Первый кабан из засидки

Событие это произошло пять лет назад, когда я работал прорабом и управляющим у одного предпринимателя в Дмитровском районе. Помимо основных своих обязанностей, я активно помогал местным егерям в биотехнических мероприятиях, а также вел активную охрану вверенного мне участка от браконьеров.

Настал мой день. Я заранее приделал к ружью фару и отрегулировал в темной бытовке направление света. Фото: Семина Михаила

Настал мой день. Я заранее приделал к ружью фару и отрегулировал в темной бытовке направление света. Фото: Семина Михаила

Однажды егерь разрешил мне соорудить засидку на моем участке, чтобы там можно было охотиться по лицензиям. Я решил построить ее не на подкормочных площадках, а в том месте, где кабаны больше всего кормятся. Нашел два стоящих друг против друга дуба, очистил между ними площадку и на самом ветвистом решил сделать засидку.

Для этого дуб был просто идеальный: даже лестницу не надо было строить, так как его ветки росли у самой земли и по ним можно было залезть прямо до развилки, где я проволокой, чтобы не ранить дерево, прикрутил доску для сидения. В течение трех часов засидка была готова…

И вот открылся сезон охоты на копытных. Я заранее обговорил с егерем, чтобы он забронировал для меня лицензию на крупного и маленького кабана (какой выйдет). От бати мне перешла фара, я ее усовершенствовал – вместо батареек приспособил плоский аккумулятор, который помещался в противогазный подсумок.

Настал мой день. Я заранее приделал к ружью фару и отрегулировал в темной бытовке направление света. Оделся потеплее, сел в «Ниву» и поехал на охоту. Шесть вечера. Я забрался на дуб, повесил подсумок на сук, подсоединил провода, положил на колени ружье так, чтобы мне оставалось только немного приподнять приклад – и кучка с зерном была бы у меня на мушке.

 

Однажды егерь разрешил мне соорудить засидку на моем участке, чтобы там можно было охотиться по лицензиям. Я решил построить ее не на подкормочных площадках, а в том месте, где кабаны больше всего кормятся. Фото: fotolia.com

До этого у меня в трофеях было всего два кабана, да и то не совсем «чистые», то есть на одной из первых в моей жизни загонных охот я с интервалом в 30–40 минут умудрился ранить двух кабанов, которых до конца дня мы по очереди и добрали. Первым оказался секачик второго года, за вторым же мы гонялись почти до сумерек, и им оказалась свинья-трехлетка.

Сижу, смеркается, вокруг меня носятся сойки. Видимо, я на минутку отключился, а когда открыл глаза, увидел стоящего под соседним дубом кабана. Был он здоровенный, с седыми боками, с черной, как смоль, грудью. Сердце учащенно забилось, казалось, оно сейчас выскочит из груди. Наверное, ради таких минут мы и охотимся!

Кабан постоял минут десять. Затем потихоньку подошел к зерну и стал осторожно, с перерывами, есть. Теперь я знаю, что его положение для стрельбы было самое подходящее, но тогда я ждал, когда он повернется ко мне боком. И вот я поднимаю ружье, навожу планку на темное пятно и включаю фару. Кабан поднимает голову и, медленно поворачиваясь, подставляет мне бок.

Жму на курок ствола – раздается выстрел, и я вижу точку моего попадания: прямо в лопатку. Кабан замертво падает. Сердце от радости опять часто бьется! На всякий случай я заряжаю новую пулю. И тут мой мертвый кабан поднимает голову. Мне бы ему добавить, но я, не веря, что он может убежать, разглядываю его. Пока нахожусь в оцепенении, мой кабанчик вдруг поднимается и ныряет в темноту. Только тут до меня доходит, что мой трофей уходит, и я вдогонку посылаю ему пулю.

Расстроенный, звоню егерю, он приезжает с помощником. Подходим к месту его лаза и определяем, что зверь не бежит, а ползет.

Гуськом пробираемся по его следам, но вдруг кровяной след исчезает. Оставив меня на месте, мои помощники идут по предполагаемому следу.

 

И вот егерь поднимает ружье, раздается выстрел. Я подхожу к ним и вижу, как на вытоптанной за ночь площадке три на три метра лежит мой 5-6-ти годовалый секач. Фото: fotolia.com

Вернувшись через полчаса, они рассказали, что дошли до высокой крапивы, нашли лаз кабана, который там засел и фырчит. Решили оставить добор на утро и прийти с собакой.

На утро ребята приехали в семь часов. Ружье я решил не брать, а взял камеру. Пришли на место моего вчерашнего ожидания; ребята пустили собаку и отправились вперед, я же, заделавшись кинооператором, двинулся следом за ними. Не прошло и пятнадцати минут, как залаяла собака.

И вот егерь поднимает ружье, раздается выстрел. Я подхожу к ним и вижу, как на вытоптанной за ночь площадке три на три метра лежит мой 5-6-ти годовалый секач. Как потом выяснилось, первая пуля зацепила край отростка позвоночника, и кабан потихоньку дал деру. Вторая же пуля прошла по всей мякоти вдоль спины, не дойдя до шеи каких-то трех сантиметров. Но конечный результат оказался положительным.

После этой охоты я сделал для себя вывод, что в охоте по чернотропу не надо жалеть патронов, и, если ситуация требует срочного добора подранка вторым выстрелом, надо незамедлительно стрелять, чтобы потом вот так не бегать, как я, и не потерять трофей.

Впоследствии голову секача я отдал на чучело, и теперь она красуется на стене у меня на даче.

Виктор ЗАЛОГИН 2 декабря 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 2
    Александр Павлов офлайн
    #1  3 декабря 2012 в 15:24

    Правильно, Виктор, только вот мы делаем лабазы не спросясь егерей, так как они сами делают их нас не спросясь, ведь главный браконьер в угодьях - охотинспектор. Р. S . Переубеждать бесполезно

    Ответить
  • 0
    Юрий Долгих офлайн
    #2  7 декабря 2012 в 20:23

    Полностью согласен с Александром:главный браконьер-охот.инспектор! Попробуйте теперь нас двоих переубедить! Я думаю-бесполезно!!!

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑