Принципы и общества

Обсуждая в своей статье «Так все же каким путем пойдем?» («РОГ» № 14) ранее опубликованные «Принципы организации охотничьих угодий» («РОГ» № 38, 2009) Виктор Гуров поставил ряд вопросов, ответы на которые, возможно, будут интересны читателям газеты

 

Должен сразу сказать, что приписывание мне основного авторства этих Принципов безосновательно. Я был инициатором идеи их разработки, причем идеи не оригинальной, а заимствованной из Малавских и Аддис-Абебских принципов, сформулированных в развитие известной Конвенции о биологическом разнообразии.

 Каждый из авторов концепции Принципов имел неограниченное право вето, и в дальнейшем большинство моих предложений были отвергнуты или сильно изменены. Разделяют ли охотники мои взгляды? Правильнее сказать наоборот: я разделяю многие их представления. Больше всего мне жаль, например, что в итоговый документ не вошли формулы петербургского охотника, кандидата физико-математических наук: «Государственные угодья общего пользования есть основная форма охотничьего хозяйствования»; и магаданского охотника, врача, капитана внутренней службы: «В целом остаточный подход применяется не к угодьям общего пользования, а к закреплению угодий». Что ж, таковы правила совместной работы, консенсус требует жертв. Могу сказать только, что за двадцать лет исследовательской работы я впервые участвовал в реальном мозговом штурме и наглядно ощутил разницу между комфортным, но бесплодным единомыслием и конфликтным, но продуктивным «единомышленничеством». Я чрезвычайно удовлетворен своей ролью застрельщика, редактора и рядового автора, причем не самого активного.  

Разрабатывая Принципы, мы и не рассчитывали на их официальное утверждение. Принятие их отраслевой общественностью важнее официального признания. Масса нормативных предписаний фактически не работает, а многие представления действуют, не нуждаясь в легализации.  

Видел кто-нибудь полное воплощение принципов свободы, равенства, братства, закрепленных во множестве конституций? Вряд ли. Умаляет ли это значение принципов? Видимо, нет. Они — ориентиры, не более того. Но и не менее.  

Уже сейчас видно, что разработанные нами Принципы вошли в отраслевой оборот идей, их формулы прослеживаются в проектах разных документов, в частности, региональных законов о распределении разрешений в общедоступных охотугодьях. На моем рабочем столе — проект региональной концепции развития, в которую предложено включить эти Принципы. Уверен, они будут востребованы при разработке в регионах предусмотренных новым Законом об охоте региональных схем размещения, охраны и использования угодий.  

«Будьте реалистами — требуйте невозможного!» — этот давний девиз, принадлежащий Че Гевара, неоднократно подтверждал свою практичность. То, что сейчас выглядит нереальным, необязательно таковым является. Вот бедность государства, на которую принято ссылаться в оправдание сплошного закрепления угодий, — несомненный миф. Он удобен охотпользователям, на нем строилось обоснование полувековой давности закрепления магистральных массивов угодий за обществами охотников. «Мы все сделаем сами, — говорили общества. — Государство может расслабиться». Расслабление государства довело его до атрофии. И пока она обратима, нужно сталкивать государство с лежака, доказывать ему, что охотники не в состоянии одни компенсировать ущерб среде обитания, наносимый разбалованной государством индустрией. Принципиальная неспособность государства разумно регулировать охоту без обществ — миф из того же ряда, что неизбежность краха сельского хозяйства без крепостного права.   

Люди сгрудились в общества не в силу симпатий к этой форме организации — общественность человеку присуща и иногда полезна. Академик Б. Рыбаков писал, что коллективная охота древнего человека на гигантских животных ледникового периода воспитала в нем навыки сотрудничества, а когда ледник отступил, человек изобрел лодку, смастерил лук, и одиночные походы выработали в нем личность.  

На этом равно уважаемом наследии коллективизма и индивидуализма замешены и современные люди. Потому любить или не любить общества охотников глупо, а для охотоведа-исследователя и непрофессионально. Что бы мы сказали о бухгалтере, проставляющем в балансе симпатичное ему число или предпочитающем одиноко стоящие цифры?  

Другое дело — отношение к руководству охотничьих обществ.  

Год назад президент Росохотрыболовсоюза Э. Бендерский заявлял публично, что договорился с властями о том, что выдавать госбилеты будет именно и только РОРС, а билеты вышедших из него обществ станут незаконными, если они не вернутся под знамена РОРСа. Но ведь угрозами не привлекают союзников — ими подчиняют вассалов. Какой теперь осадок остался у обществ, которым были адресованы слова Э. Бендерского, когда его план сорвался?  

Тогда же два члена высших органов РОРС, его Центрального Совета и Центрального Правления, заслуженные работники охотничьего хозяйства Е. Братухин (руководитель Кировского областного общества) и В. Слободенюк обжаловали в суде минимальные нормативы выдачи лицензий местным охотникам, и недавно Верховный Суд России признал эти нормативы установленными незаконно. Если это победа, то вполне бессмысленная, поскольку нормативы и так автоматически утратили силу с вступлением в силу нового Закона об охоте. Но и будь иначе, можно ли считать победой главный результат: осознание целым слоем сельских охотников, что РОРС — его принципиальный враг?  

Не нужно быть тонким аналитиком, чтобы понять: у обществ охотников России нет сейчас большего врага, чем некоторые его руководители. Они компрометируют саму идею объединения охотников, и негодование охотников рикошетит по тем обществам, которые этого не заслуживают.  

Знаю, скажут, что я злонамеренно вбиваю клин между руководством и членами обществ. Нет! Клинья вбивают в трещины, а такие господа уже организовали пропасть, преодолеть которую скоро можно будет не иначе как в два прыжка.  

Идея объединения охотников имеет широкую опору в нашем наследии. В числе прочего общества — лучшая форма «дисциплинирования» государственной власти, и только членовредительские действия центральных органов Росохотрыболовсоюза могут привести к их разрушению.  

Десять лет назад мной был опубликован такой прогноз: «История… сделала петлю, и будет печально, если она станет удавкой для охотничьих обществ, застывших в старых формах».  

К сожалению, дело идет к худшему, и моя критика продиктована тревогой о том, что стимулируемая самим Росохотрыболовсоюзом неприязнь рядовых охотников к верхушке некоторых обществ, распространяясь на всю систему, приведет к тому, что с водой выплеснут и ребенка.

Сергей Матвейчук, биолог-охотовед, г. Киров 8 июня 2010 в 14:46





Как это начиналось…

Как это начиналось…

В 1988 году председателем Центрального правления РОРС был избран А. Улитин, который пришел на смену А.И. Королькову, о котором просто нельзя не упомянуть. Именно он организовал строительство Центрального дома охотников и рыболовов в таком престижном месте (у метро «Водный стадион»), оставив после себя настоящий рукотворный памятник. При нем в обществах РОРС состояло более 3 млн. охотников и рыболовов, насчитывалось 5 тыс. охотничье-рыболовных баз, 10 промышленных предприятий, выпускающих товары для охотников и рыболовов, около 400 торговых предприятий. Он же и создал предпосылку для развития иностранного охотничье-рыболовного туризма в РОРС. А.И. Корольков был опытнейшим, квалифицированным руководителем, который заложил фундамент РОРС, а последующие руководители пришли на все готовое для дальнейшего его развития.


Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑