Заколдованные тетерева

Фото Сергея Фокина Фото Сергея Фокина
Завершился сезон весенней охоты. Теперь можно спокойно подвести его итоги и проанализировать свои ошибки.

Прежде чем перейти к основной теме, хотелось бы подать одну реплику. Мы с товарищами охотились в Вологодской области. Очень хотелось добыть гусей, но не получилось: и гуся оказалось немного, и летел он в основном высоко. К тому же под Устюжной всем рядовым, так сказать, охотникам настроение сильно подпортили какие-то заезжие высокие чины. Из-за них для остальных охотников все охоты в наиболее «гусиных» местах были закрыты. Обидно ехать из Москвы пятьсот километров, а потом несколько дней ждать, чтобы тебе разрешили охотиться там, где ты это делал всегда. Явная несправедливость!


Теперь приступлю к основной теме размышлений. В прошлом году мне довелось поохотиться на тетеревов из шалаша. Сразу замечу, что был я с новым для себя ружьем «ИЖ-12» 12 калибра, которое купил у знакомого охотника. Я совершил ошибку, не пристреляв его до охоты, тем более что «вертикалка» отличалась от моей «горизонталки» — привычного Зимсона 16 калибра, с которой я проохотился несколько десятков лет. В частности, Зимсон имело чок (правый ствол) и получок, а «ИЖ-12» — чок (верхний ствол) и сильный чок.


12 калибр я решил приобрести после нескольких не слишком удачных охот с 16-м. Года за два до покупки нового ружья мне пришлось стрелять по двум гусиным стаям, шедшим на расстоянии 45–50 метров, но слышал лишь хлопанье дроби по крыльям, и гуси уходили без потерь. Даже по глухарям приходилось стрелять по два-три раза. Словом, я решил, что на крупную птицу нужно идти с более мощным калибром.


Итак, егерь сумел вовремя довести нас до шалашей, расположенных на большой поляне. Первый предвестник рассвета и скорого подлета тетеревов — куропачий крик. На нашей поляне белые куропатки завели свои весенние песни, больше похожие на дикий смех лешего. Минут через пятнадцать после появления куропаток в полной мгле послышался шум сильных крыльев. Конечно, это были тетерева. И вскоре на почти невидимой поляне началось токование и схватки бойцов. Уж сколько раз я бывал на тетеревиных токах, но каждый раз их зрелище завораживает. Птицы разместились на поляне где парами, а где поодиночке и, чуфыкая и подпрыгивая метра на полтора-два, входили в азарт, то сшибаясь друг с другом, то отскакивая. Две-три тетерки подлетели к драчунам и выбрали себе пару. В слегка забрезжившем рассвете метрах в тридцати от шалаша я увидел двух токовавших тетеревов и одну тетерку на невысокой сосенке. Стрелять пока не собирался, чтобы, во-первых, дать току разгуляться, а самому понаслаждаться таким зрелищем, а во-вторых, чтобы первым выстрелил мой товарищ, которому уже второй год не удавалось добыть тетерева.


Внезапно я услышал шум крыльев близко подлетевшего тетерева. Посмотрев в проем, обнаружил, что на верхушку небольшой сосны метрах в пятнадцати от входа уселся терентий и стал смотреть куда-то в сторону. Лучшей мишени трудно было себе представить. Птица сидела боком ко мне, в противоположной от тока стороне. Ее силуэт хорошо просматривался на фоне начинавшего светлеть небосвода. Я решил стрелять. Для верности выстрела стволы были заряжены патроном «магнум» с тройкой и «феттером» с нулевкой. Последнюю дробь я предполагал использовать при стрельбе по далеко сидящим косачам на расстоянии около 50 метров, не ближе.


Приложив приклад к плечу, прицелившись, нажал спуск, ожидая, что сейчас птица кулем свалится вниз. Но тетерев остался на прежнем месте, он лишь сильнее вытянул шею и всматривался все в ту же сторону. Я выстрелил теперь уже нулевкой. Результат тот же! Птица, не шелохнувшись, продолжала всматриваться вдаль, откуда шли громкие звуки выстрелов. Я разломал ружье, зарядил его патронами с нулями. Вновь прицелился точно в птицу, стараясь как можно лучше совместить прицельную планку с мушкой. Косач, не понимая, откуда раздались эти звуки, продолжал сидеть в прежней позе и лишь вращал головой.


«Ну уж сейчас ты точно упадешь», — подумал я и выстрелил в третий раз. Ничего не изменилось. Рассердившись на себя, ружье, патроны, я не стал в четвертый раз стрелять в «заколдованного», как мне подумалось, тетерева. А он посидел еще с минуту, а затем спокойно улетел. Любопытно, что ни одна птица с самого тока не улетела. Лишний раз подтвердилось мнение, что во время тока тетерева не очень боятся выстрелов, особенно если они не видели вспышки огня из ствола. А вот выход охотника из шалаша, в том числе за подранком, ток может распугать. У меня был случай, когда в соседнем шалаше товарищ решил закурить, воспользовавшись зажигалкой с открытым огнем. Так вот, не только тетерева, но и я хорошо увидел яркую вспышку огня, испугавшую ток.


Рассвело. Вскоре раздался выстрел, и мой товарищ наконец-таки добыл тетерева. Ток продолжился, хотя с поляны и улетела пара птиц. Через некоторое время перед моим шалашом появился тетерев и начал свои танцы. До него было не более тридцати метров.


Видимость вполне хорошая. Я спокойно, как мне казалось, прицелился прямо в корпус косачу и выстрелил. Птица взмахнула крыльями и улетела. На поляне оставалось еще три–четыре косача. Тетерки продолжали призывно «кококать», спустившись на землю ближе к самцам. Я же сидел в полном недоумении и не понимал, что происходит. Может быть, некачественная зарядка у «магнума»? Но патроны были новые. Почему же я мажу? Прошло еще минуть пятнадцать–двадцать, и в зоне сектора стрельбы оказался еще один тетерев. До него также было не более 30 метров. Целюсь долго. Стреляю. Птица взлетает. После второго выстрела влет лишь несколько перьев остаются моей добычей.


«Продаю «новое» ружье!» — скоропалительно решаю я. Такого со мною еще никогда не было. Я вполне прилично стрелял по летящим целям, а тут не могу попасть в неподвижные. Вернувшись в деревню, решил все же проверить свое ружье, нарисовав на листах бумаги профили тетеревов и разместив эти мишени на 15 и 30 метров. Ружье зарядил патронами, которые не принесли удачу. Результаты удивили. Оказалось, что каждый раз основная осыпь дроби располагалась выше цели. Однако при выстреле по мишени с 15м в нее попало с десяток дробинок, т.е. сидевшего на сосенке тетерева я должен был взять. Как следует из исследований одного немецкого специалиста, дичь надежно поражается при попадании в нее шести дробинок. Так почему же я трижды не мог попасть с близкого расстояния в тетерева? Очевидно, волнение и темнота все же сказались на точности моего прицеливания, а чок и сильный чок при стрельбе «магнумом» с контейнером с «тройкой» и с «нулевкой» не позволили дроби разлететься поражающей площадью на 15-метровом расстоянии. Если бы я знал заранее, что целить следует ниже корпуса птицы, то и результаты могли быть совсем иными. А по «дневным» птицам я не попал из-за неточности наводки. Так что отсюда следует довольно простой вывод: проверяй новое ружье до охоты, а не во время нее. Тогда без дичи не останешься. И следующее: важен правильный выбор номера дроби при стрельбе на ту или иную дичь. Мои товарищи брали своих тетеревов «пятеркой», а я старался использовать дробь покрупнее, а заряд помощнее. Впрочем, учтя негативный опыт стрельбы по сидячим птицам, я в первую очередь хотел проверить себя в стрельбе по неподвижным живым целям. Случай вскоре представился, и я добыл крякаша, сидевшего на небольшом озерке. Последующая стрельба на тяге по вальдшнепам показала, что как только я забывал взять упреждение, целясь ниже корпуса, выстрел цели не достигал. Желательно перед охотой лишний раз собраться на стенд и подготовить себя к стрельбе с учетом  непривычных особенностей нового ружья. И не психовать, когда промазал, а проанализировать причину промаха и сделать правильные выводы.


Расскажу историю о психологическом воздействии на охотника. Как-то мы отправились поохотиться на тетеревов из шалашей. Вечером за ужином наш товарищ развел теорию о том, как важно изучить себя перед охотой и как правильно целиться. Возможно, говорит, ты лучше стреляешь левой рукой. В таком случае при прицеливании нужно, говорит, закрывать другой глаз, а не тот, который ты привык закрывать при стрельбе, будучи правшой. И вот на следующий день двое из нас добыли по тетереву, а третий товарищ (кстати, хороший стрелок) не смог взять добычу, поскольку птицы к рассвету перемещались поближе к нашим шалашам. Мы решили отдать ему одну утреннюю зорьку, а сами вместо тока отправились с подсадными утками. К обеду встретились. Наш приятель ничего так и не добыл. Он нам рассказал, что с ним стало происходить что-то странное. Тетеревов сидело вблизи него около десятка. Но как только он наводил ствол на одного, на ум приходили рассуждения нашего товарища, каким глазом лучше целиться.


Однажды тетерев был от него в десятке метров, но он подумал: «Вот не попаду — меня же засмеют. Пусть-ка он отойдет подальше, тогда выстрелю». Но когда тот переместился, в голову стрелку опять пришли мысли, каким же глазом лучше целиться. Так он в тот раз и не выстрелил ни разу. Вот вам и психология. Не нужно слишком умничать: к чему привык, тем и пользуйся.

Олег Крымцев 20 июля 2010 в 15:45






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑