Птица высокого полета

Сначала был «дюнбашинг» – так арабы называют автомобильный слалом по барханам

 

Из-под колес джипа со спущенными шинами (только так можно ездить по пустыне), закладывающего лихие виражи, во все стороны фонтанировал рыжий песок. Поднявшись на очередной песчаный холм, мы остановились. В аравийской пустыне стоял декабрь. День клонился к вечеру. Можно было насладиться тишиной, свежестью и удивительной прозрачностью воздуха. Вдалеке ясно была видна цепочка невысоких гор. Вдруг из-за ближайшего бархана раздался тоненький свист. Мы направились туда и, перевалив через гряду, увидели араба в дишдаши – длинной белой рубахе, поверх которой была надета жилетка из грубой ткани. На плече его сидел сокол. Человек и птица казались единым существом. Араб еще раз тихонько свистнул (явно для гостей), и сокол взмыл в небо.  

Соколиная охота почти настолько же древняя, как и сама ловля диких животных. Не всегда среди дикой природы человеку удавалось самому добывать пропитание – часто приходилось прибегать к помощи братьев меньших. Я много слышал об этой то ли охоте, то ли забаве, то ли спорте. Впервые же увидеть удалось в Аравии.

 Отправляясь с группой коллег из Шарджи в пустыню, где предстояла встреча с арабскими соколятниками, я невольно вспомнил наш украинский герб. Некоторые исследователи видят в трезубце пикирующего сокола. А сама фамилия Рюриковичей, которые правили в Киеве, могла произойти от западнославянского слова «рарог», обозначающего крупного сокола (кречета). «Сокол ты мой!» – не нарадуется мать, глядя на статного сына. Отец, правда, может попенять ему строго: «Ну что, сокол, доигрался?». Пройдет немного времени, и любимая девушка взбодрит парня ласковым «соколик». Что ж, сокол на Украине птица весьма почитаемая. И охотой с ловчими птицами (не только, кстати, с соколами, но и с орлами, ястребами и даже воронами) здесь увлекались издревле. В Крыму, скажем, с помощью малого ястреба (в украинском языке он имеет очень точное название по основной добыче – «горобятник») опытный охотник в августе-сентябре в период пролета перепела мог добыть за день до полусотни этих деликатесных птичек. Со временем (в связи с широким распространением огнестрельного оружия) охота с ловчими птицами превратилась в редкую и весьма скромно обставленную забаву. К началу ХХ века лишь в отдаленных глухих уголках у местного населения сохранились остатки традиций соколиной охоты  

Ныне интерес к этой «царской забаве», «красной птичьей потехе» возрождается во многих странах. В Европе существуют даже целые школы для подготовки соколятников, в которых новичка в течение нескольких лет обучают обращению с птицей, и лишь потом разрешают самому заниматься «выноской» (дрессировкой). Увы, на Украине немногочисленные соколятники предоставлены самим себе. По сути дела соколиная охота не узаконена и ведется нелегально. Вернувшись на Украину, я узнал, что у нас чаще всего охотятся с ястребами, так как их намного легче достать, они более продуктивны в охоте и легче поддаются дрессировке. Считается, что хорошо обученный ястреб может превзойти любого сокола. Настоящих соколятников-профессионалов на Украине можно пересчитать по пальцам, зато немало охотников, которые отлавливают соколов и отправляют контрабандой в Арабские Эмираты, где украинские соколы, пойманные в дикой природе, ценятся гораздо выше, чем выведенные в европейских питомниках. В Эмиратах соколиная охота очень популярна и престижна, поддерживается государством  и даже отнесена к культурному наследию страны, являясь изюминкой многих пустынных сафари. Только в эмирате Абу-Даби зарегистрированы согласно требованиям СИТЕС (Международная конвенция по защите редких видов животных и растений) около трех тысяч соколов, действуют восемь соколиных клиник, выпускается специальный журнал «Ас-Саггар», открыт соколиный музей. Неслучайно несколько лет назад покойный президент ОАЭ шейх Заид Аль Нахайян, сам страстный соколятник, начал осуществлять проект, направленный на определение ареала соколов в мире. С этой целью за несколько лет были выпущены на волю 964 птицы, снабженные специальными датчиками, которые позволяли с помощью спутников определить пути миграции соколов и места их обитания.  

Араб всматривался в белесое небо в поисках своего питомца. Птицы еще не было видно, однако соколятник чувствовал ее приближение и тихо насвистывал. Впрочем, и без этого призывного сигнала тренированный «выношенный» сокол легко ориентировался над пустынным пространством, легко определяя местонахождение хозяина. Правда, не каждая птица способна безотказно охотиться и по первому зову «возвращаться на перчатку». Мне трудно было определить степень обученности и охотничий навык «нашего» сокола (возможно, это был действительно наш, тайно доставленный сюда, в аравийскую пустыню украинский кобчик), однако судя по его уверенному и целеустремленному полету, он был далеко не новичок в подобных охотничьих забавах. Я не успел заметить, с какой стороны он появился. Но вот по рыжему склону бархана скользнула тень, и сокол спикировал над чалмой араба. Тот, демонстрируя умение птицы на лету хватать добычу, принялся размахивать над головой длинной веревкой, к которой была привязана приманка в виде вороньего крыла. Для араба это была работа с элементами игры, для туристов – зрелище, для сокола – охота. Казалось, он не знал устали, проделывая фигуры высшего пилотажа. Настоящая соколиная охота, кстати, часто превращается в захватывающий  «воздушный бой». Нередко на «врага» соколятники напускают двух, а то и трех соколов. Весьма нелегко им бывает справиться, скажем, с цаплей. При кажущейся неповоротливости, эта птица может дать достойный отпор в воздухе, ударив длинными и сильными ногами, облив промахнувшегося хищника струей помета, а сложенная в тугую пружину длинная шея может выбросить крепкий клюв почти в любом направлении. Кстати, в отличие от других стран, на Аравийском полуострове соколов натаскивают в основном для охоты на птиц. Поэтому в Эмиратах усиленно занимаются разведением в неволе главной добычи соколов – дрофы-красавки, которая находится здесь на грани вымирания.  

Наконец, желанный трофей оказался у хищника в когтях. Некоторое время араб волочил крыло с вцепившимся в него соколом. Затем сокол уселся на плечо хозяина. И так они шествовали по бархану, чрезвычайно довольные собой. Потом в награду за добросовестный труд сокол получил птаху, добытую им во время охоты. Наступило время трапезы. Кто-то из толпы туристов вздохнул: «Жалко птичку». Что ж, у природы свои законы. Не всегда они понятны людям. Насытившегося сокола усадили на подставку. Некоторое время он обозревал освещенную лучами заходящего солнца рыжую пустыню. На голову гордой птицы надели «клобучок» – шапочку, закрывшую пернатому охотнику глаза. Солнце скрылось за барханами. Зрелище закончилось.  

Владимир Супруненко, г. Запорожье, Украина 23 февраля 2010 в 14:21






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑