Мера успеха

Что такое в рыбалке успех?

фото: Анатолий Маилков фото: Анатолий Маилков

Одному рыбаку хватает нескольких матросиков, другому – и десятка кг мало. Но все равно, рыбалка – настолько интересное, увлекательное, просто красивое во всех отношениях занятие, что без нее и жизнь-то представить себе не могу вот уже много лет. Потому и стараюсь приобщить к ней в меру своих сил родственников, друзей, знакомых. Получается, в общем-то, по-разному. Иногда удачно, иногда не совсем. Да что тут рассуждать, расскажу лучше реальный случай.

И угораздило меня пригласить на рыбалку, да еще на зимнюю, мужа моей тетки Мишку! Дело было в одном районном городке на Оке. Приехал сюда в командировку, а вот тетка с мужем и дочерью жили там постоянно.

Тетка, надо сказать, любит рыбу почти так же, как и моя жена. Но если рыбки хочется, то только «через магазин». Муж-то, Мишка (на самом деле Мирза, армянин он), вовсе не рыбак. На заводе работает и других источников благосостояния, увы, не имеет.

В общем, приехал в командировку, поселился, естественно, у них. И в первый же перед выходными вечер, после классного ужина, завел такой разговор:

– Слышь, Мирза, а ты когда-нибудь, где-нибудь рыбу живую видел?

– Не видел. Совсем. Ни одной. Дома, в горах, нету. В армии нету. На заводе нету. Где увижу?

– А хочешь увидеть?

– У тебя есть? Покажи, да!

– У меня нет. В речке – есть. Пойдем завтра на Оку, там покажу.

Тут Мирза (он же Мишка), видно, решил, что шучу, и ответил:

– Слушай, зачем – завтра, давай сейчас покажи, да? Ха-ха!

– Не-е-ет, сейчас уже поздно, темно, видно не будет. Давай завтра.

Где-то через час нас сморил сон, и вскоре в ночной тишине слышен был лишь тонкий, даже какой-то нежный Мишкин храп в соседней комнате.

На рассвете попытался его разбудить. Не тут-то было:

– Какой рыба? Темно, слушай, ее не видно совсем. Спать давай, да!

– Мирза, ты же обещал!

– Обещал-разобещал. Ночь идет, надо лежать и спать. Все.

И тут меня осенило:

– Сержант Гарибян, подъем! Выходи строиться!

Подскочил как ужаленный и «на рефлексе» начал быстренько одеваться. Потом – «Тьфу! Зачем поднял? У меня дембель давно, да!»

– Ладно тебе, Мирза. Ты же хотел живую рыбу увидеть. Все равно уже проснулся. Давай, собирайся. И одежку потеплее надевай, зима на дворе. Особенно – обувь.

Вскоре собрались. Захватили по паре бутербродов и термос с чаем. Не забыл и зимние удочки (всегда их вожу с собой в зимние командировки, а летом, само собой, беру летние).

До реки всего пятнадцать минут пешего ходу, и за эти четверть часа Мирза умудрился раз десять, вздыхая, пробурчать:

– Зачем идем, да? У рыбы тоже не лето. Спит.

– Чего подвываешь? Рыба – не медведь, зимой лапу не сосет.

– Так. Понял. Она, как все, зимой тоже кушать хочет. А?

– Вот именно!..

Так вот, перекидываясь фразами, уже и на лед вышли. Ни пешни, ни коловорота с собой не привез в надежде на местных рыбаков. Да они, в общем, пока и не понадобились. Довольно тепло, потому вчерашние лунки и не промерзли.

Расположились у трех старых лунок, принялся объяснять родственнику принципы и тонкости зимней рыбалки. А он, пристально вглядываясь в лунки, ничего и не слышал. Оказывается, пытался вот так вот сразу и увидеть в лунке «живую рыбу».

Протягиваю ему удильник с блесной, а он, полусонно моргая черными своими глазищами, ничего не понимает:

– Зачем это, да?

– Зачем? Затем! Опусти эту железку с крючком в лунку и подергивай. Рыбу поймаешь.

– Живую? Да?

– Нет, соленую!.. Или жареную...

– Слушай, зачем так шутишь?

Заново объяснил Мирзе, что он должен делать.

– Понял?

– Обязательно понял. Все-все понял. А зачем рыбы железо едят?

Вот тебе раз! Ничего-то он не понял. Что поделаешь?

– Ладно, Мирза. Делай, как сказал. Там видно будет.

Вскоре действительно стало «видно» – Мирза зацепил-таки рыбину, вернее – рыбешку, небольшого окунька. Вытащив его из лунки, долго таращился на добычу, вздыхал. Потом изрек, глядя на своего окуня и на мой, не такой уж малый к этому времени улов:

– Совсем маленький. Совсем килька в томате.

– Да ты и сам (в смысле рыбалки) тоже совсем маленький. Научишься – подрастешь.

Где-то еще через час, может, чуть меньше, приятель поймал еще одного окуня, покрупнее первого. Затем, поздравив себя любимого с успехом, торжественно принялся за чаепитие. После этой процедуры он вернул удочку.

– Миш, ты что? Давай еще половим!

– Все-все-все. Я уже наловил, да. Хочу домой. И сапоги замерзли. Ноги, да.

Делать нечего, пришлось сматывать удочки (во всех смыслах).

Пришли домой. Мирза важно вручил теще своих двух окуньков (моих категорически отверг):

– Пожарь, пожалуйста. Обедать буду.

Та, конечно, быстренько их пожарила, после чего наш «удачливый» рыбак забрал сковороду и вернулся с ней к плите. Там он добавил в «жареху» еще с десяток яиц.

С чувством, с толком, под рюмочку, испытывая явное удовольствие от этого процесса, очистил всю сковородку и, отдуваясь, откинулся в кресле:

– Хорошая рыбалка была. Да.

– Еще-то пойдешь?

– Нет, конечно. Что я, живой рыбы не видел, да?

В этот момент из магазина вернулась его жена.

– Миш, обедать будешь?

– Нет, я уже рыбы наелся. Много было...

Надо сказать, он действительно больше на рыбалку, как говорится, ни ногой. Хотя тот свой единственный опыт до сих пор считает очень успешным и иногда с жаром доказывает, что он однажды наловил рыбы «на целую большую сковороду».

Такая вот мера успеха.

P.S. Зять его (дочка-то выросла!) таки оказался заядлым рыбаком, и теперь мою тетку (его тещу) есть кому побаловать рыбкой...

Вячеслав Семенюк 22 марта 2011 в 15:24






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑