Калмыцкие мытарства

Четвертые сутки сидим в Калмыцкой степи, с тоской поглядывая на едва видимое сквозь стену падающего снега небо

 

Гусей, конечно, нет и в помине, только болтаются небольшие стайки пеганок, которых по весне стрелять нельзя. В общем, погода «охотничья» и настроение соответствующее. А так все хорошо начиналось.

Наш калмыцкий резидент Василий телефонировал об открытии охоты, плюсовой температуре, сходе снега и о том, что утка и гусь небольшими партиями стали подходить к району, в котором мы собирались охотиться. Собираемся, выезжаем и – нате вам! здравствуйте! – зима зимой, и птицей не пахнет.  


В Элисте, в министерстве Природных ресурсов поведали, что в пятницу, за день до нашего приезда, заливы кипели от птицы, а через сутки ударил мороз до минус десяти, и вся дичь ушла назад на юг. Но полторы тысячи км от Москвы отмеряны, время есть – что ж, будем ждать погоду и дичь. Али мы не охотники?
И вот сидим – ждем. Конечно, дежурно ходим на утрянки и вечерки, но с таким же успехом можно охотиться из палатки.  


Наконец ночью просыпаемся от стука дождя по палаткам. Спасительный дождь, да какой – ливень! Этот точно собьет снег. А главное, температура плюсовая, уж очень надоел термометр с отметкой минус 9.  


Рассвет встречали на прошлогодних местах у среза воды залитых солончаков, поскольку на разведку времени не было. Надеялись, что гусь нестреляный и непуганый, поскольку, единственным плюсом катаклизма было полное отсутствие охотников-конкурентов. Однако все глупые гуси давно уже попали в кулеш, и наши не были исключением. Основная масса поднявшейся с «большой» воды стаи пошла вне выстрела, и вся надежда была на предметы нашего с Валерием спора. Я посадил на воду перед скрадками десяток плавающих чучел, а мой оппонент активно работал в американский манок. И вот чудо свершилось. Одна из стай вдруг резко спикировала вниз и накрыла чучела. Мало того, головной гусь сел к ним, но, заподозрив что-то, истошно завопил и сорвался, не дав опуститься другим. Валерию, который был к стае ближе, удалось одного из них взять. Мой дальний выстрел не только не принес результата, но и неприятно озадачил. Впервые за 12 лет Браунинг отказался перезарядить патрон.  


Совсем рассвело, стало видно битого гуся, спокойно лежащего среди чучел. Следующий налет, и Валерий мастерски вышибает белолобого из довольно высоко летящей стаи. Кричу ему похвальные слова и вижу одиночку, летящего прямо на мой скрадок. Спокойно напускаю шагов на двадцать и бью. Правда, «бью» звучит слишком громко, звук осечки раздался тише. Настроение окончательно испорчено – с таким ружьем разве это охота?  


Вдали слышатся выстрелы ушедшего в другую сторону Виталия, а Валерий продолжает пополнять свой счет. Его стреляный одиночка с небольшим отлетом плюхается в воду. Солончак проходим по всей площади воды, и удачливый стрелок вброд отправляется за подранком. Догнать его удается только через пару сотен метров, и довольный почитатель манков выходит на берег как раз напротив меня. Ждать больше нечего, и мы вместе идем к его скрадку. А дальше начинается самое веселое, по крайней мере, для меня. Валерий мне поведал, что когда он пошел за подранком, то, обернувшись, увидел, как гусь, крепко лежащий среди чучел, вдруг оправился и поплыл в другую сторону. К моменту нашего подхода его и след простыл. Но это еще не все! Вместо гуся, лежащего в скрадке, мы нашли только несколько перьев и лисьи следы на прибрежной грязи.  


В итоге всего с одним гусем на двоих возвращаемся в лагерь, где нас встречает не менее расстроенный Виталий. У него вообще пусто – гусиные косяки шли очень высоко.  


Птица явно продолжает подходить. Появились лебеди, пеликаны, а парочки краснозобой казарки так и снуют над водой. Начинает смеркаться, и первыми появляются чайки, с пронзительными криками идущие к воде. Но вот вдали заулюлюкали, загалдели гуси. Высоко, конечно, но тут снова срабатывает наш спор. Привлеченные тандемом (мы уже признали это) из манков и чучел, некоторые из них разворачиваются со значительным снижением. Гремят выстрелы напарников (Виталий решил присоединиться к нам), готов к стрельбе и я. Вот одна стая со стороны воды наворачивает на мой скрадок. Вижу отдельную пару – то ли крупнее других, то ли ближе – и стреляю по левому. Гусь сворачивается, переношу ствол на другого, но выстрела нет. Беглый взгляд на затвор выявляет недоход патрона в патронник. Бегу за гусем, и глаз радостно выхватывает на темной земле светлые перья огромного серого гусака. Ну, вот и я «с полем». Окончательно темнеет. И начинается что-то невероятное.

 

 Непрерывный гул наплывающих на берег стай буквально забивает уши. Большой плес перед нами кипит от скопившейся птицы. Продолжаем стрелять по едва видимым близко летящим силуэтам, и звуки хлопающихся о воду и берег тушек подтверждают успешность некоторых выстрелов. Собирать надо немедленно, иначе к утру лисы подметут всех, горький опыт у нас, как мы помним, есть. В общей сложности на троих поднимаем еще пяток птиц. Настроение приподнятое, и перспективы радужные. В лагере, в обеденной палатке, строим планы на завтрашний день.  


Но, как известно, «человек полагает, а Бог располагает». Уже ночью я проснулся от холода, беспокойно ворочались в палатках и друзья. Выхожу наружу и вижу все тот же наскучивший, зимний пейзаж. Опять валит снег, а столбик показывает все те же минус 9 градусов. Счастье оказалось недолгим. За целый день в небе не показалось ни одной стайки гусей.  


И хоть добыли мы на троих за 10 дней охоты меньше десятка гусей, считаю, что охота состоялась. Мы проверили себя на прочность и приобрели опыт выживания в экстремальных условиях. А теперь двинемся дальше «заготавливать дичь» в Ростовскую область, под Москву, Ярославль и Вологду.

Сергей Лосев 30 марта 2010 в 16:09






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑