Бизнес охота

Совершенно сознательно пишу эти слова раздельно, в отличие от бизнес-планов, бизнес-центров, бизнес-клубов, бизнесменов и прочих бизнесов

Потому как по-другому и быть не может. Потому как союз или альянс этих двух понятий невозможен, хотя очень многие хотят этого.  


«Охота – занятие прекрасное и в высшей мере полезное» (Коробейников А.В., автор «охотничьих самоделок»), «охота – это состояние души», «охота – полезная наука, познающая природу», и, наконец, «охота закаляет нравственно и физически, заставляет вести спартанский образ жизни». Я думаю, что даже если я остановлюсь на этом и больше не стану перечислять определений охоты, и так станет все ясно, а если продолжать, то наверняка утомлю читателя, а это просто не очень скромно получится.
Ну а сказать что-либо в пользу бизнеса, кроме того, что основой его или целью, конечным результатом, наконец, является получение прибыли и только прибыли, язык, извините, не поворачивается.
Почему затрагиваю именно эти два понятия, объясняется просто. Больно порою, читая очередной номер любимой газеты, сталкиваться с высказываниями того или иного автора, которые хотят связать охоту с бизнесом.  

А ведь бизнес в массе своей – это, по сути, просто торговля, мы же живем в век рыночных отношений. А что такое рынок по сути – купи-продай. Купи подешевле, продай втридорога. И происходящее называлось раньше не иначе, как спекуляция. Но ведь именно сегодня, именно в существующей формации такие слова, как спекуляция, заменены на более удобные слова, не режущие слух, а именно: бизнес, рыночные отношения и прочее.  

Читаю очередной 32-й номер «РОГ», передовица, автор биолог-охотовед В. Алифер, и диву даюсь, удивляюсь, когда автор пытается сопоставлять доходы, приносимые продажами нефти, со своими доходами, проводя некую параллель между этими понятиями, особенно поражаюсь его словам о том, что все воспринимают нормально (?!) повышение цен на бензин. По этому поводу хотелось бы узнать, где и когда г-н Алифер проводил социологический опрос? Интересно, а на какую прибыль рассчитывал уважаемый автор как директор частного охотничьего хозяйства, получивший, с его слов, в 2008 году от продаж платных путевок 8% выручки и всего 2% от общих затрат на ведение хозяйства, или в следующем году поправит свои дела очередным, ничем не обоснованным, да и незаконным увеличением цен за путевку? Но ведь если не получается, если не идет, если нет прибыли или она мизерна, может, стоит отказаться от затеи, не дожидаясь банкротства, и отказаться от угодий в пользу ближайшего охотобщества, забыв об амбициях, и уверяю, что как раз вот такая акция была бы воспринята нормально. И дело как раз не в том, быть ли путевке вообще, или насколько платной. Да, ее уже сделали бесплатной, причем настолько бесплатной, что в сравнении с предыдущим 2008 годом она на самом деле стала еще дороже. За что боролись?! Хотели бесплатную путевку – получите. Все делается на благо и для народа, любой, так сказать, каприз, но опять же за ваши, то есть наши с вами деньги. Деньги как брали, так и продолжают брать, наклеивая марки в охотбилете в графе «трудовое участие», как если бы до этого мы не платили деньги взамен отработки. А как же, отношения же рыночные, живем-то и не в социализме, и не в коммунизме. И самое интересное что заканчивая свою статью, г-н Алифер призывает всего-то «прислушиваться ко мнению охотников-специалистов», без ложной скромности, имея в виду прежде всего таких же вот бедолаг, как и он сам, «имеющих опыт, да посмотреть на ситуацию изнутри». Интересно, а кто загонял Алиферовых и прочих в эту ситуацию?  

Насколько я понимаю, бизнес – это не только получение прибыли, а и борьба, иногда и жестокая борьба (речь идет о цивилизованном бизнесе) с конкурентами, умение грамотно вести производство, используя новейшие технологии, добиваться лучших результатов, умение подбирать и обучать кадры, выпускать лучшие, чем твой сосед-соперник, автомобили и оборудование, более качественные телевизоры и чище бензин и в данном конкретном случае представлять такую охоту, после которой не захотелось бы больше идти-ехать куда-либо еще. Вот тогда и народ потянется в твой салон, на твою заправку, в твое хозяйство. Наш же охотничий сервис оставляет желать лучшего, и пока что-то не слышно о подобных вещах, разве что в эту сферу придут китайцы и все наладят. Шутка. И расчет ведется пока только на толщину кошелька прежде всего.  

А что касается поголовья утки, то я думаю, оно отнюдь не уменьшится и уж тем более не увеличится от изменения цены путевки. По себе знаю, хотя, имея на руках бесплатную путевку, заплатив сполна требуемую сумму, которая была обозначена наклеиванием марок в охотбилете в графе «трудовое участие», становился «полноправным» охотником. Можно подумать, что все предыдущие годы мы не платили за отработку. Стрелять-то не по чему, утки просто нет. Уже который год. И началось это еще до того, как была проведена кампания по борьбе с птичьим гриппом, во всяком случае, так обстоят дела в тех местах Брянщины, где мне довелось проохотиться вот уже более тридцати лет, это северные ее районы, граничащие с Калужской областью.  

Но ни это беспокоит, беспокоит больше то, что происходит сейчас вокруг охоты, по сути, уже произошло. Новый закон об охоте тому подтверждение. Самое страшное, что в охоте за прибылью, а идет именно такая охота, люди начинают забывать обо всем остальном и не только о приличии или совести. Все это давно уже не котируется. Мы действительно живем (я не боюсь этого написать и пусть меня засмеют или осудят) в страшные времена. Попытаюсь объяснить свою точку зрения в следующем ракурсе. Что сегодня является мерилом честолюбия охотника, охотника в хорошем смысле этого слова?
 
 Охотничьи аксессуары, дорогое оружие, навороченные внедорожники? А может, легаши, которых приходится держать в квартире, или же «старенькая», как удачно однажды выразился А. Ярковой, «поседевшая тулка» и экономия на всем, что только возможно, для приобретения очередной путевки, а может, латанные-перелатанные старые и потрепанные, но ставшие от этого еще дороже и милее патронташи и чехол для ружья? Или отношение к окружающим тебя людям, природе, наконец. А может, и то,и другое вместе взятое? И прав, ох как прав О.С. Лосев, не так давно написавший о «кризисе в сознании людей, называющих себя охотниками». Только наступил он, думается мне, куда как раньше экономического. И именно охота за прибылью породила его, и поражает он не только сознание, а и души человеческие. Не всех, правда, слава Богу. Да это и невозможно.  

Что же происходит с нами сегодня? Власть денег довлеет над людьми, живем одним днем, заглянуть вперед не хотим или боимся, совершенно не думая о дне завтрашнем. Дело, видимо, далеко не в экипировке, какой бы блестящей она не являлась, а в нашем внутреннем восприятии, в нашей так называемой ментальности. Это погоня за прибылью привела нас сегодня к тому, как это не парадоксально звучит, что наш истребитель-бомбардировщик СУ-27 стало невыгодно (законы бизнеса) продавать нашей же доблестной армии, потому как наши Вооруженные Силы могут заплатить за него всего 12 млн. долларов, тогда как на экспорт за границу он идет за 35 млн. долларов, что куда более выгодно для наших производителей. Доэкономились, досокращались до того, что корабли (военный флот) приходится покупать по Франции, потому что у себя стало просто некому строить, нет специалистов. Стоит ли сказанное комментировать?  Но ведь это и есть бизнес... Нам хочется, чтобы наши народные избранники и члены правительства задумались о состоянии охотхозяйства нашего российского, а здесь даже высокопоставленные военачальники далеко не все понимают, что же все-таки происходит в так называемой военной реформе. Огромное количество людей, чиновников, облеченных хоть какой-то властью, в том числе и чиновников от охоты, занимаются обманом, нарушают закон, призывая своих граждан при этом быть честными и законопослушными, порождая при этом дефицит недоверия и агрессию общества, которую очень удачно опять-таки заменили на социальную патологию, но ведь количество социально опасных членов общества от этого отнюдь не становится меньше, какой бы термин к агрессии не применяли. Ну скажите, почему у честного и добросовестного работяги, месяцами не получающего зарплату и потерявшего непонятно почему возможность работая кормить своих детей, свою семью, не будет появляться агрессия? Насколько дружелюбным должно быть отношение к власти капитала сегодня?  

Из года в год, каждую весну, собирая березовый сок на опушке леса, я приезжаю на одно и то же место. Еще 3–4 года, и к этим березам просто не подойти будет. Этой весной при съезде с асфальта на обочину захотелось поставить табличку с надписью: «Люди, остановитесь, опомнитесь!» Поперек лесной дорожки, буквально в 10 метрах от обочины, было выставлено в два ряда, а потом расстреляно из ружей, о чем свидетельствовали валяющиеся повсюду гильзы, по меньшей мере два ящика пустых бутылок из-под водки и пива, и я едва успел затормозить, чтобы не наехать на такую вот преграду. Все лето, с начала сбора ягод и по сей день, здесь же неподалеку, только с другой стороны асфальта, посещение леса стало невозможным из-за смрадного запаха, исходящего от зловонных куч, опять же рядом с дорогой. Так называемые бизнесмены, то есть торгаши мясом, избавляются от внутренностей покупаемых у населения коров или свиней таким образом, поистине «деньги не пахнут».  

Что же с нами происходит?  

Чиновники ненаказуемы (браконьеры на вертолете на Алтае), да и мало ли, а за 12 плотичек простой смертный получает штраф в 160 тыс. рублей.  

Опять же возникает вопрос, вечно звучавший: кто есть кто? Хотя, по сути, давно все ясно, не понятно только, как можно в течение вот уже стольких лет, вопреки закону, продолжать обирать охотников, беря деньги за нелицензионные виды дичи, за несуществующие услуги и так далее, подменив оплату путевки оплатой за трудовое участие? Господа хорошие, а до этого разве не платили охотники за это же самое трудовое участие при продлении билетов ежегодно? Происходящее можно было бы охарактеризовать одним коротким, емким и абсолютно объективным словом – спекуляция, спекуляция страсти охотничьих масс. Знают ведь, заведомо знают, что мы все равно заплатим. А как же иначе? Понятно, что какой-то категории охотников просто по барабану, сколько завтра с него потянут за путевку и под каким прейскурантом. Тревожно и другое, то, что молодой охотник проходит через это с самого начала, и такой вот новичок, войдя в лес и впервые столкнувшись с подобным, может запросто принять эти свалки-помойки за норму.  

Так, наверное, было всегда. Кто-то, переломив двустволку или передернув пятизарядку после очередной очереди, оставит на земле стреляные гильзы, не обратив на это никакого внимания, а кто-то потом, подобрав их, порадуется тому, что они еще не пришли в негодность. Может, так будет и дальше, кто знает? Живем с надеждой на лучшее. Как сказал всеми любимый герой «Белого Бима Черное ухо»: «Отчаяние не живет, живет надежда».

Владимир Козявин, п. Бытош Брянской области 27 октября 2009 в 13:56






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑