За гусями в Липецкую область

Открытие охоты на днях, а гусей не видно и не слышно, и на улице жара больше недели!

 

С отпуском терплю до последнего! Перезваниваюсь с друзьями и узнаю, что в соседнем районе, со слов егеря, гусь пришел и что друзья собираются выезжать пятого в ночь. Договорились, что они по прибытии на место, произведя разведку, сообщат мне об истинном положении дел. Но новости вскоре пришли неутешительные: гуся нет, полный штиль. Ладно, отпуск я перенес на девятое апреля, друзья свои проблемы уладили, и выезд назначен на восьмое апреля в ночь. Будь что будет!  

Ночь пролетела в дороге, утро встречали уже на месте предстоящей охоты. Прогнозы оправдались: за утро ни одной стаи — пустыня! Решено ехать в Липецк за путевками и на месте узнать об обстановке в области. По дороге пеленговали небо — тоже ничего. В обществе взяли сезонные путевки в Лебедянский район и, толком не узнав ничего, отправились на поиски. День подходил к концу, а результатов ноль. Искатали весь Лебедянский район, нашли одну стаю в двадцать голов, сидящую на охраняемой территории, где охота запрещена. Темнело. Поехали к месту ночлега: ведь нужно было до темноты набрать дров, соорудить лагерь, накрыть стол. Отсутствие гуся еще не повод впадать в уныние! Друзья собрались вместе, кругом весна — разве это не счастье! Ночь прошла за разговорами и воспоминаниями, со смехом и шутками, под пологом ярких звезд. А утро началось опять с разведки. Заняв господствующую высоту, прильнув к окулярам бинокля, мы стали осматривать местность метр за метром. Внезапно из-за спины послышался долгожданный гогот. Мы наблюдали за стаей, которая выплыла над лесополосой, пошла на снижение и, сделав несколько кругов, села в полукилометре от нас на небольшую лужу. Это было уже кое-что, а место, где сели гуси, находилось на пути их ежегодной миграции. Не без труда перебравшись к месту предстоящей охоты, мы приступили к рытью окопов, их маскировке и расстановке профилей. Вечером, сидя в скрадках, мы с надеждой смотрели в небо. Но чуда не произошло, как и на следующее утро. А после еще четыре дня, утром и вечером, мы садились в свои окопы и продолжали ждать... Вечером одиннадцатого апреля, сидя за ужином у костра, провозгласили тост за богиню охоты Диану и за удачу, поужинали и легли спать. Сквозь надвигающийся сон я вдруг услышал гусиный гогот. Вскочив и выбежав из палатки босиком на воздух, стал с упоением слушать их перекличку. Андрей стоял рядом и тоже слушал. Так мы вдвоем, обратив свой взор к звездам, радовались, как дети! А Николай спал сном младенца и ничего не слышал — видимо, ожидание утомило его. Стало холодно, мы забрались снова в палатку, и пока я не уснул, пролетело еще четыре стаи. Ночью меня мучили кошмары: снилось, что гусь пошел валом, а меня срочно вызвали на работу...

 Проснулся в три ночи в холодном поту и не мог больше уснуть. Собрались мы быстро. Выпили чая из термоса, зарядили ружья и двинулись в путь. Был легкий морозец, и нам пришлось протирать профиля от покрывшего их инея. Но вот наконец мы в скрадках — все готово.  

Восход раскрасил небо розовой краской, запели, отогревшись, жаворонки, когда первый клин гусей внезапно появился с юга. Они шли неровным клином, молча, на высоте двадцати метров. До них было метров пятьсот, и они начинали кружить над лужей, находящейся в ста метрах от лесополосы на противоположном конце поля. Я заработал манком, и — о чудо! — стая повернула в нашу сторону, с гоготом стала приближаться. Андрей вжался в окоп и ждал моей команды, я же, не дыша, смотрел, как гуси с каждым взмахом своих сильных крыльев приближались. Сто метров, семьдесят, сорок, двадцать — вот они накрыли собой лужу с профилями. Кричу: «Бьем!» — и сам, выцелив ближнего гуся, жму на спуск. Звучит выстрел, гусь падает, подломив крылья. Жму второй раз, но выстрела нет. Смотрю — затвор в крайнем заднем положении. Сняв с затворной задержки и дослав патрон в патронник, боковым зрением вижу, как Андрей сбивает одну птицу, а вот мои запоздалые четыре выстрела звучат салютом удаляющейся стае. Поздно! Мысленно выругал себя за несдержанность. Но видя, как Андрей несет двух белолобиков, пришел в состояние первобытного восторга!  

Поздравив друг друга с полем, мы снова заняли свои укрытия и продолжили наблюдать за небосводом. Следующая стая появилась минут через двадцать и на призыв моего манка пошла на нас на высоте пятнадцати метров от земли. Гусей было двадцать пять–тридцать. Они шли спокойно, запрашивая разрешение на посадку. Я вжал голову в плечи и почувствовал, как кровь пульсирует в висках. Напустив гусей на тридцать метров, командую: «Бьем!», — и мы открываем огонь. Отстреляв все патроны в магазине, я увидел, что гуси ушли невредимыми. Досады не было — было недоумение: как же мы могли промахнуться? Тут ход моих мыслей прервал гусиный гогот. Они зашли со спины и, развернувшись против ветра, пошли на посадку. Вновь звучат наши выстрелы. Первым мажу, вторым выбиваю одного, третьим тоже мажу, четвертым выбиваю пух из второго, но он продолжает полет, бью пятым, и гусь, сложив крылья, падает за пригорком в пятидесяти метрах от меня. Заметив направление падения второго гуся, вижу, что первый гусь поднял голову и собирается бежать. Быстро досылаю патрон и добиваю его. Андрей бежит подбирать первого. Я кричу ему: «Дальше еще один!» и вижу, как он поднимает над головой чисто битого гуся. Подойдя, друг поздравляет меня с полем.  

Мы снова в скрадках и снова ждем. Вдалеке послышался голос одиночки. Работаю манком, и гусь реагирует: кружит над нами на высоте метров сорока и не снижается. Беру упреждение и нажимаю на спуск. Звучит выстрел. Слышу удар дроби по перьям — гусь камнем падает, ударяясь о землю, в двух шагах от Андрея. Друг подхватывает гуся и кричит, что он окольцован. Мой гусь окольцован в Голландии! На этом охота в это утро окончилась. Потом была фотосессия, тосты за удачу на кровях...  

Вечерняя зорька прошла в тишине, ни одной стаи увидено не было. Пришлось опять с надеждой ждать рассвета. Как всегда, просыпаюсь без будильника, за час до подъема, лежу и слушаю тишину. Из раздумий выводит звонок будильника: все, подъем! Быстрые сборы, и мы выдвигаемся к месту охоты. Наша боевая тройка заняла скрадки в ожидании рассвета. Небосвод постепенно светлел, затем на востоке заалела заря — малиновый диск солнца медленно поднимался из-за горизонта. Первая стая появилась с юга; как и вчера, она закружилась над лужей в пятистах метрах от нас. Стараюсь подманить гусей манком, но они не реагируют, продолжая кружить и снижаться. Если они сядут, охота будет испорчена, думаю я, продолжая работать манком. Гуси почти сели, но что-то их насторожило, и они пошли на нас. Их было много, и шли они клином на высоте пятнадцати метров от земли. Не сводя глаз с гусей, жду их приближения. Они накрывают лужу, я командую, и мы открываем огонь.  
Расстреляли все до железки, вот только все мимо. Не успеваю опомниться, как вижу другую стаю, голов шесть, заходящую с юга. Николай, привстав в своем скрадке, что-то говорит, я кричу ему: «У тебя гуси за спиной!», а сам лихорадочно пытаюсь зарядить свой МР-153. Гуси с гоготом налетают на нас, даю команду, выцеливаю ближнего и бью.  

Вижу — Николай выбивает одного. После моих выстрелов гусь отделяется от стаи и метрах в ста валится в стерню. Кричу ребятам: «Смотрите на стаю, могут быть
подранки!» — и, провожая взглядом улетающих птиц, вижу, как один гусь, снижаясь, падает на поле метрах в трехстах от нас. Ребята срываются за упавшим гусем, а я за своим. Выбегаю на пригорок и вижу удирающего от меня гуся. Добежав на убойное расстояние, останавливаюсь и прекращаю его мучения. Подхожу, беру его за шею и иду к скрадкам. За пригорком не видно, что происходит, но выстрелы следуют один за другим. Поднявшись на пригорок, вижу Николая, стреляющего на бегу. Вот он останавливается, прицеливается. Звучит выстрел, и стрелок победно поднимает руку вверх. Я держу своего гуся и жду подхода друзей. Видя их довольные лица, жму им руки и поздравляю с полем. Последний гусь оказался поистине трудовой! На этом охота окончилась, гусь больше не появился в поле нашего зрения.  

Охота все же удалась. Восемь гусей на троих совсем неплохо! Неделя пролетела незаметно в окружении верных друзей на берегу Дона, за разговорами, шутками и тостами во славу природы и охоты. Кинув по монетке в реку, чтобы вернуться сюда же в следующем году, мы сели в автомобиль и покатили в Москву.

Дмитрий Васильев 11 мая 2010 в 18:56






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑