На фьордовой банке

Уже несколько лет подряд участвую в соревнованиях по ориентированию, которые проводятся в разных странах. Это, кроме всего прочего, дает возможность изучать особенности заграничной рыбалки

 На этот раз отправился в Норвегию.

Первоначально соревнования организаторы планировали проводить на морско м побережье, поэтому готовил снасти для ловли гигантских палтусов и мерной трески, с нетерпением ожидая поездки в страну вечных ледников и необычайно щедрого моря. Но перед самым выездом выяснилось, что центр соревнований и палаточный лагерь будут находиться в городе Stryn. А это практически в самом конце одного из длинных фьордов. До моря ровно 100 км. Я уныло смотрел на карту и думал, что нормальной морской рыбалки мне не видать. Но ошибся. Перед днем отдыха, который был в графике соревнований, подошел руководитель нашей команды, на ходу разворачивая местную газету. В рекламном блоке я увидел фотографию рыбацкого катера и телефоны организатора рыбалки. Тут же позвонил и договорился, что меня и двух товарищей хозяин будет ждать в городке Олден. «Но ведь это еще дальше в глубь материка, - задумался я, – а вода в этой части фьорда практически пресная из-за многочисленных впадающих рек». Переспросил: «Мы точно будем ловить морскую рыбу? Вы ничего не путаете?» Хозяин ответил, что прекрасным клевом сайды и пикши он нас обеспечит.  

В полдень следующего дня, проехав более 20 км на рейсовом автобусе, мы оказались у причала лодок и яхт. Пожилой хозяин встретил нас с улыбкой, представил свою помощницу – жену Люси и, показав на наши спиннинги, сказал, что снасти не потребуются, у него их достаточно. Мы и впрямь увидели с десяток оснащенных спиннингов в углу на корме и не меньшее количество орудий лова, пристроенных в специальных креплениях под кормовым навесом.  

Как только катер отошел от причала, помощница капитана стала готовить нарезку из свежей селедки. Капитан вел катер курсом на север в сторону города Stryn, ориентируясь на показания эхолота. А мы тем временем, находясь в окружении гор, любовались картинами открывающихся водопадов (некоторые из них падали с высоты более сотни метров) и ледниковых вершин.  

Примерно через полчаса мотор сбросил обороты. Капитан показал на экране эхолота символы, обозначающие крупный косяк рыбы. На отметке глубины 9 м.  

– Это мы на такой мели ловить будем?  

– Рыба вся здесь, на этих банках. Во всем фьорде ее больше нигде нет, только здесь, – твердо сказал капитан.  

Люси раздала нам спиннинги и сама показала пример, надевая на крючки яруса нарезку из сельди; потом она опустила снасть вертикально в воду. Люси ловила у самого дна, время от времени поднимала оснастку чуть выше. Я старался повторить ее движения. Вскоре заметил, как вершинка ее удилища завибрировала, женщина сделала подсечку и на одном из крючков затрепетала примерно полукилограммовая сайда.  

– Ого! Хорошая рыбка! – поздравил я хозяйку.  

«Ловите, ловите» - показала она жестом. И тут же, повторяя ее движения, вынул сайду и я. Потом поймали по трофею Сергей с Игорем. И снова отличились мы с Люси. Когда клев немного затих, капитан переместил катер на глубину 14 м. Рядом был склон банки. Вдоль таких свалов любит ходить разная морская пелагическая рыба, потому что здесь она находит себе много корма в виде мальков, рачков, моллюсков и прочей живности. Я стал ловить в полводы и тут же поймал несколько сайд.  

Хотелось, чтобы клюнула какая-нибудь другая рыба, и словно прочитав мои мысли, на крючок пожилой морячки села рыба, чем-то напоминающая морского петуха. Потом она одну за другой вынула пяток сайд, при этом сказала, что ловить нужно в полводы. Примеру капитанши последовали мои товарищи и сразу обрыбились. Я же решил половить у самого дна, помня по опыту прошлых морских рыбалок правило: где жирует небольшая стайная рыба, должен крутиться и крупный хищник. Надеялся на палтуса. Но палтус не клюнул, да и вряд ли бы выдержала не рассчитанная на него снасть. Зато внезапно удилище согнулось и я почувствовал улов гораздо тяжелее сайды. Когда рыба была подведена к поверхности, увидел, что ее тело тонкое и сильно вытянуто. «Неужели, конгер?» Конгером европейские рыболовы называют морского угря. Нет, это оказалась мольва. Еще она зовется морской щукой. Но вообще-то на щуку эта рыба мало похожа, потому что принадлежит к семейству Трескообразные. Редко кому приходилось ее видеть на прилавках магазинов, тем более ловить.  

После поимки мольвы клев прекратился, и капитан снова сменил место ловли на более мелкое. Опять стала попадаться сайда. Однообразная рыбалка немного поднадоела, и я стал уговаривать капитана попытать счастья на сверхбольших глубинах, тем более что по ходу рыбалки тот похвалился фотографиями, на которых он красуется вместе с двумя гигантскими палтусами. Кэп сказал, что он поймали их месяц назад в какой-нибудь миле от этой банки.  

– Там по середине фьорда глубины до ста метров, и там любит держаться крупный палтус, - пояснил капитан. – Но у нас сегодня слишком мало времени для его ловли. И вообще, к этой рыбалке нужно готовиться.  

Я согласно кивал головой, понимая, что на ловле сайды зарабатывать туристические деньги легче, ведь гиганты не так часто попадаются. Бывает, что за сверхкрупной трофейной рыбой охотятся неделями, и это происходит практически на всех морях, как на северных, так и на южных.  

В принципе, рыбы, чтобы приготовить уху и жаркое на всю нашу спортивную команду, было достаточно, и мы собирались уже плыть к причалу, как вдруг у Игоря удилище согнулось в дугу, да так, что даже капитан растерялся. Вместо того, чтобы схватить подсак он что-то лепетал по-норвежски, а я впал в какой-то транс и никак не мог сообразить, что же это за чудовище попалось на такой небольшой глубине. Наконец в воде стали проступать очертания чего-то бесформенного, какого-то крупного комка, и мы вдруг увидели приличного осьминога. Даже в голову не могло прийти, что в норвежском море водятся такие гиганты из семейства головоногих. В нем было не менее 5 кг. Откровенно залюбовался этим моллюском, надеясь на действия капитана. Но осьминог не собирался долго красоваться перед нами, внезапно он сорвался с крючка и медленно стал опускаться на глубину... Как мы переживали, лучше не рассказывать. Это была настоящая рыбалка.  

Когда мы шли обратно в Олден, капитан вдруг остановил катер. Я подумал, что он хочет еще предложить нам половить рыбу. Но оказывается, в этом месте у него поставлено несколько ловушек на осьминога – они представляют из себя небольшую проволочную клеть с отверстием, в которую бросают куски рыбы. В одной из ловушек оказался осьминог. Правда, размеры его были гораздо меньше того экземпляра, который сел на крючок Игоревой удочки. Капитал отдал добычу нам, чтобы мы не слишком жалели об упущенном осьминоге.  

Но на этом история с рыбалкой во фьорде не закончилась. Руководитель группы должен был прислать за нами автобус, но тот сломался, и нам пришлось ждать несколько часов рейсового автобуса – благо нашли беседку на берегу и укрылись от холодного и затяжного дождя. Мною предусмотрительно был прихвачен лимон, соль, черный молотый перец и сахарный песок – на случай, если вдруг выдастся время сделать хе. И вот теперь, когда была масса времени, мы решили осуществить задуманное.  Я разделал рыбу на филе, а также порезал и осьминога на кусочки, предварительно его выпотрошив и освободив от чернил. Потом сложил готовый продукт в полиэтиленовый мешочек, посыпал солью, перцем, сахаром и обильно полил соком лимона. То, что мы ели через пятнадцать минут (а выдержать кусочки в рассоле нужно не менее этого времени), было сказочно вкусно. Ребята сказали, что вкуснее ничего не пробовали. А Игорь даже выкрикнул несколько раз: «Это лучше черной икры!»  

Осьминог, правда, был жестковат, видимо, его надо готовить как-то по-другому

Алексей Горяйнов 13 октября 2009 в 20:53






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑