Золотая рыбка

Товарищ пригласил меня на рыбалку, вернее, не совсем на рыбалку, а в рейд рыбоохраны. Он работает в организации, которая занимается рыбоохраной. Я, конечно, с радостью согласился, инспекторские дела меня мало интересуют, а походить со спиннингом вдоль воды за радость. К тому же, в ноябре – время ловли хищника.

Фото автора Фото автора

Увидев, что я собираюсь на рыбалку, жена тоже изъявила желание поехать, разбавить мужскую компанию. Взять пришлось, к тому же она заядлая поплавочница.
Дальнее Подмосковье, большое озеро, на берегу инспекция рыбоохраны, а на воде садковая рыборазводная линия. Оказывается, эта организация занимается не только охраной, но и воспроизводством рыбы. Меня это сразу обрадовало, приехал на рыбалку, а место уже прикормлено. Рыбу в садках кормят постоянно и ежедневно. Естественно, часть корма с водой выносится за пределы садков. А корм, которым кормят садковую рыбу, такой ароматный: сомнений быть не может – вся местная «бель» крутится возле садковой линии, ведь обоняние главный рыбий орган в поиске пищи.
Решение принято, долой спиннинги, ловить будем на поплавочные удочки. Мы с женой удобно устроились прямо на садковой линии. А бригады инспекторов тем временем расселись в две моторки и отправились тралить просторы озера на предмет сетей.
Мы с Настей не прогадали с выбором снасти: плотва ловилась отменно, да такая отборная, как селедки из бочки, одна к одной. Такую рыбу и тащить приятно, и в руку берешь, чувствуешь – вот это рыба. Рыбалка удалась, хоть и постоянно моросило, но для настоящих рыбаков разве это помеха, хорошо снег не падал, ведь ноябрь.
Через некоторое время, когда первый азарт уже утолен, а рыбы надергали полведра, подумали о завтраке. По нашим семейным законам, на рыбалке я ответственный за приготовление пищи. В домике на берегу, где находится небольшая кухонька, я неспеша накрываю на стол и поглядываю на свою любимую. Вот это характер: под дождем, в ноябре, размахивает удилищем и кроме рыбалки ее ничего не интересует.
Взглянул в окно и ахнул! Удилище в дугу, а у самой паника, то катушку пытается крутить, то за подсаком тянется.
Бросаю кухонную утварь и бегу на садки, но я опоздал, вижу обрывок лески, развевающийся на кольцах, и слезы на глазах.
– Я ее упустила, – запинаясь, говорит она.
– Да бог с ней, пусть подрастет, мы приедем на следующий год и ее обязательно поймаем, – пытаюсь успокоить.
– Да ты не понял, – перебивает она меня, – рыбка золотая была.
– Какая?!
– Золотая, ярко желтая, настоящее золото.
– Линь, что ли?
– Нет, не линь. Что я, линей не ловила, – Настя начала заводиться. – Понимаешь, как в сказке, золотая рыбка, и хвост у нее такой вуалевый.
Тут пришло мое время удивляться.
– Ты ничего не путаешь, может, показалось?
– Как показалось?! Я ее подвела совсем рядом, рукой достать. Толстая такая, килограмма полтора, а цветом настоящее золото. Я ее отлично рассмотрела...
– Поплавок жалко, – всхлипнула она, – любимый, уловистый. И рыбку жалко, хотела желание попросить, а потом отпустить, пока тащила, придумала все три.
Еще некоторое время мы стояли на краю садков, я все всматривался в темную ширь – не мелькнет ли где ярко-красная антенна поплавка. Но все тщетно, только мелкий дождь накрапывал по воде, а потом и рябь пошла. Погода отвратительная, ветерок с дождем в ноябре – хуже не бывает.
Решили сматывать удочки и дожидаться остальных в домике.
Сидели у окошка, пили горячий чай, смотрели на гладь озера, обсуждали сорвавшуюся рыбу.
– Вот поставила бы леску потолще да покрепче, была бы сейчас столбовою дворянкой, – подначивал я жену.
– Была бы леска толще, не взяла бы, она же золотая, значит, умная.
А на озере с двух сторон показались лодки, двигаясь челноком, они потихоньку приближались к инспекции. Через некоторое время они почти одновременно причалили к пирсу. В обеих лодках высились мешки с изъятыми сетями – вот наша действительность. Я глядел на эти сети, почему-то озеро представлялось огромным живым существом, которое освободили от паразитов. Показалось, что оно вздохнуло полной грудью: и дождь уже не такой мокрый, и холод не холодный.
А инспекторские бригады тем временем шумно высаживались на берег, мокрые, но такие бодрые. Громко обсуждали итоги работы, сколько сетей сняли, кто поймал браконьера с поличным и сколько составлено протоколов.
– Олег! – крикнул один из инспекторов, обращаясь ко мне, – гляди, какое мы чудо вытащили из сетки, совсем недавно попался, еще живой и с леской во рту.
Я направился к лодке, а у самого что-то екнуло в груди. Какое же было мое удивление, когда он приподнял рыбу со дна лодки. Даже в пасмурный день она отливала как кусок настоящего золота. Это был карп кои, во рту у него был крючок, а на обрывке лески висел Настин уловистый поплавок. Видно, оборвав леску, он дал ходу и попался в стоящую недалеко браконьерскую сеть. Миновав одно несчастье, он попал в другое, бедолага. Держа его в руках, ощутил приятную тяжесть – точно за кило. А карп раскрывал жабры и изгибался всем телом, пытаясь вырваться из рук. По общему решению, рыбу решили отпустить, даже не стали требовать положенные три желания. Больше всех радовалась Настя, она ведь успела загадать.
Олег Марков, фото автора

Олег Марков 16 декабря 2011 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑