Бобры и люди

В Польше было наводнение, погибли люди, катастрофа! И говорят, что причиной разрушения дамбы стали бобры. С трудом верю в такие чудеса, но ведь верю. И понимание этого основано на весьма конкретной ситуации.

Автор фото: Алексей Соколов

Автор фото: Алексей Соколов

Жила была деревенька. В глуши, с абсолютно не проезжими после дождей дорогами. Даже проходимыми с великим трудом, и единственной обувью местных жителей всегда были и остаются калоши. Где-то под кроватью есть что-то на выход, если угораздит оказаться за пределами этой грязи. Но мы-то сейчас говорим не о 21 веке с его цивилизацией. Мы о бобрах, а еще точнее о… рыбалке.

И вот мимо этой деревни текла речка, мирная такая, без порогов и водопадов. Бабы белье стирали. Очень хочется написать вместо «бабы» — «женщины», но плохо ложится в суть повестуемого. Дети в жару плескались, и даже во времена детства моей жены она вместе с другими ловила в этой речушке щурят самым экзотичным из известных мне способом: майками. И ведь были какие-то результаты! Я оказался на этой речке на полста лет позже и за неимением майки ловил что-то на удочку.

Через речку был средней добротности мостик, по которому с долей риска могла проехать машина, а без риска мотались туда-сюда коровы и пьяные пастухи. Коровьи стопы были направлены в сторону Ижа и три километра не казались им марафоном. Примерно на середине пути была болотина с глубиной по коровье колено. Эта болотина заливалась во время паводков и потом постепенно высыхала до осени.

В засушливое лето высыхала до такой степени, что, набросав в колею досок и веток, можно было доехать и до самого Ижа. Но коровы с их «протекторами» проваливались и в такие дни. Однако шли с удовольствием, ибо были уверены, что трава на заливных лугах вкуснее, а злоупотребившие пастухи быстро приходили во временную нетрудоспособность и давали подопечным безоговорочную свободу. Несмотря на близость деревни, экзотики хватало. Зайцы, лисы и норки постоянно путались под коровьими ногами, а многочисленные пернатые с лебедями во главе устраивали игрища с ондатрами. Иногда из кустов буднично появлялись лоси.

Рыбаки про это сказочное место помнили, но не насиловали его. Местные, кроме сетей, ничего о рыбалке не знали и для них было одно рыбацкое время — это весна. Приезжим было в ломы брести 3 километра с гарантированным болотом, в то время как во все остальные места можно было доехать до воды.

Вот такое получилось долгоиграющее предисловие, но иначе теряется суть проблемы. А проблема, как было сказано выше — это бобры.

…И вот местные бобры решили, что если деревенская администрация не справляется даже с самой деревней, то уж до речки ей просто нет дела. И взяли власть в свои зубы. И первым делом увели речку от людей. Текла она десятилетиями в одном русле и вдруг исчезла. А точнее — передвинулась в сторону, и если не потекла вспять, как мечтали когда-то наши генсеки, то от маршрута отклонилась серьезно.

Мост через речку остался памятником, а болотина теперь уже не ждала половодье, а постоянно наполнялась водой из нового русла речки. И стала непроходимой для коров, пастухов и уж, конечно, машин. И за пару лет коровьи тропы заросли. Женщины, лишенные полоскального места, повозмущались, браки с ружьями поискали этих самых бобров, но как-то не нашли. И успокоились. Вот так наши бобры правят речки и деревенский уклад, а потому польским бобрам можно верить.

Но если у меня и получилось в основном про бобров, то только по причине моего похода на рыбалку. А рыбалка в этом пустынном месте всегда была хорошей, а иногда и удивительной.

В деревне меня долго пугали. Болото абсолютно непроходимо и перебраться через него у меня не получится. Но что делать, если организм требует? Да и аргументация вполне серьезная. Во-первых, уже неделю солнышко печет и сушит. Во-вторых, я уже несколько лет не оказывался в гарантированном одиночестве. А в-третьих, альтернатива — это помогать сажать картошку.

Беру пару поплавочек, червей, спиннинг и пару килограммов приманок. Запихиваю в рюкзак болотные сапоги. Идти в них по жаре тяжело, да и нужны они только для переправы через болото, а босиком в таком месте бродить не весело.

Прохожу через мостик (кстати, в речке есть вода и даже место для полоскания оборудовано). То ли что-то опять поменялось, то ли деревенские страхи всегда, мягко говоря, преувеличены. Но коровьих следов нет. Жара, рюкзак хоть и не с гирей, но начинает мешать. Все. Болото. Одеваю сапоги, облегчая рюкзак на половину. Никогда не замечал, что сапоги столько весят. В общем, с волнением, но сравнительно спокойно преодолеваю эту трудность и выхожу на сухое место. Все. Сапоги больше не нужны, но решаю перебороть соблазн оставить их. Мало ли какие еще изменения ждут меня. И первое же изменение обескураживает.

Года два назад я ловил красноперку в полоске воды между берегом и камышом. Полоска была невелика, а вот красноперка граммов по 300-400 гнула мою маховую палочку в дугу и не отрывалась от воды. Я, вырвавшись из болота, бросился к красноперке и… там, где она обрывала мои снасти, бурно колосилось что-то типа камыша или какого-нибудь рогоза — к своему стыду, в классификации трав я полный дилетант.


Не обнаружив воды и зная, что красноперка по суше не бродит, я с наполовину упавшим энтузиазмом пошел в другое место. Поплавочная ловля там была никакая, разве что в сравнении с картошкой… Зато там было всегда много хищника. Я знал, что работает запрет, но не являясь активным борцом с ним, все же иногда позволяю себе вольности.

С такими вот запретными мыслями подошел к берегу, собрал спиннинг и с трепетом забросил вертушку. Но, видать, какие-то силы покруче рыбинспекции руководят этими запретами. На втором забросе (на втором!) мой спиннинг переломился и повис на леске. Шоком это не стало по одной только причине: лет пять назад именно на этом берегу я перед ледоставом, но уже в мороз, пришел и решил поискать щуку. На втором забросе блесна цепанула камыш, я рефлекторно дернул и мое «замерзшее» удилище переломилась. И в итоге пошел собирать мороженые шампиньоны, которые частично скрасили мои обиды. Вот эти посторонние истории и сгладили мой шок. Но если поплавочек у меня две, то спиннинг — один. Изолента и подручные материалы позволили еще раз 10 броситься блесной, но третий перелом все завершил.


Маленькие трагедии. Красноперки нет по случаю отсутствия воды, щуки нет по причине отсутствия спиннинга. Остается жалкое вымучивание матросиков в устье впадающего ручья. Уж они-то должны быть. Размотал свой семиметровый мах и забросил снасть. Потом забросил еще, потом — в другое место. Вот где зарыто полное и безоговорочное фиаско! Я же не конченый лентяй и прятаться от картошки в кустах не собираюсь. Но, видимо, судьба решила так, что без меня этой картошке не посадиться.


С этими думами я забросил снасть в абсолютно бесперспективном месте. И не успел подсечь, так как поклевка случилась «влет». Подожди, картошка! Новый червяк утонул, и тут же сердобольный поплавок бросился его спасать. Подсечка, и худосочная густерка стала причиной мимолетной радости. Что делать? Разве что раз пять забросить удочку, а потом собираться к картошке. Заброс, та же быстрая поклевка, подсечка и… и оно там забуксовало. И сильно захотело завладеть моей удочкой. Первая мысль, что я это до берега никак не дотащу, ибо между нами трава. Но потом оно всплыло и оказалось лещом с черной спиной. Отходя от берега, я волоком дотащил-таки свой трофей и про картошку уже больше не вспоминал. Лещ был хорош не размерами, а перспективой реально поймать рыбу и превратить бестолковое времяпровождение в увлекательное занятие.


Поборов леща, я снова забросил червяка, и ничего не поменялось. Густера была всего-то граммов 300, но от воды не поднималась, опять пришлось волочить ее сквозь траву. А минут через 10 активной работы в траве уже образовался вполне приличный проход, и надо было только завести в него рыбу. Такая рыбалка продолжалась часа два с редкими перерывами на мелочь. Пакет уже не удерживал рыбу и она расползалась по траве. Но было еще две причины остановиться. Черви улетали быстро, а солнышко палило нещадно, напоминая, что полкилограмма воды мой позвоночник вполне мог дотащить, а вот экономия во всем сказывалась обезвоживанием.


Надо сказать, что берег абсолютно гол и ближайшие деревья и кусты в полукилометре. Приходилось бесконечно мочить свою косынку и протирать ею губы, а потом уже просто полоскать рот не идеально чистой водой.


Обратный путь был тяжел из-за приличного улова и все той же жажды. Вопреки правилам, что резко пить нельзя, я за один раз прикончил 3 литра какого-то холодного компота. И ожил.


Вот такая боброво-лещовая зарисовка получилась. И при всех трудностях хотелось бы повторить ее, а вот не получается. Я, к сожалению, не бобр и не могу делать только то, что хочется…

Павел Елизаров 22 июня 2010 в 15:47






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑