Гонка длиною в жизнь

13 марта 2010 года в поселке Эссо на Камчатке стартует юбилейная, 20-я гонка на собачьих упряжках «Берингия-2010»!

 

Мой собеседник – один из организаторов первых стартов гонок «Берингии» в 1991 и  1992 годах журналист и писатель Дмитрий Ледовской.

– Тогда эти гонки…  

– …стали самыми протяженными в мире. Сначала мы прошли тысячу девятьсот восемьдесят километров от Эссо до Марково на Чукотке, а затем, через год, пробежали две тысячи сорок километров, сделав дополнительный вираж по Чукотке. До этого самой протяженной гонкой в мире считалась гонка «Айдитарод» на Аляске. Ее протяженность – тысяча восемьсот километров. Так мы попали в Книгу рекордов Гиннеса как самая протяженная гонка на собачьих упряжках в мире. Об этом сообщалось и в центральной прессе нашей страны.  

– Какова история рождения этого удивительного события в «мире белого безмолвия», где и людям, и животным отводится равная доля испытания, побед и поражений?  

– Родилось все по инициативе журнала «Северные просторы» и специального Фонда, а реализовал их геолог, горнолыжник, путешественник и охотник, житель Камчатки Александр Печень. В тысяча девятисотом году он организовал и провел соревнования среди каюров и их упряжек – гонку по Камчатке протяженностью всего (!) в двести пятьдесят километров. Затем решили соединить две северные территории – Камчатку и Чукотку, хотя было много сомнений в успехе этого предприятия. Ведь было неизвестно все: сама трасса, как поведут себя люди, собаки на столь длинном маршруте. На Чукотке организовали малое предприятие «Белый клык», которое возглавил я, а у Саши уже действовала подобная организация под названием «Берингия». Вот и рванули бесшабашно за мировым рекордом десять упряжек. И, главное, получилось!  

– Но сейчас трасса в два раза короче?  

– В те годы все было внове. Находились романтики даже среди производственных руководителей, директоров старательских артелей, которые вкладывали в гонку безвозвратные, хотя и довольно скудные, средства. Но времена менялись, денег становилось все меньше, а, главное, на Чукотке занимались и занимаются в основном чисто чукотской гонкой «Надежда». И Сашина – жива! Но стала поменьше.  

– А в чем главный нерв «Берингии»? Ее душа?  

– Здесь целый пучок нервов. Первым делом, это глубочайшее, смею сказать, духовное единение людей, собак, дикой природы. Это состояние постоянного экстрима, борьбы за выживание, утверждение принципов мужества и верности. И еще это возрождение национальных традиций коренных народов Крайнего севера, которые вдруг поняли, что собачья упряжка намного надежнее, чем любой снегоход или вездеход. Да вот пример. На одной из гонок заблудился молодой каюр – новичок гонки Гридаев. Он собрал неопытную упряжку, во время прохождения очередного этапа налетела пурга. Упряжка сбилась с пути. Пять дней человек и собаки были потеряны для всего мира. И кто же спас человека? Собаки, защитившие его от волков, холода и страха. Конечно, помогли и поиски, организованные по ходу этих событий, упряжка была спасена. Но вот смог бы выжить человек в тундре без животных? Не знаю… Кстати, на канале НТВ по моему сценарию был снят и показан фильм в документальном сериале «Победившие смерть». Название – «Заклятие старой шаманки». Там были полностью восстановлены эти события. А душа «Берингии» – это бессменный командор и организатор великого путешествия Александр Печень. Это мое глубокое и непоколебимое убеждение.  

– Теперь о том, что имеет прямое отношение к статусу нашей газеты. Много ли охотников, профессионалов и любителей, принимало участие в этом двадцатилетнем марафоне?  

– Практически все каюры – и чукотские, и камчатские – охотники! И рыболовы. Это их образ жизни, их ремесло, их средство выживания. Для них гонки стали настоящей профессиональной школой жизни, школой воспитания собак и людей. Ведь все бывало: кто-то заболевал, кто-то падал духом, уставал. На помощь первым делом приходили соперники по гонке, друзья-охотники и их собаки.  

– Как известно, главными ездовыми собаками на севере были и есть хаски? У вас их было много?  

– Много. Но в упряжках шли разные собаки. И чисто хаски, и помеси, и совсем неизвестные породы. Но главное, после гонок эти животные становились настоящими, опытными ездовыми, и на этих упряжках дальнейший охотничий и рыболовный промысел становился для людей более комфортным, более защищенным! И еще. До этих гонок статус ездовых собак был не очень высок. Я знаю случаи, когда на Чукотке прекрасных щенков хаски малоопытные охотники отдавали за... пару банок пива! Они и не знали, что опытный вожак упряжки стоит на Аляске более десяти тысяч долларов! Сейчас уже стали создавать питомники собак. У нас, в России!  

– Были ли срывы гонок? Были ли моменты отчаяния или неверия?

– Отчаяния или неверия не было. Сорваться же гонки могли в любой момент. Экстрим есть экстрим. Однажды чуть не погибла упряжка. Это могло бы стать концом всего соревнования на несколько лет. Смерть была только одна – умерла молодая собака. Пес все время хотел доказать, что он лучше, сильнее всех. Он буквально рвал постромки, на подъемах, в снежных кручах. Сердце не выдержало. Собака погибла. Это было общее горе. Иногда кончались средства, обещанные кем-то, а иногда они просто не поступали на счет «Берингии». Поиск средств – одна из главных головных болей организаторов «Берингии». Иногда в путь шли всего… пять упряжек! Но «Берингию» зубами, сердцем, вытягивали Александр Печень и его соратники из Общественной организации «Камчатский экспедиционный клуб «Берингия». Этот клуб занимается организацией гонок, привлекает спонсоров, волонтеров… Правда, ходят слухи, что сейчас есть желающие, причем в административных кругах, прибрать «Берингию» к рукам. Мол, кто такой Печень?! Да почему везде он?! Да потому, что Саша – главный нерв и душа гонки, потому что ради этих соревнований он способен отдать последнюю собственную копейку и, опять не побоюсь высокого слова, саму жизнь. Ему верят и люди, и собаки, его ждут во всех селениях необъятной Камчатки, куда он привозит и национальных артистов, и кинологов, и врачей, где с приходом «Берингии» вскипает светлый праздник, звучат песни, гремят ярары, кружатся танцы вокруг костров. Это надо видеть! Ведь параллельно с самими соревнованиями проводились такие акции, как «Дети Севера», «Берингия» – детям Корякии», фотовыставки «Страна Камчатка», фестивали фильмов о «Берингии».  

– Похоже, «Берингия» стала национальным достоянием Камчатки. А есть ли мечты повторить ту, рекордную гонку длиною в две тысячи километров по Камчатке и Чукотке?  

– Вы попали в точку! В прошлом году Печень летал в Анадырь, где сделал попытку начать новую историю «Берингии», гонки по Чукотке и Камчатке. Понимание он, конечно, встретил, но практически никто ничего пока не сделал. Но, зная, Александра Печеня, убежден, что будет еще такая гонка!  

– В чем особенность нынешней «Берингии»?  

– Как-никак она юбилейная! Заявлено семнадцать упряжек, несколько иностранных спортсменов будет. Протяженность гонки – около девятисот километров. И я надеюсь, что наконец-то и центральная пресса отдаст должное внимание российской «Берингии». Вон американцы до сих пор называют свой «Айдитарод» Последней Великой Гонкой! Они мчатся по ухоженным трассам, с отлично подготовленными пунктами отдыха для людей, туристов и для собак... Наши условия несравненно сложнее. Но, как говорится, «через тернии – к звездам! Успеха им!  

– Что ж, пожелаю и я "Берингии-2010" от имени нашей газеты, всего содружества рыбаков и охотников да и – без всякой иронии – собак удачного старта! Счастливого пути!

Беседовал Александр Лисицин 9 марта 2010 в 15:16






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑