Мы сами копаем могилу себе

В эти дни мы празднуем годовщину Закона об охоте, скоропостижно принятого в последние дни перед парламентскими каникулами

Фото Алексея Оболенского Фото Алексея Оболенского

Копий было сломано много, боролись за правое и за левое, убежденные зоозащитники и охотники то воссоединялись, то бранились… В общем, все шло в соответствии с традициями советской внутренней политики, которую Уинстон Черчилль определял как борьбу бульдогов под ковром: что-то колыхается, где-то вспучивается, понять ничего нельзя, а потом появляются трупы...

Одним из таких трупов, выплывающих на поверхность, может оказаться российская система охотничьего собаководства. В ней принят метод чистопородного разведения — на племя идут только собаки одной породы, смешение разных пород запрещено. Однако звание охотничьей собаки не прилагается к щенку от рождения, его может получить не любой щенок, родившийся от чистопородных родителей, а только тот, кто смог доказать наличие и у него самого охотничьих качеств. Доказательством служит бонитировка — зоотехническая оценка породности каждой собаки, т.е. соответствия ее признаков стандарту породы. Она включает экстерьер (внешние признаки), рабочие качества (функциональные признаки, поведенческие и физиологические), способность к воспроизводству породных качеств (методом ведения родословных). Поэтому щенки охотничьих собак получают только «щенячку» — справку о происхождении, т.е. бумагу о том, кто и какие у них родители. «Звание» охотничьей собаки (свидетельство на охотничью собаку) необходимо зарабатывать на полевых испытаниях, имитирующих охоту, и на охотничьих выставках.


По разным причинам далеко не все собаки могут получить это «звание», в последние годы их доля растет, поэтому этот принцип все чаще нарушается. Введена в обиход идея о том, что породность собаки пропорциональна длине ее родословной. Определение породности по длине родословных выгодно тем, у кого это единственное достоинство, владельцам собак, лишь происходящих от охотничьих, и, конечно, представителям структур, получающих деньги за выдачу актов о происхождении. И действительно, зачем тратить время, силы и немалые деньги на какую-то породность, если рыночная экономика доказала высокую рентабельность торговли записями актов о рождении. Например, сегодня стоимость справки на охотничью собаку составляет от 150 рублей, а ламинированной родословной РКФ — от 350 рублей до 1800 рублей (надбавки за срочность, за оформление для иностранцев и т.п.). Очевидно, что в отдельных клубах цены еще выше.


Исходя из биологии собаки, собаководство (разведение-выращивание-обучение), является делом общественным, а вот оценка результатов проводится специалистами-экспертами. Для этой цели раньше существовала государственная система определения квалификации экспертов, которых готовили общественные организации. Но она рухнула — ни одно из государственных ведомств не хочет брать на себя лишние труды.


И вот в прошлом году под эгидой Российской Федерации Охотничьего Собаководства была проведена выставка уровня Всероссийской, на которую допускали только собак, имеющих полные родословные. То есть метод селекции — учет данных о происхождении — превратился в ее цель. Устроители мечтали, что после этого все владельцы собак осознают значение оформления документов и стройными рядами начнут это делать (а заодно и принесут копеечку тем, кто выдает распечатку).


К сожалению, все в мире взаимосвязано. Слово «порода», имеющее вполне определенный теоретический и практический смысл, основанный на биологическом и зоотехническом содержании, оказалось кастрировано и упрощено до понятия акта о рождении. Наши законодатели, конечно, не могли пройти мимо того, что проще, а юристы не знали тонкостей. И в федеральном законе «Об охоте…» произошла подмена понятий: исключили термин «охотничья собака», но зато ввели новый — «собака охотничьей породы».


На самом деле не существует пород охотничьих, бойцовых или агрессивных, так же, как любящих, ненавидящих, красивых, уродливых… Есть живые существа — собаки, с разными свойствами и признаками. Свойства конкретных собак — безудержная злоба или любовь ко всем встречным, готовность защищать хозяина или рвать его — зависят от генетических факторов, но определяются человеком. До того, как человек приложит к ним руки (и душу), собаки обладают большей или меньшей выраженностью инстинктов охраны или поиска, преследования или защиты… Помимо этого, некоторые собаки происходят от родителей, имевших аналогичные свойства, что дополнительно подтверждается данными о происхождении. Но эти данные не гарантируют свойств собаки, это только справочный материал. Именно поэтому все попытки определять породы по одному лишь признаку: агрессивные — охотничьи — бойцовые — обречены на провал.


Что означает на практике введение требования охоты только с породистыми собаками?


Во-первых, массовые расстрелы собак. В пунктах, касающихся отстрела, слово «безнадзорная» (то есть не контролируемая человеком, обладающим имущественными правами и ответственностью) заменено словом «беспородная». Правда, юристы считают, что собака является имуществом, а породность — лишь один из ценообразующих факторов. Однако предлагаемый проект означает следующее: истребление нечистопородных собак на усмотрение того, кто первым это заметил. По новым подзаконным актам, отстрелу подлежат собаки с не «выраженными признаками принадлежности к породе». Правда, не указано, кто будет определять «выраженность» и выполнять эту «замечательную» миссию — работа-то грязная. Следовательно, ее по всей России станут делать те, кто возьмется, то есть наиболее бескультурная часть населения. Разумеется, часть отстрелов за скромную плату возьмут на себя те бесчестные псевдоохотники, кому надо с соседом счеты свести или своих щенков продать подороже… Несомненно, кто-то ответит «полномочному стрелку» тем же, кто-то пустит красного петуха…


Во-вторых, начнется торговля поддельными документами и липовое признание породности. В последнем окажутся замешанными и эксперты — в большинстве своем они любят собак. Если признание метиса собакой породистой станет способом спасти ей жизнь, думаю, большинство из нас на это пойдет. Система экспертизы получит очередную пробоину, а выиграют продавцы документов.


В-третьих, произойдет отказ от выставок-испытаний-бонитировки, то есть уничтожение российской системы охотничьего собаководства. Достаточно вести книги учета рождений и выдавать ксивы: если, скажем, у Великолепного есть бумага о том, что он «охотничьей породы», то он — великолепный охотник. Можно также за дополнительную плату выписать об этом сертификат…


Конечно, пройдет время, и безграмотность предлагаемого станет очевидна. Но сколько собак будет варварски убито, сколько людей оплевано, насколько возрастет социальная напряженность!..
Охоту я уважаю с детства — еще с тех времен, когда слово «охотник» было синонимом двух других: кормилец и защитник. Три десятка лет охочусь с чистопородными борзыми.  Но убеждена, что это только мое право, право охотника решать, какой пес будет со мной на охоте и дома — чистопородный, доказавший свои породные качества, или метис, удобный в содержании и использовании. В любом случае — я за него отвечаю, и я несу ответственность за то, что он сделает.


Метисы были, есть и будут, и, более того, во всем мире по объективным причинам их доля среди собак обычных людей растет. Многие метисы — очень красивые собаки. Во всем мире продолжают создавать новые породы не только для шоу, но прежде всего для работы. В странах с традициями культурной охоты никто не запрещает охотнику их использовать, в английском и немецком есть даже понятие «егерской собаки» (подразумевается неприхотливая собака, обладающая хорошими навыками охоты, простая в содержании, экстерьер и происхождение которой никого не интересуют). Практические преимущества метисов на охоте не требуют доказательств. Наконец, поголовье нечистокровных собак сельской местности (так называемые аборигенные популяции) во всем мире рассматривается как материал для создания новых пород, изучается и паспортизируется…


Что мы можем сделать сейчас? К сожалению, авторов Закона об охоте не заботила такая мелочь, как охотничье собаководство, хотя в нем прямо и косвенно заинтересованы более половины охотников. Под флагом борьбы с монополизмом в охотничьем хозяйстве авторы Закона заботились о переделе прав пользования охотничьими ресурсами. Но сейчас согласовывают подзаконные акты, которые и будут регламентировать сам процесс охоты — с собаками и без них. Разум и воля — их наличие необходимо и достаточно, чтобы, не трогая «святой текст Закона», грамотно объяснить его некорректные выражения, чтобы действовать в соответствии с его духом, а не прикрываться его буквой.

Анна Шубкина, кандидат биологических наук, эксперт по охотничьему собаководству 6 июля 2010 в 16:10






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑