Особенности рыбалки в летний период

Фото автора Фото автора

Матчевыми снастями, как и фидером, ловили еще в прошлом веке. Только тогда фидер был обычной русской донкой, где на конце лески болталась сетка «авоська» с тем, чем свиней кормят, а катушкой служила известная «Невская». Если из ослабевшей руки рыболова, измученного нарзаном, выпадал этот самый фидер-мидер с «Невской» и зарывался в песок, то надо было лишь плюнуть на катушку или сполоснуть ее самогоном. И тогда «Невская» снова работала как часы. Не как нынешние нежные «мясорубки», на которые чихнуть нельзя, но такие дорогие.

Та же история с матчевой снастью. Если произвести археологические раскопки на месте встречи трех нетрезвых рыболовов двадцатого века или покопаться в кладовке дяди Васи, то можно обнаружить известную катушку «Орион-001» или закрытую «КСБ-4», похожую на бетономешалку. Снабженные знаменитой клинской леской, крученой, как шнек, эти катушки посылали грузило из гайки и поплавок из пробки на тридцать метров от берега. Вопреки всем физическим законам и с помощью чьей-то матери… Все это называлось бегучей оснасткой. И простой деревенский червяк, кривляющийся на крюке от автокрана, приносил добычи больше, чем маринованная кукуруза или динамит.


Кто-то, наверное, помнит войну людоедки Эллочки Щукиной с миллиардершой Вандербильдихой в романе Ильфа и Петрова? Я пошел тем же путем, только в ключе рыболовном. Поскольку круг моих рыболовных увлечений очень широк, а кошелек тонок, то приобрести все современные снасти не представлялось возможным. Тем более, что идея половить дальним забросом с элементами матчевой ловли пришла вечером, а на рыбалку собирался утром. Поэтому я просто оснастил пятиметровое удилище безынерционной катушкой, леску 0,18 мм обработал мыльным раствором, чтобы тонула, а спортивный поплавок подгрузил полоской свинца на кембрике и воткнул в этот кембрик свитый из проволоки штырек с петлей. Получился скользящий поплавок. Глубины на водохранилище Малой Кокшаги достигали в месте ловли пяти-шести метров, а на бровке – трех-четырех метров. Глухим креплением не обойдешься. На леске завязал передвижной узелок. Все… Теперь осталось только испытать снасть.


На удивление, снасть работала вполне сносно. Заброс, кончик удилища в воду и сразу выбрать слабину. После нескольких забросов попал на перепад глубин и выставил узелок так, чтобы поплавок притапливался под самое основание овального тела. Так лучше было видно. Поскольку свал на яму, вырытую земснарядом, проходил не дальше пятнадцати метров, мне вполне хватало небольшого усилия для заброса. И поплавок был виден хорошо. Прикормку забрасывал в виде шаров рукой.
Первые нырки поплавка принесли небольших подлещиков. Когда поменял червя с опарышем на манную болтушку, взял вполне приличный лещ. Затем еще один. Итак, моя ловля дилетантским «матчем» все же состоялась.


Линь на фидер


Есть у этого деревенского пруда одна особенность. Здесь водится довольно крупный линь. Капризный, он берет в какие-то определенные периоды, не всегда совпадающие с классикой. Но мне удавалось попадать на его клев в августе. Снастями тогда служили обычные маховые поплавочные удочки.
В этот раз мы здесь с проверкой: как линь себя чувствует? Изволит ли толстогубый и красноглазый отведать червяка на крючке? Но клевали только небольшие карасики и окуньки. Между тем, за полосой травы все время кто-то возился. Это было видно по шевелению крайних кустов роголистника и комков тины. Мы закидывали туда свои пяти-шестиметровки, под самый нос, наверное, этому ленивому типу. Но тот, кажется, только отмахивался от наших крючков своими мягкими плавниками-лапами.
Войдя в азарт, мы решили заночевать на берегу. И, конечно, не обошлись без экспериментов. Кроме поплавочных маховых удочек у нас были и фидерные снасти. Было решено применить их, как тяжелую артиллерию. Думалось, что лини днем сторонятся берега и ждут нас с нетерпением у дальних островков тины. Там тоже кто-то копошился. Как известно, линь – не любитель всяких хлебобулочных изделий. Поэтому мы решили смеси для кормушек делать по своему рецепту, впрочем, не уникальному для прикорма линя в ловле с поплавком. Нарезали, «садюги», червей, замешали их с местным глинником и вмяли в кормушки-спирали весом 18 г. Ниже кормушки оставили по одному поводку.


Дальние забросы не остались без внимания местной рыбы. Вершинки фидера то и дело встряхивались, а потом начинали нетерпеливо дергаться. Это клевали жадные окуни. Линь, кажется, только брезгливо чихнул на наши потуги и завалился спать под комок мягкой тины…
Поздним вечером, когда уже выкатилась полная луна, мы выпили по рюмке чаю и тоже решили завалиться спать. Но, услышав странные звуки с воды, подошли к пруду. На тихой глади раздавались всплески и расходились круги под чьими-то движениями. Было видно, что это не плавящаяся и торопливая верхоплавка, а что-то крупнее. Не зря Л.П.Сабанеев упоминал о линях, резвящихся у поверхности воды в теплые ночи. Это явно были донные лежебоки. Причем теперь они держались не в траве, как днем, а на чистых и открытых местах.


Не сговариваясь, мы кинулись к снастям. Зарядили кормушки, насадили отменных навозных червей и забросили снасти на самую чистину, где кружили зачарованные полнолунием лини. И не зря были наши эксперименты, и ночевка на берегу под нытье комаров. Редко, но верно брали лини на наши фидеры, опровергая классическую аксиому о капризной поклевке, выводящей из себя самого терпеливого рыболова.
Ранним утром, на которое мы возлагали особенные надежды, линь словно пропал из пруда. И на наши крючки с «навозниками» опять накинулись жадные окуни. Не причудилось ли все это нам? Чего только не бывает в полнолуние? Но у берега шевелились и толкались в садках золотистые лини.


Одинокий карась


В этот раз мы с сыновьями решили основательно проверить копаное водохранилище, что находится рядом с городом и соединяется с рекой небольшой протокой. Чего, мол, далеко ездить, если рыба рядом? То, что рыба есть на этом озере-водохранилище, я убеждался еще в мае. Тогда неплохо поклевывали подлещики, изредка лещи и, конечно, мелочь. Но та сторона озера была людной, поскольку не было препятствий добраться до нее пешком или на велосипеде (к счастью – не на автомобиле).
Нам же хотелось, чтобы и в ловле у города создавалась иллюзия дальней рыбалки в диких местах. А это возможно было лишь в месте, где берег был отрезан в двух местах протоками, соединяющими озеро с рекой. Поэтому мы взяли с собой резиновую лодку, переплыли протоку и долго выбирали место, где можно было поставить палатку и тут же ловить рыбу. Но везде обрывистый берег круто уходил в воду, а поверху все полянки густо заросли шиповником. И палатку не поставить, и с удочками не посидеть без риска нырнуть в воду.


Наконец было найдено идеальное место. Палатка расположилась, словно в тенистой спаленке, среди высоких ивняков. Берег был открытым, относительно пологим и удобным для ловли поплавочными удочками и фидером. Эльдорадо… Кругом – ни души. Леска фидера уходила круто в воду, а поплавки удочек, заброшенных у берега, пришлось выстраивать под три метра глубины. Все как по заказу.


- Ну, мужики, – сказал я сыновьям самоуверенно, – будет здесь крупный лещ. Поймаем. Прикорма бросим – подойдет.
Как говорят: ангелы слышат мысли, а бесы слова. Лучше бы нечего мне говорить вслух… В самых «клевых» этих местах и перепадах на ямку отменно клевала только сорожка-плотвичка, редко, если с ладонь, а чаще – с полтора пальца… Я и прикармливал самой свежей фидерной прикормкой, и червей нашел местных под досками и листьями. И болтушку из манки замешал совсем свежую, тоже из местной воды озера, поскольку было мнение, что на воде из водопровода хуже выходит манка, не по вкусу привередливому лещу. Все было напрасно. Ни лещей, ни даже подлещиков здесь почему-то не было, хотя по всем моим предположениям место должно было быть рыбное. Но у лещей и подлещиков-юнцов, очевидно, было мнение противоположное.


Один лишь раз поплавок по-лещовому плюхнулся на воду, а потом пошел в сторону и уверенно исчез под водой. Подсечка!.. На леске заходила тяжелая и упрямая рыбина. Наконец, подхваченная подсачеком, она забилась на траве. И только теперь мы смогли рассмотреть рыбу. Да это карась! Граммов на восемьсот.
Когда мы шли обратно на резиновой лодке, на протоке обнаружили рыболовов. Они словно легкомысленных уклеек лениво дергали подлещиков на глубине не более метра и в самых людных местах. Река обмелела и вода шла по протоке из водохранилища в реку сильно, как весной, и в этих струях держался тот самый подлещик, из-за которого мы и забирались подальше от людей…

Александр Токарев 9 августа 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑