, и федеральные органы исполнительной власти, которые оформляют документы, должны, как хотят, извернуться, но за этот час все оформить.

Наряду с этим необходима пропаганда потребления рыбы на государственном уровне, необходима координация всех звеньев в цепи поставки рыбы от моря до прилавка. Мы хотим контролировать только рыбаков, что и куда они продают, но надо контролировать и то, что происходит на берегу. А на берегу перевозчики задирают тариф в два раза в самый сезон, понимая, что рыбаку некуда деваться, а на берегу не хватает холодильников, а на берегу сидят оптовики, которые пытаются со своей стороны давить на рынок. Но ведь для рыбака главное – поймать рыбу, а кто ее купит, ему по большому счету без разницы.

Вот здесь кроется еще одна проблема – если рыбаки у нас все на виду, перевозчиков и холодильщиков тоже немного, то перепродавцов огромное количество, и мы их совсем не знаем. У нас в стране нет таких крупных компаний, которые могли бы сразу взять огромные объемы рыбы, где-то ее хранить, выстраивать стратегию по ее дальнейшей реализации. Скажем, те предприятия, которые в прошлом году пошли по Северному морскому пути на Санкт-Петербург, потом столкнулись с очень большими проблемами с реализацией.

Сейчас в Минсельхозе создан департамент регулирования агропродовольственного рынка, рыболовства, пищевой, перерабатывающей промышленности и качества продукции, куда включили и рыбу. Может быть, это поможет найти правильное решение.

- Получается, что отсутствие крупных распределительных центров и соответствующей инфраструктуры в нашей стране сразу разворачивает потоки рыбы на экспорт.

– Конечно! Ведь чем для рыбаков так привлекателен Китай? Во-первых, ты приходишь туда и оформляешься в кратчайший срок, во-вторых сразу получаешь деньги, в-третьих, ты можешь сдать туда большой объем. Условно говоря, ты не продаешь свой улов по килограмму, привез 10 тыс. тонн – их у тебя возьмут целиком. Вы представляете, чтобы в России кто-то сразу купил 10 тыс. тонн минтая или лосося? Нет таких покупателей. Одно время дальневосточные рыбаки пытались наладить связи с торговыми сетями. В результате получили от них предложение о покупке 5 тыс. тонн. А что такое 5 тыс. тонн? Это работа одного судна, а их у крупных компаний несколько, в целом же по бассейну – сотни единиц.

И еще одна особенность национального ветеринарного оформления. В том же Китае требуют одно подтверждение качества и безопасности на весь привезенный объем рыбопродукции, добытой в одном районе. В России напротив каждый вид продукции подлежит отдельному оформлению. Но зачем проверять отдельно, скажем, филе, икру и головы, если все это выработано из одной и той же рыбины? По логике раз из этого района рыба идет здоровая, значит она вся будет такой.

Между тем глубокая переработка подразумевает производство многих видов продукции. Отрубить голову и заморозить, как сейчас, для рыбака самое простое – и не нужно тратить время и деньги на оформление лишних документов. Зато когда человек развивается и пытается наладить глубокую переработку, как на судах, так и на берегу, он сразу сталкивается с массой сложностей бюрократического характера. Поэтому большинство идет по пути наименьшего сопротивления – вот вам «безголовка» и один комплект документов. Если сейчас не будет принято консолидированное решение о том, чтобы максимально упростить административные процедуры, мы никогда не разовьем ни береговую, ни судовую переработку. Единственный выгодный способ будет продавать сырье.

– В связи с вхождением в структуру Минсельхоза Росрыболовство будет предпринимать действия по упрощению ветеринарного оформления и устранения других административных барьеров в отношении рыбопродукции, предназначенной для внутреннего рынка?

– Прежде всего, Росрыболовство сейчас не облечено полномочиями в том, что касается нормативно-правовой базы. Нас, можно сказать, еще больше приблизили к воде, оставив только оперативное регулирование. И вроде бы мы ничего не потеряли, лососевая путина, насколько можно судить, прошла успешно, в чем определенная заслуга и Росрыболовства.

Несмотря на это мы, как и раньше, будем брать на себя некоторые несвойственные функции. Например, к нам обратились представители ассоциации производителей холодильного оборудования, которые готовы к контактам с рыбаками. Нам нужно свести рыбаков и покупателей рыбной продукции с холодильными комплексами, которые находятся ближе к рынкам сбыта. Это позволить избежать той ситуации, которую мы ежегодно наблюдаем в период лососевой путины. Рыбакам в сезон низких цен нужно постараться протолкнуть максимум продукции за Урал, чтобы не зависеть хотя бы от сезонного роста тарифов. Поэтому от задачи как-то скоординировать деятельность добытчика, покупателя и логиста, помочь им найти общий язык, мы не отказываемся.

Все эти аспекты должны быть учтены и в госпрограмме развития рыбохозяйственного комплекса, которая сейчас разрабатывается. Потому что если у нас не будет порта и припортовой инфраструктуры, вся рыбалка, разумеется, будет ориентирована на зарубежных покупателей. Нельзя при изношенной инфраструктуре требовать от бизнеса патриотизма, пренебрегая коммерческими интересами. Поэтому в целевую программу мы добавляем разделы по портам, хотя это непростой вопрос, учитывая, что предыдущая ФЦП была в этом отношении реализована не лучшим образом.

Что касается административных барьеров, мы направили все свои предложения в Минсельхоз, который теперь является органом, ответственным за выработку нормативных актов в сфере рыболовства. Пытаемся обосновать и доказать их необходимость. С Россельхознадзором, по крайней мере, с центральным аппаратом мы также сотрудничаем, объясняем, где узкие точки. Сейчас постараемся найти аргументы в пользу круглосуточной работы ветеринаров во время путины.

- По всем прогнозам на лососевую путину нынешний год рыбным не назовешь. Откуда же возникают слухи о затоваривании рынка?

– Да, сейчас очень интересная ситуация складывается с лососем. Почему-то все считают, что лосося будет много, хотя на самом деле его будет меньше, чем в прошлом году, но почему-то этого никто не понимает. В этой связи уже началась игра на понижение, как это часто бывает в лососевую путину, трейдеры ждут, когда рыба упадет в цене, и надеются повторить «подвиг» 2009 года. При этом надо отметить, что покупатель от такого демпинга никогда не выигрывал – вся маржа доставалась посреднику.

Но, во-первых, рыбаки тоже стали умнее. Крупные компании, которые выпускают качественную продукцию, просто не будут сейчас ее продавать, они будут держать ее у себя, благо в последние годы на Камчатке идет активное строительство холодильников. Более того, все прекрасно понимают сложности, которые возникнут во Владивостоке в связи с саммитом, поэтому вряд ли туда сейчас хлынет поток этой рыбы.

На Сахалине с инфраструктурой дела обстоят похуже, но там традиционно в четный год рыбы мало, если они до 100 тыс. тонн дотянут, это будет хорошо. Хабаровский край в этом году прекрасно сработал на путине, но оттуда рыба идет по другой железнодорожной ветке и не зависит от Владивостока.

Во-вторых, Китай никогда не отказывался от своих предложений. Они до этого работали в основном на Сахалине, все-таки сахалинская рыба, как правило, крупнее и привлекательнее для экспорта. Но теперь китайцы присматриваются и к Камчатке, ищут подходы к рыбопромышленникам, предлагая закупать большие объемы и по более высокой цене, чем сейчас на внутреннем рынке, где идет активная игра на понижение.

Самое интересное, что понижение идет во многом за счет некачественной рыбы, от которой пытаются быстро избавиться. В результате у покупателей создается впечатление, что на рынке есть предложение по низкой цене. Но пускай они сначала посмотрят качество этой продукции. Китай такую рыбу тоже не берет. Тяжелее всего в этой ситуации небольшим предприятиям, у которых нет возможности долго хранить уловы, поэтому им приходится соглашаться на условия закупщиков.

Вот и получается, пока торговцы выжидают и пытаются сломать рыбаков, крупные компании смотрят, уйти ли им в Китай или придержать продукцию. Еще раз подчеркну, все просто слышат о том, что Камчатка дала хорошие уловы. Но хорошие они по сравнению с предыдущим «четным» годом, то есть с 2010 г. Сахалин таких объемов не возьмет. А в сравнении с 2011 г. мы недоберем приблизительно 100 тыс. тонн тихоокеанских лососей. Поэтому может даже получиться, что рынок в текущем году будет испытывать дефицит лосося и, причем, существенный.

Анна Лим

Источник: ФАР

 

 

21 августа 2012 в 10:38






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑