О способах регулирования численности бобра

Фото Mi Kul Фото Mi Kul
До недавнего времени я полагал, что регулировать численность бобра можно только охотой, т.е. охотоведческим методом. Для охотоведов все ясно. Определить оптимальную численность и удерживать ее. Благодаря охоте популяция пребывает в оптимальных критериях численности и никому особо не вредит. Все это охотоведческой наукой давно изучено, апробировано и работает безотказно.

Однако, оказывается, я глубоко ошибался. Кроме охотоведческого есть еще два способа регулирования численности: а) виртуальный, б) экологический метод неохотничьих мер воздействия.
Касаемо виртуального метода профессор  М.Д. Перовский в статье «О промысле бобров» в РОГ № 21 2008 дал достойную отповедь виртуальщикам, и я на нем останавливаться не буду. А вот об экологическом методе следует поговорить особо.


Начинаем пугать


Свежий пример  по этому поводу. РОГ-ИНФОРМ  сообщает (РОГ № 26 2010, стр. 2) «В Латвии проблема с бобрами». Перенаселение. Бобры уничтожили деревья и взялись за деревянную основу городской протоки.


Для охотоведов ситуация ясна. Нужно определить оптимальную численность, чтобы они свободно обитали и при этом никому не вредили. Излишки отловить. Никаких бюджетных денег на это не  нужно. Шкуры, струю и т.п. пустить в дело и заработать деньги самим. Такие предложения были сделаны властям. И что в ответ?


Предложения охотников отклонены — охоту на бобров запретили. Главное пожелание — бобров надо напугать, но не до смерти. Объявлен конкурс, как решить проблему так называемыми гуманными методами.


Где пугальщики бобров? Вне сомнения, для отпугивания необходимо учредить круглосуточный трехсменный экологический пост. Тремя пугальщиками не обойтись — выходные, отпускные, больничные и тому подобное, поэтому необходимо больше.  Также нужен специалист с образованием, который бы руководил пугальщиками. Конечно же, это должен быть биолог, и биолог дикой природы. Также необходимо создать условия для работы, т.к. без отапливаемой избушки на берегу, где можно было бы укрыться  в непогоду, спецодежды, инвентаря и.т.п. никак не обойтись. Бюджетные расходы набегают приличные, но трудоустройство, рабочие места, общественные работы — святое дело. Вне сомнения, депутаты деньги выделят. Лиха беда начало. К бобрам добавятся другие аналоги. Постепенно образуется целая структура со своей инфраструктурой и нормативно-правовой базой. Необходимо разработать правила пугания бобров, ведь без них  пугальщики могут до смерти запугать зверьков, а к ответственности их за это не привлечь. И еще  понадобится куча директив, положений, инструкций, а значит, конторы, сооружения, транспорт.   


Любая система развивается. Начнут с одного города, постепенно захватят всю территорию страны. Скажете, чушь собачья. Ничего подобного. Латвия смотрит на США. А там охота не является инструментом управления популяциями. Тотальная госфондизация. Юридические охотпользователи отсутствуют. Охотничье хозяйство вообще не отрасль, а является лишь: а) источником средств для финансирования трудовой занятости (общественные работы) населения  в экологической сфере, б) источник погашения убытков, понесенных от диких животных, землевладельцам. Вместо биологов-охотоведов — биологи дикой природы. Американцы применяют широкий, весьма показательный набор конкретных неохотничьих мер по регулированию численности диких животных: а) разрушение плотин, нор и т.п., б) живоотлов и переселение, в) меры по контрацепции, препятствующие размножению (кострация),  г) формирование ландшафтов с использованием растений, непригодных для питания,  д) опрыскивание растений веществами, сдерживающими поедание их  дикими животными, е) отпугивание диких животных с применением различных звуковых сигналов, ж) использование сторожевых собак для противодействия диким животным, з) ограждения (забор).


На снижение численности это практически никак не сказывается, но власти очень довольны. К работам  привлекаются много безработных, и решаются проблемы трудовой занятости. Охотоведы в загоне – биологи дикой природы в чести.


Американцы стадию с отпугиванием давно прошли, сейчас они на более высоком уровне. Латвию ждет это же. Как гласит народная мудрость, «дурной пример заразителен». Начнут с отпугивания — придут к кострации. Американцы пришли к этому — придут и латыши.


Ложный гуманизм


Метод «пугание» экологи обосновывают исключительно как гуманный.  Напугали, но не до смерти. Зверь остается живым. На самом деле зверей отправляют на верную гибель, и более варварского метода придумать невозможно. Куда бежать от пугальщиков? Везде перенаселение. Пуганые вынужденно будут вторгаться на занятие территории в чужие владения. Как будут встречены непрошеные чужаки? Однозначно — их жестко попросят убраться.


Ученый-бобровед  В.И. Гревцев  в своей статье «Бобр и его промысел»   ( РОГ № 25 2009 г.) так описывает внутривидовые отношения свой — сужой: «резко выраженный территориализм  особей разных семей, являющийся причиной травмирования зверей от покусов сородичей и частой их гибели. Последний негативный признак хорошо известен боброловам по встречам закусов на шкурках и хвостах отловленных зверей».


Хозяева территории, как правило, всегда побеждают. Большая часть пуганых мигрантов погибнет от жестоких ран, а какая-то часть вернется израненной и полуживой. Так и будет. Тем, кто этому не верит, рекомендую из отдельной квартиры переселиться в коммунальную. В коммуналке вторжение непрошеных гостей на занятую территорию всегда приводит «к закусам», и конфликт продолжается до тех пор, пока вторгающийся не уберется восвояси. У бобров аналогично. И выбора особого нет.  Погибнуть или вернуться. Ранеными и полуживыми обязательно вернуться назад, так сказать, домой, залечивать раны.


Закусы на шкурках вернувшихся говорят только о том, что они успели все-таки вовремя ретироваться и спасли себе жизнь. Дальше что? Опять выгоняют. Раненому некуда идти тем более. Если он куда-то и мигрирует, то точно погибнет от новых «закусов». Выгнать раненого, конечно, негуманно. Живоотлов, ветеринары, лечение, передержка в питомниках. Деньги, скорее всего, опять выделят и на это. Новые траты из бюджета и новые рабочие места. Причем нельзя исключать, что в содеянном будут винить не пугальщиков и организаторов всего этого, а неизвестных злых людей, которые ударили бобра острым металлическим предметом и нанесли ему такие тяжелые раны. Типа того, что в жестокости людей бобры не виноваты и деньги на их лечение нужно выделять.


Радует то, что в России биологам-охотоведам удалось просочиться в рабочую группу Комитета  Госдумы и провести  лишь несколько  охотоведческих принципов в Закон «Об охоте», но и они  выстраивают законодательный заслон на пути лжегуманистов: экологов и сторонников проамериканского пути развития  охотничьего хозяйства. Понятно, что экологи будут рваться к бюджетным программам регулирования численности охотничьих видов не охотничьими методами и со всех сторон вести атаки на закон.


Ценность закона очевидна. Наряду с критериями устойчивого существования  (обитания) присутствуют и критерии устойчивого пользования. Создан правовой барьер на пути антиохотников — охота вид пользования животным миром (ст. 34 № 52-ФЗ). Пугальщиков и никакие  другие меры неохотничьего воздействия к видам пользования закон не относит.


В определении охотничьих ресурсов (ст. 11) в подпункте 1.1). в) присутствуют пушные животные, в том числе и бобры. Пушные как виды охоты неинтересны состоятельным охотникам. Зато интересны охотникам со скромным достатком, для которых промысел пушных видов источник дохода и зачастую — пособ выживания.


Охотдепартаменту Минприроды необходимо решать вопрос о предоставлении по договорам доверительного управления охотхозяйственных популяций пушных видов, обитающих в обозначенных границах, в пользование охотникам-ромысловикам. Обязав вести охоту в пределах критериев устойчивого обитания и в пределах критериев устойчивого пользования (ст.2.1). Здесь нет каких-то особых сложностей, и это необходимо делать. Спортивным видам охоты, копытным и медведям  уделяется много времени в части формирования нормативно-правовой базы. Пушным видам практически никакого внимания со стороны государства в правовом обеспечении промысловой охоты не отводится. Реше же вопрос с садоводами и огородниками, им предоставляют ресурс (участки) в свободное пользование в упрощенном виде, и это не считается предпринимательской деятельностью. Пчему для охотников-промысловиков, не относящихся к малочисленным народам, должно быть иначе? Либо предпринимательская деятельность, либо наемный труд. Это в корне неправильно, и это необходимо исправлять.

Леонид Грудев, Кировская область 10 августа 2010 в 13:41






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑